Лиля брик биография личная жизнь – биография, личная жизнь, фото и видео

Содержание

биография, личная жизнь, фото и видео

Лиля Юрьевна Брик (Лиля Уриевна Каган, 1891-1978) — российский, советский литератор, актриса, муза В. Маяковского. Именно ей великий поэт посвятил почти все свои произведения. В муках любовных страданий поэта по Лилии Брик рождались нетленные шедевры. Ее образ и стиль жизни нередко находились за гранью, заставляя других испытывать вдохновение и шок. Во многом благодаря Брик сохранилось творческое наследие Маяковского, а его имя после смерти не было предано забвению.

Детство и юность

Лиля Брик родилась 11 ноября 1891 года. Ее отец, Урий Каган, был присяжным поверенным, активно боровшимся за права евреев. Кроме того, он очень увлекался литературой и даже родную дочь назвал в честь супруги И. Гете. Мать увлекалась искусством — играла на фортепиано, сочиняла стихи, нередко организуя музыкальные вечера.

Родители позаботились о хорошем образовании дочери, поэтому с детских лет Лиля знала толк в балете, играла на рояле и говорила на иностранных языках. Кроме того, она всегда умела завести и поддержать беседу на светские темы. Ей позволяли пробовать и искать себя. Она училась на Высших женских курсах, в Московском архитектурном университете и даже успела попрактиковаться скульптуре в мюнхенской студии Швегреле.

Любовные романы

Один из ярких эпизодов биографии Брик — любовные романы. В молодости она имела поистине магическое влияние на мужчин, большинство из которых при первой же встрече попадали под чары прелестницы. Перед ней не смогли устоять Ф. Шаляпин, Г. Распутин, В. Маяковский и многие другие. Среди многочисленных воздыхателей актрисы даже был родной дядя, в ответ на активные ухаживания которого девушку отправили в Катовице. Многим из своих поклонников она говорила: «Лучше всего знакомиться в постели». Одним из редких исключений стал ее законный супруг О. Брик, которого добивалась сама Лиля.

Союз с Маяковским

Первое знакомство поэта с семьей Брик состоялось отнюдь не с Лилей. Еще до встречи с ней он находился в отношениях с ее младшей сестрой Эльзой Триопе, впоследствии ставшей известной поэтессой. Их роман продолжался два года и мог длиться еще дольше, если бы не та роковая встреча. В июле 1915 года Эльза решила познакомить Маяковского с родителями и пригласила к себе в дом, где была и Лилия. Увидев прекрасную незнакомку, поэт влюбился с первого взгляда и даже прочитал ей еще неопубликованную поэму «Облако в штанах». Несмотря на такой поворот событий, Эльза сохранит с Владимиром хорошие отношения до конца его дней.

Роман Брик и Маяковского развивался стремительно. Попав в любовные сети, поэт ухаживал бурно и страстно. Он был в восторге от воспитанной и начитанной девушки, которая превосходила, по его мнению, в этом плане даже самого Бурлюка. У нее как раз в это время наступил кризис в отношениях с мужем, о котором позже Лиля скажет: «Наша личная жизнь как-то расползлась». Вскоре их встречи стали проходить каждый день, и они стали практически неразлучны. Маяковский даже переехал на Надеждинскую улицу, чтобы быть поближе к любимой. В отличие от экспрессивного поэта, Брик всегда умела держать дистанцию, не поддаваясь на безумные эмоции. Она долго называла его на «вы» и запрещала распространяться о свиданиях.

Вскоре Маяковский станет частью семьи Бриков, и они будут жить втроем. О роли каждого в этом любовном треугольнике всегда возникало много вопросов. Ответить на них пыталась сама Лилия, характеризуя Осипа как любимого ей человека «больше чем брата, мужа и сына». Очевидно, что он оказался со временем в странной роли при очень независимой и характерной супруге. Скорее всего, на этом примере мы можем наблюдать взаимоотношения трех не очень счастливых людей. Осип Брик не любил свою супругу, а она не испытывала взаимной страсти к Маяковскому.

Брик никогда не хотела иметь детей — ни от Осипа, ни от Маяковского. Позднее она говорила, что не хотела подвергать своего ребенка мучениям, которые испытывала сама. Зато к чужим детям она всегда относилась с особым трепетом.

Интересно, что даже в этот период странной семейной жизни Брик удавалось заводить отношения на стороне. К примеру, в 1922 году она увлеклась А. Краснощековым, работавшим в нескольких советских госструктурах.

Муза поэта

В посвящении к поэме «Облако в штанах» Маяковский напишет короткое, но многозначное: «Тебе, Лиля». На своем собрании сочинений он отметит по «маяковски» — «Л.Ю.Б». С таким же трехбуквенным обозначением поэт подарит любимой памятное кольцо. В 1928 году он посвятит ей и все свои произведения, написанные до момента их знакомства.

В 1916 году издается поэма «Флейта-Позвоночник» и стихотворение «Лиличка», проникнутые глубочайшим чувством любви к Брик. Через два года она вместе с поэтом снимется в картине «Закованная фильмой», но кинопленка сгорела, и на память осталось только несколько фотографий и большой плакат. В 1922 году поэт закончил поэму «Люблю», в которой выразил все чувства к любимой, терзавшие его на тот момент.

После смерти Маяковского Брик сумела добиться того, чтобы его продолжали печатать. По слухам, она сумела выйти на самого Сталина и убедила его, что такого поэта забывать нельзя. Генеральный секретарь внял просьбам женщины и потребовал «восстановить упущенное», тем самым посодействовав созданию музея Маяковского.

Творческая деятельность

После появления в жизни Брик Маяковского она познакомилась со многими представителями культурной богемы — М. Горьким, Б. Пастернаком, В. Хлебниковым, Д. Бурлюком и многими другими.

В конце 20-х годов Лилия Юрьевна обращается к кинематографу — работала ассистентом во время съемок фильма «Еврей и земля» и стала соавтором сценария картины «Стеклянный глаз». Также она занялась переводами немецких авторов и издательскими делами Маяковского. Авторству Брик принадлежит несколько литературных теоретических трудов, к примеру, о творчестве Ф. Достоевского. Увлечение скульптурой вылилось в создание любительских произведений, посвященных В. Маяковскому, О. Брику, В. Катаняну.

В 60-е годы ее квартира на Кутузовском была хорошо известна как центр культурной жизни, альтернативной официальной идеологии. Среди ее знакомых были звезды первой величины — М. Плисецкая, Р. Щедрин, Л. Утесов, Ф. Раневская, Р.Зеленая, Л. Орлова, А. Миронов и многие другие.

Личная жизнь

Огромное количество увлечений Лилии Брик переросли в три официальных брака. Кроме Осипа Брика, она выходила замуж за Виталия Примакова, бывшего в годы Гражданской войны командиром Червонного казачества и расстрелянного вместе с другими военачальниками в 1937 году. Последним супругом Брик был Василий Катанян, литературовед, писатель, издатель трудов и биограф В. Маяковского. Правда, сама Лилия добавляла к ним еще и великого поэта. Однажды она скажет: «Я всегда любила одного — одного Осю, одного Володю, одного Виталия и одного Васю».

В 1978 году Лилия Брик получила тяжелую для своего возраста травму — перелом шейки бедра, которая приковала ее к постели. Чтобы не быть обузой для мужа, она приняла большую дозу снотворного, ставшую смертельной. За несколько дней до гибели Брик записала в своем дневнике, что ей во сне явился Маяковский, которого она ругала за самоубийство, а он в ответ протянул пистолет со словами: «Сама то же самое сделаешь». Она скончалась 4 августа 1978 года. После смерти Лилия Юрьевна была кремирована, а ее прах был развеян недалеко от Звенигорода.

stories-of-success.ru

фото, биография, личная жизнь :: SYL.ru

Она была одной из самых загадочных фигур XX века. Кем была Лилия Брик для Маяковского? Почему она оказала такое влияние на поэта? Виновата ли она в смерти Владимира Владимировича? Узнаем!

Краткая биография Лилии Брик

Родилась 11 ноября 1891 года в Москве. Отец был юристом, который защищал права евреев, мать – домохозяйкой, посвятившей жизнь двум дочерям. И Эльза, и Лиля получили хорошее образование – свободно владели русским, французским и немецким языками. Родители частенько устраивали дома творческие вечера, и девочки принимали в них активное участие. Играли на рояле, а в пятом классе у Лили обнаружили способности к математическим наукам. Девушка поступила на курсы, но любовь к искусству заставила ее бросить обучение. Живопись и скульптуры стали ее настоящей страстью, и в 19 лет девушка отправилась в Мюнхен продолжать обучение в области архитектуры.

Брак

Первые нежные чувства пришли к Лиле в юном возрасте. Девушка посещала кружок, где изучали политологию. Руководителем был Осип Брик. Парню в то время было 17 лет. Он был сыном обеспеченных родителей – его отец владел торговой компанией. Целых семь лет он ненавязчиво ухаживал за девушкой и в 1911 году наконец сделал ей предложение. Свадьбу сыграли через год. Молодожены переехали жить в Большой Чернышевский переулок. Но устраивать быт в четырехкомнатной квартире им не пришлось – Осип постоянно был в разъездах, и супруга сопровождала его в дальних путешествиях. Они даже хотели навсегда осесть в Туркестане, но началась война.

Салон

В 1914 году супруги перебираются в Петроград. Пока Осип служил в петроградской автомобильной роте, Лиля открыла салон. Гостями становилась вся столичная интеллигенция. Знаменитые поэты, музыканты, артисты – все стремились попасть в квартиру на Жуковского, 7, чтобы засвидетельствовать свое почтение хозяйке. Очаровательная Лилия Брик с горящими глазами и страстью к танцам запомнилась всем посетителям как девушка, у которой на все есть свое собственное мнение. Осип же пленил всех своим интеллектом и обширными познаниями во многих областях.

Конец брака

Сама Лиля в своих воспоминаниях писала, что ее брак стал формальным уже в 1915 году. Между ней и мужем прекратились все близкие отношения, но ни о каком разводе она даже не помышляла. Всем сердцем она любила этого человека, но это были те чувства, которые можно испытывать к родственнику. Их отношения, которые начали развиваться в то время, когда Лиля была совсем девочкой, не могли закончиться банальным разводом. Они продолжали принимать гостей в салоне и частенько устраивали карточные вечера. В такие дни они полностью погружались в игру и закрывали квартиру для посетителей.

Маяковский

В 1913 году произошло знакомство поэта с Эльзой – младшей сестрой Лили. Девушка пришла в гости к старым знакомым и там увидела необычайно высоко и нескладного поэта в черной блузе из бархата. Он не привлекал к себе внимания, пока не начал читать «Бунт вещей». Гости переключились на этого странного парня, и вечером Маяковский уже пошел провожать Эльзу домой. Девушке в то время было всего 17 лет. Они стали встречаться, и он познакомился с ее родителями. В это время Лиля с мужем были в постоянных разъездах. Два года поэт ухаживал за Эльзой. Этот факт очень заинтересовал всех, кто изучал биографию Маяковского. За такое продолжительное время он не написал ни единой строчки о своей девушке. Хотя славился тем, что любил посвящать стихи и поэмы близким или просто понравившимся людям.

Встреча

В 1915 году Лиля прибыла в Москву. В доме родителей она впервые увидела Маяковского, который пришел пригласить Эльзу на прогулку. На замужнюю даму не произвел впечатления ни рост, ни манеры поэта. Она скорее с опаской отнеслась к увлечению сестры. Только через месяц ей представилась возможность присмотреться к этому странному мужчине. Эльза и ее спутник приехали в Петроград и посетили салон Бриков. Именно там впервые поэт зачитал свою поэму «Облако в штанах». Услышанное произвело неизгладимое впечатление на всех присутствующих, а сам Маяковский был без ума от хозяйки и попросил разрешения посвятить ей эти стихи. Своей рукой он сделал дарственную надпись: «Лилии Юрьевне Брик».

Сближение

После обсуждений и восторгов все вернулись к обычному застольному разговору. Но с этого момента было понятно – этот вечер станет историческим. Прямо сейчас происходило нечто эпическое, что изменит многие судьбы. В то время у Маяковского неважно обстояли дела с изданием его стихов и поэм. После нескольких попыток отправить в печать «Облако в штанах» он доверяет это дело Осипу. Тот на свои деньги выпускает первые 1050 экземпляров. К этому моменту поэт уже не мыслил жизни без Лилии. Он разорвал все отношения с Эльзой и переехал на Надеждинскую улицу, откуда до дома Бриков было рукой подать.

Непонятная роль

Настала пора странных и непонятных отношений между Маяковским и Лилией Брик. Два с половиной года он был тенью своей возлюбленной и музы. Он посвящал ей практически все свои произведения. По воспоминаниям Лилии, он так сильно давил своей любовью, что ее пугала такая необузданная страсть. Он ревновал ее безмерно, что вылилось в стихотворение «Ко всему». В нем он описывал первую брачную ночь Лилии с Осипом и не скрывал своей ревности даже к прошлому.

Странная семья

Если сначала девушка относилась к Маяковскому только как к хорошему другу и талантливому поэту, то в 1918 году она уже не могла противиться судьбе. Невозможно было не ответить на любовь, когда человек буквально сходил с ума от своих чувств к ней. Она призналась супругу, но было принято решение не расставаться и жить вместе. Сначала Маяковский прописался в их с Осипом квартире, а потом они съехали в загородный дом. К тому моменту Лилия уже значительно повлияла на поэта – он перестал носить яркие провокационные наряды и стал выглядеть как джентльмен. Строгий костюм, трость и пальто – теперь это был постоянный образ поэта.

Москва

1919 год. Вернувшись в родные пенаты, они сняли небольшую квартиру и завели щенка. Маяковский работает в Российском телеграфном агентстве. Лилия активно помогала ему в раскрашивании плакатов и агитационных лозунгов. Следующие три года они живут этим тройственным союзом. Поэт пишет стихи, Осип помогает найти издателя. Но в 1922 году случается первый кризис. Девушка устает от быта и предлагает Маяковскому временно съехать от них с мужем. Поэт съезжает в другую квартиру. Два месяца он стоит под окнами Лилии и делает ей неоднозначные подарки и пишет письма. К своим строкам он добавляет рисунки, которые громче слов кричат о любви. Осип навещает поэта каждый день и помогает ему с его творческими делами. Спустя два месяца в биографию и личную жизнь Лилии Брик возвращается из «добровольного изгнания» влюбленный поэт.

Путешествия

В 1922 году девушка уезжает в Берлин. Ей был необходим отдых, так как ее измучили постоянные собрания футуристов в их квартире. Осип и Маяковский присоединились к ней осенью. Начался период релаксации – они посещали дорогие рестораны и жили в шикарной гостинице. После российской суровой реальности, заграница казалась поэту чудесным сном. Он не скупился на подарки для возлюбленной – каждый день ей доставляли свежие букеты. Семья ходит на поэтические и литературные чтения. Для поэта большой город был как новая игрушка для ребенка – он восхищался и не мог не растрогаться его оживленностью.

Следующий раз они отправились в Германию на самолете. Маяковскому не позволили взять с собой рукописи – жандармы изъяли их прямо в аэропорту. Перелет не испугал поэта – он получил массу новых впечатлений. Затем было путешествие на курорт в Нордернай. Снова для Маяковского настал период открытий – море. По воспоминаниям Шкловского, поэт играл с морем, как мальчик. В 1928 году Владимир Владимирович едет один в Париж. У него есть важное поручение от Лили – купить ей автомобиль "Рено". Она точно описала, какая именно машина ей была нужна, и поэт доставил в Москву покупку, невзирая на то, что в то время у него были трудности с деньгами. Лилия стала второй женщиной в Москве, которая сама ездила за рулем.

Слухи и домыслы

В 1920-х годах в разных кругах начали появляться предположения о том, что Брики могут быть причастны к спецслужбам. Некоторые утверждали, что сами слышали, как Лиля говорила в салоне, что Осип ходит в ЧК. Вскоре появились и более страшные слухи – теперь в квартире происходят встречи чекистов и писателей. Для посторонних вход туда закрыт. Появление в салоне начальника ОГПУ Агранова уже не было неожиданностью. Некоторые даже приписывали ему близкие отношения с хозяйкой салона. Майя Плисецкая в своих воспоминаниях писала, что Лиля была любовницей чекиста.

В годы перестройки были найдены записи о том, что удостоверения были у обоих Бриков. Но Осип получил его в 1920 году, а в 1924-м уже был освобожден от службы. Лиле выдали в 1922 году, что вероятнее всего было нужно для скорейшего оформления визы. Тем не менее о лояльности самого Маяковского к ЧК сомневаться не приходится – он посвятил чекистам немало стихов.

Смерть поэта

В 1925 году между Маяковским и Лилей прекратились близкие отношения. Он по-прежнему любил ее больше жизни, но уже крутил романы с молоденькими девушками на стороне. Успел даже стать отцом. Лилия ревновала его, но жить вместе они уже не могли. Пять лет длился безумный марафон в жизни поэта – любовницы сменяли друг друга, а он продолжал сходить с ума по своей единственной музе.

В 1930 году Брики уехали в путешествие по Европе и общались со своим другом с помощью телеграмм. Отвечал он редко, что выводило из себя Лилю. Последнюю телеграмму она отправила перед отъездом на родину, и в тот же день поэт застрелился. Супруги спешно прибыли домой и успели на похороны. После смерти поэта им достались рукописи поэта и небольшая денежная сумма.

В 1933 году Лиля решила создать библиотеку в доме поэта. За помощью она обратилась к Сталину, который очень благоволил советскому попутчику. Началось активное внедрение Маяковского в жизнь народа. Его стихи включили в школьную программу, его именем назвали площадь, открыли библиотеку и всячески поощряли все, что связано с его именем. Только благодаря его популярности у Сталина Лилия избежала расстрела в то время, когда шла массовая зачистка. Генсек лично отдал приказ не трогать жену Маяковского.

Дальнейшая жизнь

После смерти поэта Лиля в тот же год вышла замуж за военного Виталия Примакова. С ним она тоже постоянно жила на чемоданах. 5 лет они колесили по стране, пока Примакову не выдали квартиру в Ленинграде. Туда же вскоре переехал Осип с любовницей Соколовой. Теперь это была семья из четырех человек. Но в 1936 году Виталия арестовали по подозрению в заговоре, а в 1937-м расстреляли. Осип подложил на время покинуть город. Лиля уехала в Ялту с Василием Катаняном. Его жена была подругой Брик и часто бывала в их салоне. Поэтому она прекрасно знала, что ее ожидает в будущем – странные семейные отношения. Женщина решительно отвергала такое положение дел и дала свободу супругу. С Василием Лиля прожила в браке 40 лет.

Необыкновенная женщина

После смерти Сталина имя единственной настоящей любви Маяковского стали тщательно убирать. Вскоре биографию и все стихотворения почистили настолько, что в них не осталось ни единого упоминания о Лилии. Это больно ранило женщину. Все, что связано с ней, называли порочащим честь советского поэта. Он не мог жить в квартире с Осипом и любовницей – это очерняло весь его образ. Фото Лилии Брик и Маяковского подвергались ретуши – она исчезла из истории полностью.

Но эта женщина оставалась одной из самых таинственных личностей в истории. В круг ее друзей входили не только советские признанные гении, но даже заграничные миллионеры. Ротшильды регулярно навещали Лилию, когда приезжали в Москву. Они привозили ей дорогие подарки. Один из них – норковую шубу от Кристиана Диора - она носила до самой смерти. Сам Ив Сен Лоран считал, что только три женщины могут быть элегантными вне моды – Лиля Брик, Марлен Дитрих и Катрин Денев.

Самоубийство

Последние годы она прожила в Переделкино. После перелома бедра в возрасте 87 лет она приняла смертельную дозу нембутала. Потеряв возможность вести прежний образ жизни, она быстро угасла и решила таким образом поставить точку. В предсмертной записке просила никого не винить в ее смерти и извинилась перед мужем и друзьями. С юных лет Лиля вела дневник. Там она описывала все свои жизненные перипетии. В воспоминаниях Лилии Брик можно найти практически все важные моменты в ее судьбе. Много записей о Маяковском. Но больше всего о первом муже – Осипе. Он скончался в 1945 году, и она очень тяжело переживала эту потерю. Много лет ее сердце болело. Сама она говорила, что готова отказаться от всего. Даже от встречи с Маяковским, лишь бы Осип жил. Он был ее единственной настоящей любовью на протяжении всей жизни.

www.syl.ru

БРИК ЛИЛЯ. Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев

БРИК ЛИЛЯ (бывшая возлюбленная В. Маяковского; покончила с собой 4 августа 1978 года на 88-м году жизни).

В последние несколько месяцев до смерти Брик очень плохо себя чувствовала. В довершение всех бед в мае 1978 года она сломала шейку бедра, неудачно вставая с кровати на своей даче в Переделкино. Травма в общем-то не самая серьезная, если бы не возраст пострадавшей – 87 лет. Как ни старались врачи, но кость никак не срасталась, и Брик все это время была прикована к постели. А для нее, человека активного, такое положение было самой худшей пыткой. В конце концов, видимо, поняв, что ходить как прежде ей больше уже не суждено, Брик приняла решение: приняла огромную дозу амбутала. Перед смертью, уже теряя сознание, она написала предсмертную записку, в которой просила никого в случившемся не винить.

Панихида по Л. Брик состоялась в понедельник 7 августа в Переделкино. Друг покойной французский писатель Луи Арагон приехать не сумел, зато пришло множество других друзей Брик. Вот как вспоминает об этом драматург Л. Зорин:

«У гроба толпились разные люди, почти не стыкующиеся друг с другом. Подтянутый, респектабельный Симонов выступил не то от себя, не то от советской литературы. Он заверил, что „никому не удастся оторвать от Маяковского Брик“. Добавил, что „эти попытки смешны“. С ним рядом неподвижно стоял редковолосый худой человек, полуседой, в серебристой щетине, с остановившимися глазами. Он страстно крикнул: „Сестра моя! Друг мой! Никто на земле, кроме тебя, не смог возвратить мне свободу, ты вырвала меня из застенков, вернула меня мирозданию, жизни!“ Я узнал его. Это был Параджанов…

Поднятую Параджановым тему продолжила хрупкая Рита Райт. «Если бы все, – сказала она, – кому помогла ты, сюда пришли, то им бы не хватило здесь места». Ее поддержала одетая в черное, совсем незнакомая мне старуха. Объяснили, что это Шевардина, первая любовь Маяковского, которая вошла в его жизнь еще до встречи с Марией Филипповой, впоследствии увековеченной в «Облаке». Судьба Шевардиной была черной – она просидела семнадцать лет, вернулась в пустой, равнодушный мир. Лиля Юрьевна ее нашла и пригрела.

Шкловский, сидевший у гроба безмолвно, крикнул высоким рыдающим голосом, с трудом выталкивая слова: «Маяковского… великого поэта… убили! Убили после его смерти! Его разрубили на цитаты! Но… из сердца… никто…» Тут он замолк…»

Спустя несколько часов тело Лили Брик кремировали в том же самом крематории, где огню был предан Владимир Маяковский. С последним надгробным словом к покойной обратились поэтесса Маргарита Алигер и кинорежиссер Александр Зархи. Затем, согласно завещанию покойной, ее прах был развеян в поле неподалеку от одного из самых живописных мест Подмосковья – старинного Звенигорода. Позднее там будет установлен камень с выбитыми на нем инициалами: ЛЮБ.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

биография, личная жизнь и Маяковский

Годы жизни

родилась 11 ноября 1891, умерла 4 августа 1978

Эпитафия

«Может, может быть, когда-нибудь
дорожкой зоологических аллей
и она — она зверей любила —
тоже ступит в сад,
улыбаясь, вот такая,
как на карточке в столе.
Она красивая —
ее, наверно, воскресят».
Владимир Маяковский, из поэмы «Про это!»

 

Биография Лили Брик

Однажды, когда она была еще молода, мимо нее по московской улице проезжал Федор Шаляпин. С первого взгляда он был так очарован девушкой, что тут же остановил экипаж, познакомился с ней и пригласил на свой концерт. Девушку звали Лиля Брик, и позже она свела с ума еще не одного мужчину, при этом никогда не отличаясь особой красотой, но всегда — необъяснимым магнетизмом.

Личная жизнь

Так, с первого взгляда эта девушка очаровала и великого поэта Маяковского. Правда, на тот момент Лили была уже замужем за Осипом Бриком. Биография Лили Брик — биография девушки из обеспеченной и хорошей семьи. Девочка с детства увлекалась искусством, балетом, лепкой, была прилежной ученицей, но также — еще более талантливой соблазнительницей. И лишь Осип Брик стал для нее крепким орешком, влюбившись в Лили далеко не с первого взгляда. Тем не менее, к облегчению родителей Лили и отчаянию родителей Осипа, чувства девушки стали взаимными и молодые поженились.

Лиля Брик и Маяковский

А спустя три года в доме Бриков появился Маяковский, тогда еще ухажер сестры Лили, сыгравший в биографии Брик важную роль, как и она — в его. Маяковский был поражен ею наповал, и с тех пор вся его жизнь была подчинена этой женщине. Маяковский любил не только Лилю, но и ее мужа, считая его другом и членом своей семьи. Осипа тем временем вовсе не волновала интимная жизнь Лили, он был увлечен другой женщиной, но именно Лиля оставалась его близким другом, родным человеком, с которым он не желал расставаться. Отношения Лили с Маяковским в какой-то момент достигли такого накала страстей, что в один из отъездов Бриков в Европу Маяковский, не выдержав то ли одиночества, то ли неудач с другими своими пассиями, ушел из жизни, оставив записку с известными словами: «Лиля — люби меня».
Лиля Брик долго винила себя в отъезде, возможно, думала она, останься она тогда в стране, она смогла бы предотвратить эту трагедию. Так или иначе, она стала неофициальной вдовой Маяковского и всю свою долгую жизнь прикладывала множество усилий для дальнейшего продвижения его литературного наследия. Она была замужем еще дважды. С последним своим мужем Брик прожила более 40 лет.

Обстоятельства и причины смерти

12 мая 1978 года Лили Брик упала около кровати и сломала шейку бедра. В ее почти 87 лет она стала лежачей больной. Брик переехала на дачу Переделкино и там, воспользовавшись тем, что ее муж отлучился, она ушла из жизни по собственному решению, как когда-то ее гениальный возлюбленный. Причиной смерти Брик стала смертельная доза снотворного. Смерть Лили Брик наступила 4 августа 1978 года. В своей предсмертной записке она написала: «В моей смерти прошу никого не винить. Васик! Я боготворю тебя. Прости меня. И друзья, простите. Лиля». Похорон Брик как таковых не было, как нет и могилы Брик — ее кремировали, прах развеяли, а на месте, где совершили этот обряд, установили могильный камень с надписью «Л. Ю. Б.».

 

Лиля Брик с мужем Осипом Бриком и Владимиром Маяковским

Линия жизни

11 ноября 1891 г. Дата рождения Лили Юрьевны Брик (урожденной Каган).
26 марта 1912 г. Брак с Осипом Бриком.
июль 1915 г. Знакомство с Владимиром Маяковским.
1918 г. Съемки вместе с Маяковским в фильме «Закованная фильмой», начало совместной жизни Маяковского с Лилей Брик.
весна 1919 г. Переезд в Москву.
лето 1923 г. Переезд в Германию.
1926 г. Возвращение в Москву, в квартиру Маяковского.
февраль 1930 г. Переезд Лили и Осипа Брик в Европу.
18 февраля 1930 г. Последняя встреча Лили Брик и Маяковского.
14 апреля 1930 г. Самоубийство Маяковского.
июнь 1930 г. Брак с Виталием Примаковым.
1937 г. Расстрел Виталия Примакова, брак с Василием Катаняном.
22 февраля 1945 г. Смерть Осипа Брика.
4 августа 1978 г. Дата смерти Лили Брик.

Памятные места

1. Дом Бриков на улице Жуковского в Санкт-Петербурге, где произошло знакомство Маяковского с Лилей Брик.
2. Дом Маяковского в бывшем Гендриковом переулке, где он жил вместе с Бриками в 1926-1930 гг. и где после его смерти некоторое время существовал музей поэта.
3. Дом Брик на Кутузовском проспекте, в 60-е годы являющийся центром культурной жизни Москвы.
4. Дом Брик в Переделкино (Городок писателей), где наступила смерть Брик.
5. Камень памяти Лили Брик с надписью «Л. Ю. Б.», установленный на месте, где был развеян ее прах.

Эпизоды жизни

О том, какими должны быть похороны Лили Брик, она перед смертью рассказала сама. Брик хотела, чтобы ее кремировали, так как была уверена, что после ее смерти, как и при жизни, обязательно найдутся люди, которые захотят осквернить ее могилу. Всю свою жизнь Брик переживала о тех слухах, что распускали о якобы «любви втроем» между ней, Бриком и Маяковским, когда она сама признавалась, что на момент ее отношений с поэтом с Осипом у нее сложились уже исключительно родственные и платонические отношения.

 

Лиля Брик в старости

Заветы и цитаты

«Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают».

 

«Любовь должна быть неизменна, как закон природы, не знающей исключений».

 

Передача «Про Это, про Поэта и про Лилю Брик»

Cоболезнования

«Лиля Юрьевна — самая замечательная из женщин, с которыми меня сталкивала судьба».
Сергей Параджанов, режиссер

 

«Она значительна не блеском ума или красоты (в общепринятом смысле), но истраченными на нее страстями, поэтическим даром, отчаянием».
Лидия Гинзбург, литературовед, писатель

 

«Лиля Юрьевна была во всех отношениях очень притягательной женщиной. Она превосходно знала и разбиралась в поэзии, была широко эрудированной, всегда в курсе культурных событий, не только наших. Она была блестящей и внимательной собеседницей, остроумной и острой, и при всем этом удивительно обаятельной. И еще одно ее качество, которое привлекало к ней людей: она умела быть внимательной к людям и по мере возможности всегда им помогала».
Инна Генс, искусствовед, жена пасынка Лили Брик

Ссылки

Страница Лили Брик в «Википедии»

 

Также может быть полезно:

epitafii.ru

Лиля Юрьевна Брик - Кривое зеркало памяти


Фото: Д. Ауксманн

После смерти отца – в июле 1915 года – Эльза приехала в Петроград к сестре. И на свое несчастье пригласила к ней Маяковского. Он пришел, читал свое «Облако в штанах»... Именно в тот вечер, как утверждает Эльза Триоле, все и случилось: «Брики отнеслись к стихам восторженно, безвозвратно полюбили их. Маяковский безвозвратно полюбил Лилю...» 


Осип Брик, Лиля и Маяковский

«Ослепительная царица Сиона евреева» «умела быть грустной, женственной, капризной, гордой, пустой, непостоянной, влюбленной, умной и какой угодно», – отмечал Виктор Шкловский. Искусствовед Н. Пунин записал в дневнике: «Зрачки ее переходят в ресницы и темнеют от волнения; у нее торжественные глаза; есть наглое и сладкое в ее лице с накрашенными губами и темными веками...» 
Родилась Лиля Юрьевна Брик в Москве в 1891 году, в семье юриста Урия Александровича Кагана и Елены Юльевны, урожденной Берман. Отец большую часть своего времени уделял проблемам, связанным с правом жительства евреев в Москве. Мать, уроженка Риги, училась в Московской консерватории и была отличной пианисткой, писала стихи, сочиняла к ним музыку, устраивала у себя дома музыкальные вечера. Как и младшая дочь Каганов, Эльза, Лили (именно так звали ее на самом деле, Лилей ее придумал называть Маяковский) опекалась дома гувернанткой француженкой, училась в частной гимназии, в 1909 году поступила на математический факультет Высших женских курсов. Но интерес к математике вскоре ослабел, и девушка подалась в архитектурный институт – на отделение живописи и лепки... Весной 1911-го она уехала в Мюнхен и около года училась скульптуре в одной из студий. В конце 1915-го увлеклась балетом. Устроив в одной из комнат станок, стала брать уроки у балерины Александры Доринской.


Александр Родченко

«...Среднего роста, тоненькая, хрупкая, она являлась олицетворением женственности, – утверждала Доринская. – Причесанная гладко, на прямой пробор, с косой, закрученной низко на затылке, блестевшей естественным золотом своих воспетых... «рыжих» волос. Ее глаза действительно «вырывались ямами двух могил» – большие, были карими и добрыми; довольно крупный рот, красиво очерченный и ярко накрашенный, открывал при улыбке ровные приятные зубы... Дефектом внешности Лили Юрьевны можно было бы почитать несколько крупную голову и тяжеловатую нижнюю часть лица, но, может быть, это имело свою особую прелесть в ее внешности, очень далекой от классической красоты». Одна из мемуаристок восклицала: «Боже мой! да ведь она некрасива. Слишком большая для маленькой фигуры голова, сутулая спина и этот ужасный тик». 


Александр Родченко

Когда очередная любовная история юной Лили закончилась беременностью, ее отправили в глушь – подальше от позора. Там ее ожидал то ли аборт, то ли искусственные роды, после чего Лиля навсегда лишилась возможности иметь детей….
С Осипом Бриком она познакомилась в тринадцать лет. Новый друг, который был старше ее на четыре года, оказался выходцем из богатой купеческой семьи. Родительские сделки, видимо, приносили доходы, если у отца была возможность даже в военных условиях впоследствии содержать семью сына в большой петроградской квартире. Прошло время, и зимой 1912 года (по другим сведениям, в марте 1913-го) состоялась свадьба Лили и Оси, как она называла мужа. Известно, что родные Брика были против его брака с Лилей, но Осип заупрямился. Окончив юридический факультет Московского университета, он не работал по специальности, а служил в фирме отца. Позднее стал юрисконсультом ЧК...

 


Александр Родченко

В июле 1914 года чета Бриков переехала в Петроград. Их квартира стала своеобразным маленьким салоном, где бывали футуристы, писатели, филологи, танцовщицы, деловые люди... Осип Брик, по словам Шкловского, «держал в доме славу Маяковского». Актом меценатства и расположения его к Маяковскому стало издание поэмы «Облако в штанах», которую никто не хотел печатать. 


Лиля и Осип. Двойная экспозиция
Александр Родченко

Перед поэмой появилось имя (посвящение: «Тебе, Лиля»). Лиле Брик была посвящена – уже самым прямым образом – и поэма «Флейта-позвоночник». Страсть поэта потрясла воображение читателей пылающими метафорами.
И небо,
в дымах забывшее, что голубо,
и тучи, ободранные беженцы точно,
вызарю в мою последнюю любовь,
яркую, как румянец у чахоточного. 
По мнению биографов, чрезвычайно впечатлительный, легкоранимый, постоянно подвергавшийся нападкам прессы, только у матери и сестер находивший приют и ласку, Маяковский с распахнутой душой откликнулся на сочувствие и внимание, проявленные к нему Бриками. Будучи человеком по-рыцарски благородным, он, несмотря ни на какие личные обстоятельства, до конца жизни сохранял в душе теплые чувства к тем, кто когда-то помог ему, а в предсмертном письме назвал Л. Ю. Брик среди членов своей семьи.

 

Поэт снял жилье неподалеку от Бриков и все свободное время проводил у них. Познакомил Осю и Лилю со своими друзьями: Николаем Асеевым, Давидом Бурлюком, Василием Каменским, Борисом Пастернаком, Велимиром Хлебниковым. В этом гостеприимном доме они засиживались допоздна. Лиля Юрьевна частенько говаривала: «Подождите, будем ужинать, как только Ося придет из Чека». Сама она (сие обнародовано совсем недавно) тоже имела удостоверение этого печально известного заведения. Зная этот факт, легко объяснить ее «легкие» выезды за рубеж. И многое, многое другое...


Лиля в центре

В мае–июне 1918 года Лиля и Маяковский снялись в главных ролях в киноленте со странным названием (по сценарию Владимира Владимировича) «Закованная фильмой». Она играла балерину, он – художника. Именно в этот период поэт подарил Лиле кольцо с буквами ЛЮБ в круге, чтобы можно было непрерывно читать их «люблюлюблюлюблю...». Внутри кольца было написано: «Володя». А вскоре Маяковский прописался в доме, где жили Ося и Лиля. В марте 1919-го вместе с ними переехал в столицу... Об обожании поэтом «Лилички» вскоре знала уже вся Москва. Однажды некий чиновник посмел пренебрежительно отозваться об «этой Брик», и Маяковский, развернувшись, от души влепил ему по физиономии: «Лиля Юрьевна – моя жена! Запомните это!» 
В конце 1922 года в их отношениях назрел первый кризис. Два месяца работал Маяковский над поэмой «Про это». Художник А. Родченко, с согласия автора, оформил поэму фотомонтажами, чем еще более подчеркнул ее реальную основу. На обложке, например, дан фотопортрет Л. Ю. Брик. Как ни «смирял» в себе Маяковский интимное, «становясь на горло собственной песне» во имя общего, социально-разумного, тема любви брала свое.
 



А. Бохман

Отношения Маяковского с Лилей Брик складывались неординарно с самого начала. По свидетельству Лили Юрьевны, она только через три года «могла с уверенностью сказать» О. М. Брику о том, что они с Маяковским любят друг друга.


Соломон Волков и Лиля Брик

Л. Брик писала о том, что ее отношения с мужем «перешли в чисто дружеские, и эта любовь не могла омрачить» их тройственную дружбу. О дальнейшей жизни сказано: «Мы с Осей больше никогда не были близки физически, так что все сплетни о «треугольнике», «любви втроем» и т. д. – совершенно не похожи на то, что было. Я любила, люблю и буду любить Осю больше, чем брата, больше, чем мужа, больше, чем сына. Про такую любовь я не читала ни в каких стихах, ни в какой литературе».
И еще: «Я не могла не любить Володю, если его так любил Ося». Вряд ли тут что-либо надо объяснять, настолько все это действительно ни на что не похоже. Ведь каждый из Бриков в это же время имел по второй семье на стороне, а еще раньше Лиля Юрьевна пыталась распространить эти принципы в лефовском окружении.

 

Уже в старости Лиля Брик потрясла Андрея Вознесенского таким признанием: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал...» «Она казалась мне монстром, – признавался Вознесенский. – Но Маяковский любил такую. С хлыстом...» 


Эльза и Лиля

У Лили имелся свой подход к мужчинам, который действовал, по ее мнению, безотказно: «Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают. И разрешать ему то, что не разрешают ему дома. Например, курить или ездить куда вздумается. Остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье». 
Одна из ее подруг вспоминала: «Влюблялась Лиля часто – красивая, рыжая, наверное, сильно бушевали в ней «страсти-мордасти»; из-за Пудовкина даже чуть не отравилась...»
 



Брик, Параджанов и Катанян

Между тем чувства других людей Лиля Юрьевна в расчет не принимала. В своем кругу позволяла себе высказываться о Маяковском иронически: «Вы себе представляете, Володя такой скучный, он даже устраивает сцены ревности»; «Какая разница между Володей и извозчиком? Один управляет лошадью, другой – рифмой». Что касается его переживаний, то они, видимо, мало трогали Лилю Юрьевну, наоборот – она видела в них своеобразную «пользу»: «Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи».


Маяковский и Лиля

В ее собственной жизни ничего не менялось. Была совместная с Маяковским поездка в Ленинград, потом – вместе с Бриком – за границу. А в июне 1924 года родились строки поэта: «Я теперь свободен от любви и от плакатов».
Что же произошло? Л. Брик призналась Маяковскому, что не испытывает больше прежних чувств к нему. Факты указывают на вполне правдоподобную причину – очередное увлечение Лили Юрьевны, на сей раз А. М. Краснощековым (Абрамом Моисеевичем Тобинсоном), председателем Промбанка и заместителем Наркомфина. Лицо более чем важное, не чета «простому пролетарскому» поэту... Когда впоследствии над Краснощековым, который неплохо погрел руки на государственных деньгах, сгустились тучи, Лилю Юрьевну, его «официальную» любовницу, не тронули. Хотя могли бы... «Что делать? – жаловалась она Маяковскому, когда тот находился в Париже в 1924 году. – Не могу бросить А. М. пока он в тюрьме. Стыдно! Так стыдно как никогда в жизни. Поставь себя на мое место. Не могу. Умереть – легче...»
 



Лиля и Эльза

За Краснощековым следовали все новые и новые увлечения: Асаф Мессерер, Фернан Леже, Юрий Тынянов, Лев Кулешов. Для Лили крутить романы с близкими друзьями было так же естественно, как дышать. Приятное разнообразие в ее жизнь вносили и регулярные поездки в Европу. А Маяковский все чаще сбегал в Париж, Лондон, Берлин, Нью-Йорк, пытаясь найти за границей прибежище от оскорбительных для его «чувства-громады» Лилиных романов.


Òàìèäçè Íàéòî, Á. Ïàñòåðíàê, Ñ. Ýéçåíøòåéí, Î. Òðåòüÿêîâà, Ë. Áðèê, Â. Ìàÿêîâñêèé

«Семья» Бриков по-прежнему опекалась Маяковским, и с переезда в общую квартиру фактически им целиком обеспечивалась. («Все благополучно. Жду денег» – обычный вариант телеграфных посланий Лили.) В четырехкомнатной квартире поэту принадлежала одна комната. Смежная с нею была общей столовой или гостиной. Две остальные занимали Брики.
Лиля Юрьевна, как и раньше, имела большую власть над Маяковским. Привязанность поэта к ней была настолько сильна, что мешала ему в отношениях с другими женщинами. Л. Брик легко относилась к его увлечениям, но сразу «принимала меры», если чувствовала, что дело заходит далеко. Например, когда Владимир Владимирович отдыхал в Ялте вместе с Натальей Брюханенко, писала ему: «Пожалуйста, не женись всерьез, а то меня все уверяют, что ты страшно влюблен и обязательно женишься!» Маяковский оправдывался в письмах: «Никакие мои отношения не выходят из пределов балдежа». А когда Лиля узнала о его чувстве к Татьяне Яковлевой, на которой поэт «всерьез» собирался жениться, то отрезала: «Ты в первый раз меня предал...»

 

Легко догадаться, что женитьба Маяковского «всерьез» означала бы для Бриков определенные финансовые неудобства – ведь поэт нес немалые расходы по обеспечению их жизни. Письма Лили Юрьевны пестрели бесконечными просьбами о деньгах. Включался в это и Осип Брик. «Киса просит денег», – телеграфировал он в Самару Маяковскому. Владимир Владимирович оплачивал ее заграничные поездки, выполнял бесконечные заказы – от дамских туалетов до – «Очень хочется автомобильчик! Привези, пожалуйста!» Да еще «непременно Форд, последнего выпуска...».


Лиля и Маяковский

Как человек широкой души, поэт даже в стесненных обстоятельствах не оставлял без внимания ни одной просьбы Бриков. 
Хотя вряд ли Лиля Юрьевна бедствовала. Человек энергичный и деловой, она много работала. В июле 1926 года Л. Брик была ассистентом А. Роома на съемках фильма «Евреи на Земле». Весной 1928-го в качестве режиссера вместе с В. Жемчужным начала съемки кинофильма «Стеклянный глаз». В эти же годы работала над сценарием ленты «Любовь и долг», переводила теоретические работы немецких литераторов Гросса и Виттфогеля. Помимо киносценариев известны ее теоретические работы о Достоевском, поэтах XX века. Ее скульптурные работы (бюсты Маяковского, Брика, очередного мужа – Катаняна, автопортрет) хранятся в музеях и частных коллекциях.
 



Лиля и Маяковский

«Маяковский все переживал с гиперболической силой – любовь, ревность, дружбу», – как-то призналась Л. Брик. И в конце концов рука поэта не дрогнула, целясь из револьвера в собственное сердце… 


Лиля и Маяковский

Никто и никогда не узнает, каким был в действительности роковой мотив этого поступка. Разрыв отношений с Татьяной Яковлевой? Принявшая резкие формы критическая кампания против Маяковского? Ложное положение в РАПП, куда его формально приняли, но по-прежнему считали чужим, «попутчиком»? Провал «Бани» в театре? Не находивший завершения роман с Вероникой Полонской, с которой его познакомили те же Брики в то время, когда представляли определенную опасность его отношения с Яковлевой? 

В последний раз поэт увиделся с Лилей Брик 18 февраля 1930 года. В тот день Лиля и Ося уезжали в Берлин и Лондон, как значится в официальных документах, «осматривать культурные ценности». Складывается впечатление, что эта совместная поездка – а Брики уже много лет никуда вместе не ездили – была в первую очередь нужна не им, а кому-то еще. Похоже, что их просто в нужное время убрали из столицы. 15 апреля в одном из берлинских отелей их ожидала вчерашняя телеграмма, подписанная Аграновым: «Сегодня утром Володя покончил с собой».
 



Осип и Лиля

В Москве обезумевшую от горя Лилю ждал еще один удар: предсмертное письмо Маяковского (почему-то написанное за два дня до смерти!): «Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь – спасибо». Верная себе Лиля тут же позвонила Полонской и попросила не приходить на похороны, чтобы «не отравлять своим присутствием последние минуты прощания с Володей его родным». Актриса не пришла – в это время ее как раз вызвали к следователю...


Лиля и Маяковский

Последняя открытка от Лили Маяковскому была отправлена из Амстердама 14 апреля того же года, в день убийства поэта. Позднее она писала: «Если б я в это время была дома, может быть, и в этот раз смерть отодвинулась бы на какое-то время». 

Лиля Юрьевна стала неофициальной вдовой поэта, а также редактором, составителем и комментатором его книг. В 1940 году Л. К. Чуковская вспоминала, как ездила в Москву к Брикам по поводу издания однотомника В. Маяковского. «Общаться с ними было мне трудно, – признавалась Лидия Корнеевна, – весь стиль дома – не по душе. Мне показалось к тому же, что Лиля Юрьевна безо всякого интереса относится к стихам Маяковского. Не понравились мне и рябчики на столе, и анекдоты за столом... Более всех невзлюбила я Осипа Максимовича: оттопыренная нижняя губа, торчащие уши и главное – тон не то литературного мэтра, не то пижона... была удивлена небрежностью их работы, полным равнодушием к тому, хорош ли, плох получится однотомник, за который они в ответе».

Когда стихи Маяковского стали предавать забвению, именно Лиля Юрьевна отправила в Кремль на имя вождя тревожное письмо по этому поводу. На это послание легла резолюция Сталина:
«Тов. Ежов, очень прошу Вас обратить внимание на письмо Брик. Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям – преступление…»
 



Рисунок Маяковского

А через два года имя Лили Юрьевны было вычеркнуто из «черных» списков врагов народа. «Не будем трогать жену Маяковского», – сказал Сталин…


Лиля и Маяковский

В 1945-м скончался Осип Брик, а «дважды вдова» прожила еще тридцать три года. Для нее никогда не существовало пресловутого «железного занавеса» – в Париж она ездила чаще, чем в санаторий. Частично это можно объяснить тем, что сестра ее, Эльза Триоле, была женой писателя-коммуниста Луи Арагона. Но лишь частично...

Лиля Юрьевна говорила, что у нее было четыре мужа: О. Брик, В. Маяковский, В. Примаков (видный советский военачальник, расстрелянный в 1937-м) и Василий Катанян. С литератором Катаняном она прожила на удивление долго.


Эльза и Лиля

Лиля Брик мешала советским литературоведам выстраивать образ поэта-трибуна. В начале 1970-х закрыли старый музей Маяковского в Гендриковом переулке, где жили Брики и поэт в 1926-1930-е, и открыли новый, в проезде Серова, где у Маяковского была рабочая комната и где он покончил с собой. С этой же целью ретушировались многие фотографии, где Маяковский запечатлен с Лилей Юрьевной.

Пасынок Лили Юрьевны Василий Катанян вспоминал: «12 мая 1978 года, рано утром, ЛЮ упала возле кровати и сломала шейку бедра. В преклонном возрасте – а ей было почти 87 лет – это не заживает, и больной обречен на постельный режим. От операции она решительно отказалась. Летом мы перевезли ее на дачу в Переделкино... В школьной тетрадке, которая лежала у нее на кровати, она написала слабеющим почерком: 
«В моей смерти прошу никого не винить. Васик! Я боготворю тебя. Прости меня. И друзья, простите. Лиля».
 



Закованная фильмой

И приняв таблетки, приписала:
«Нембутал, нембут...»
 


Согласно ее завещанию пепел был развеян в подмосковном поле... «Я завещаю после смерти меня не хоронить, а прах развеять по ветру, – при жизни говаривала Лиля Юрьевна знакомым. – Знаете, почему? Обязательно найдутся желающие меня и после смерти обидеть, осквернить мою могилу…»

Текст Е.Н. Обойминой и О.В. Татьковой
 

arvenundomiel.livejournal.com

Ты - Женщина, и значит ты - Царица: Лиля Брик | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 2 апреля 2016

Загадочная, непонятная, манящая... Муза Маяковского. Возлюбленная самых знаковых и харизматичных мужчин ХХ века. Она прожила яркую, ослепительную жизнь Звезды и унесла с собой свою Тайну... Тайну магического воздействия на всех, кто был с ней рядом; тайну Любви, тайну гипнотического влечения к ней, тайну пленения психики, воли и даже личности своих избранников. Она не была красавицей, не была знаменитой актрисой, певицей или балериной, не была поэтессой или художницей, хотя понемногу была наделена всеми перечисленными талантами, но... – она была незаурядной Женщиной.

С гимназических лет Лиля обладала роковой властью над мужчинами. Она была Женщиной, которая "всегда права"! С молодости за ней тянулся шлейф скандалов и сплетен - её осуждали, ей завидовали, её старались не замечать, имя её долгие годы, при сталинском режиме и позднее, было под запретом.... Но она дожила до глубокой старости, обожаемая и любимая своим верным супругом и многочисленными поклонниками, вопреки всем злопыхателям. 

*****

Известная писательница Эльза Триоле — сестра Лили Брик написала с любовью и нежностью портрет своей  старшей сестры:

«У нее большой рот с идеальными зубами и блестящая кожа, словно светящаяся изнутри. У нее изящная грудь, округлые бедра, длинные ноги и очень маленькие кисти и стопы. Ей нечего было скрывать, она могла бы ходить голой, каждая частичка ее тела была достойна восхищения. Впрочем, ходить совсем голой она любила, она была лишена стеснения. Позднее, когда она собиралась на бал, мы с мамой любили смотреть, как она одевается… Я немела от восторга, глядя на нее...»

Но разве можно, даже по такому подробному, тёплому  описанию, понять душу этой загадочной женщины, которую боготворил Маяковский, которой посвятил свои самые лучшие, самые прекрасные строки?

*****

Лиля  Брик родилась 11 ноября 1891(только представьте! 19-й век!!!).

Огненно-рыжая хулиганка, с горящими карими глазами родилась в Москве, в районе Покровских ворот. Отец ее служил юрисконсультом в Австрийском посольстве, а мать преподавала музыку. В семье было двое детей - Лиля и Эльза, которые своими именами обязаны увлечению отца творчеством Гете. Обе девочки получили замечательное образование, они знали два языка – французский и немецкий, великолепно играли на рояле, обе закончили гимназию.

Совсем еще девочкой Лиля обнаружила, что имеет над мужчинами неограниченную странную власть. Достаточно было одного ее взгляда, чтобы мужчина потерял голову. Она даже попробовала свои чары на великом Шаляпине, и он обратил на нее внимание и даже пригласил в ложу на свой концерт.

Она флиртовала в Царском с Распутиным, восхищаясь его глазами - ослепительно-синими и веселыми... За ней ухаживал великий князь Дмитрий Павлович... Она завтракала с князем Трубецким, жуликом и проходимцем... В неё был влюблён Митька Рубинштейн, спекулянт, друг Распутина, дико разбогатевший от поставок в армию и еще, и еще...

Любовных историй было множество, и одна из них закончилась даже беременностью. Первым, кому она об этом рассказала, был друг детства - Осип Брик (будущий муж Лили), и тот сразу предложил выйти за него замуж... Однако, после ночных раздумий Лиля отказалась от этого акта сочувствия. Ей было 17 и родители настояли на аборте, который можно было сделать только нелегально. Для этого пришлось поехать в Армавир, где у родственников был знакомый врач. В итоге – бездетность, как наказание за легкомысленность, но жизненное предназначение Лили было совсем в другом. Впереди была целая жизнь.

*****

Лиля Брик в воспоминаниях современников - живая, элегантная, остроумная, и неугомонная.... Давайте полистаем страницы её жизни, написанные теми, кто был с ней рядом, чтобы понять, чтобы представить, чтобы узнать.

Она была хороша собой, соблазнительна, знала секреты обольщения, умела заинтересовать разговором, восхитительно одевалась, была умна, знаменита и независима. Если ей нравился мужчина и она хотела завести с ним роман — особого труда для нее это не представляло. Она была максималистка, и в достижении цели ничто не могло остановить ее. И не останавливало. Что же касалось моральных сентенций…

Ее не останавливало семейное положение "объекта" или его отношения с другими женщинами. Она хотела любить этого человека, проводить с ним время, путешествовать, но при этом... дружить с его женой. Маяковский заметил однажды: "Ты не женщина, ты - исключение".

Ив Сен-Лоран, с которым была дружна Лиля Брик в старости, говорил, что "она никогда не произносила банальностей, у нее всегда был свой взгляд, и с нею всегда было интересно".

Романы Лили Юрьевны! Ее раскованное поведение и вольные взгляды порождали массу слухов и домыслов, которые передавались из уст в уста и, помноженные на зависть, оседали на страницах «полувоспоминаний». Даже в далекой Японии писали: „Если эта женщина вызывала к себе такую любовь, ненависть и зависть — она не зря прожила свою жизнь“».

Что касается ее личной жизни, ее женской судьбы, то, с одной стороны, она всегда была любима, в первую очередь своими мужьями. С другой стороны, тот единственный, которого она любила больше жизни, — Осип Максимович Брик, — хотя и любил ее, но их связывала главным образом духовная близость, общность интересов, тесная дружба, а не любовь плотская. И возможно, именно по этой причине и возникала круговерть романов, о которых столько до сих пор  судачат.

Л.Ю. Брик (урожденная Каган) родилась в 1891 в интеллигентной московской еврейской семье. Отец ее был юристом, мать писала стихи и музыку, была хорошей пианисткой, хотя из-за замужества не смогла закончить консерваторию. Лиля Каган жила в центре Москвы, росла в прекрасной интеллектуальной среде, свободно владела немецким и французским, училась в одной из лучших частных гимназий на Покровке. По окончании гимназии она сначала увлекалась математикой и училась на Высших женских курсах, потом поступила в Московский архитектурный институт, стала заниматься живописью и лепкой, а затем и скульптурой в Мюнхене. Впоследствии была увлечена балетом (брала уроки), кинематографом (снимала картины и играла в них) — одним словом, круг ее интересов был достаточно широк. Конечно, во всех этих занятиях Лиля оставалась дилетантом. Но она обладала качеством, делавшим ее обаяние поистине магнетическим. Многие люди, знавшие Лилю Брик, отмечали ее удивительную способность будить в творческом человеке его лучшие силы, вызывать к жизни всю его энергию. В ней жил постоянный интерес к таланту — в музыке, в живописи, в поэзии, — и она с поразительной чуткостью распознавала его даже в тех людях, которые еще не привлекли к себе ничьего внимания. Так, уже в старости, Лиля Брик первая обратила внимание на яркого поэта Николая Глазкова и всячески помогала ему, несмотря на многие «неудобства» его характера. Одной из первых она заметила выдающееся дарование Майи Плисецкой, в то время начинающей балерины. Кинорежиссер и художник Сергей Параджанов был освобожден из тюрьмы в основном благодаря ее усилиям.

*****

Катанян Галина Дмитриевна:  "ВОСПОМИНАНИЯ О ЛИЛЕ БРИК"

Катанян Галина Дмитриевна — эстрадная артистка, певица, журналистка. Вместе со своим мужем Василием Абгаровичем Катаняном вошла в круг знакомых Маяковского в 1927 году. После гибели Маяковского помогала по просьбе Лили Брик разбирать и перепечатывать архив Маяковского.

В 1938 году Василий Абгарович оставил жену ради Лили Брик.

*****Мне было двадцать три года, когда я увидела ее впервые. Ей — тридцать девять. В этот день у нее был такой тик, что она держала во рту костяную ложечку, чтобы не стучали зубы. Первое впечатление — очень эксцентрична и в то же время очень «дама», холеная, изысканная и — боже мой! — да она ведь некрасива! Слишком большая голова, сутулая спина и этот ужасный тик… Но уже через секунду я не помнила об этом. Она улыбнулась мне, и всё лицо как бы вспыхнуло этой улыбкой, осветилось изнутри. Я увидела прелестный рот с крупными миндалевидными зубами, сияющие, теплые, ореховые глаза. Изящной формы руки, маленькие ножки. Вся какая-то золотистая и бело-розовая. В ней была «прелесть, привязывающая с первого раза», как писал Лев Толстой о ком-то в одном из своих писем. Если она хотела пленить кого-нибудь, она достигала этого очень легко. А нравиться она хотела всем — молодым, старым, женщинам, детям… Это было у нее в крови. И нравилась!

Когда-то я очень любила ее. Потом ненавидела, как только женщина может ненавидеть женщину. Время сделало свое дело. Я ничего не забыла и ничего не простила, но боль и ненависть умерли. Случилось так, что я знаю немного больше, чем другие. И не хочу, чтобы это ушло со мною. Маяковский — память которого для меня священна — любил ее бесконечно. И я не хочу, чтобы о ней думали хуже, чем она есть на самом деле. "

Василий Васильевич (сын Галины Катанян) очень страдал, когда родители разошлись и отец ушел к Лиле Юрьевне. Он сильно любил свою мать, переживал за нее, заботился о ней. А было ему в ту пору лет 13–14. Но Галина Дмитриевна не ограничивала его общение с отцом, понимая, что там мальчик будет иметь возможность встречаться с интересными людьми, питаться духовным богатством эпохи. А доброе отношение к нему самой Лили Юрьевны, ее забота о нем, ее бесконечное обаяние сделали свое дело — Вася ее тоже полюбил.

Несомненно, Лиля Брик была ЖЕНЩИНОЙ незаурядной, притягивающей мужчин не только своей внешностью… Сколько мы знаем жен великих людей, чьи имена после смерти мужей уходили в небытие. Мне кажется, что тот интерес, который пробуждала к себе Лиля Юрьевна, был вызван не только тем, что она в течение пятнадцати лет была женой Маяковского. Ведь после гибели поэта она прожила почти пятьдесят лет, оставаясь в центре внимания людей искусства и литературы во многих странах мира. Лиля Юрьевна была во всех отношениях очень притягательной женщиной. Она превосходно знала и разбиралась в поэзии, была широко эрудированной, всегда в курсе культурных событий, не только наших. Она была блестящей и внимательной собеседницей, остроумной и острой, и при всем этом удивительно обаятельной. И еще одно ее качество, которое привлекало к ней людей: она умела быть внимательной к людям и по мере возможности всегда им помогала. В. В. Катанян называл Лилю Юрьевну из-за ее пристрастия знакомить творчески одаренных людей с целью рождения из этого знакомства новых произведений искусства — «Наш красный Дягилев».

*****

Майя Плисецкая: "ВОСПОМИНАНИЯ О ЛИЛЕ БРИК"

Впервые мы встретились в доме Бриков в пятьдесят пятом году, когда в Москву приехал Жерар Филип. Вот дословная запись из моего дневника, помеченная 25 октября: «Сегодня была у Лили Брик. К ним в гости пришел Жерар Филип с женой и Жорж Садуль. Все были очень милы и приветливы. Супруги высказали сожаление, что не видели меня на сцене, но я «утешила» их, подарив им свои фото с надписью (весьма плохие, хороших не было). Гостей больше не было (был еще композитор Щедрин)». В этот осенний французский вечер Щедрин много играл на бриковском «Бехштейне» своей музыки, которая увлекла присутствующих. Какая-то искра обоюдного интереса пробежала между нами, но тут же затухла. 

***** 

Все свободные вечера проводили мы в том же доме — на Кутузовском: в другом подъезде поселились Лиля Юрьевна Брик и ее последний муж Василий Абгарович Катанян, разменявшие свою «безлифтовую» квартиру на Арбате на кутузовскую новостройку. Мы и раньше были очень дружны — Щедрин писал музыку к пьесе Катаняна «Они знали Маяковского», к одноименному фильму, а Василий Абгарович сочинил либретто для первой щедринской оперы «Не только любовь», — и житье по соседству сблизило нас еще более. У Бриков всегда было захватывающе интересно. Это был художественный салон, каких в России до революции было немало.

Последние годы у нас и на Западе вышло вдоволь литературы о Лиле Брик. Не буду повторяться, а отошлю интересующихся к книгам, в библиотеки. Лишь совсем телеграфно, пунктиром обозначу… Лиля Брик — муза и возлюбленная Маяковского. Лиле Маяковский посвятил полное собрание своих сочинений. Родная сестра Лили — французская писательница Эльза Триоле. Эльза — жена Луи Арагона, великого поэта Франции. Удачно выбрали сестрицы женихов! Лиля дружила с Пастернаком, Пабло Нерудой, Шагалом, Фернаном Леже, Мейерхольдом, Эйзенштейном, Хлебниковым, Назымом Хикметом, Айседорой Дункан. Со всеми, кто был с «левого фронта искусств». Ваяла, снималась в кино. Была любовницей чекиста Агранова, заместителя Ягоды.Гражданской женой Виталия Примакова, предводителя червонного казачества, расстрелянного Сталиным в 1937 году (на редкость доброжелательно). Сама закончила жизнь самоубийством. Вокруг ее имени накручена уйма чертовщины, осуждений, ненависти, укоров, домыслов, сплетен, пересудов. Это была сложная, противоречивая, неординарная личность. Я не берусь судить ее. У меня нету на это прав… И главное. Для меня. Лиля очень любила балет. В юности она изучала классический танец. Пробовала сама танцевать. Кичилась (кичилась? правда?) передо мной пожелтевшими, вылинявшими фотографиями, где была увековечена в лебединой пачке на пуантах. При первом просмотре Лилиных фото я ее уколола: — Левая пятка не так повернута. — Я хотела Вас удивить, а Вы про пятку. Лиля и Катанян не пропускали ни одного моего спектакля. И всякий раз слали на сцену гигантские корзины цветов. Решением самого Сталина Л. Брик получала третью часть (мать и сестры другие две трети) наследия Маяковского. И денег у нее водилось видимо-невидимо. Она сорила ими направо и налево. Не вела счету. Когда звала меня в гости, оплачивала такси. Так со всеми друзьями. Обеденный стол, уютно прислонившийся к стене, на которой один к другому красовались оригиналы Шагала, Малевича, Леже, Пиросмани, живописные работы самого Маяковского, — всегда полон был яств. Икра, лососина, балык, окорок, соленые грибы, ледяная водка, настоенная по весне на почках черной смородины. А с французской оказией — свежие устрицы, мули, пахучие сыры… Но в один прекрасный день Лиля оказалась нищей. Хрущев, правитель взбалмошный, непредсказуемый, безо всякого предупреждения приказал прекратить выплаты наследникам Маяковского, Горького, А.Толстого. Стабильно на Руси только горе да слезы. Лиля внезапно оказалась на мели. Стала распродавать вещи. Беззлобно итожила: — Первую часть жизни покупаем, вторую — продаем… И даже тогда Лиля делала царские подарки. Именно в ее безденежные годы она подарила мне бриллиантовые серьги, которые и сегодня со мной…

Ну а что с балетом? На киностудии Мосфильм режиссер Вера Строева начала съемки «Хованщины» по опере Мусоргского, которую переоркестровал, сближаясь с оригиналом, Шостакович. Меня позвали на Персидку. Режиссер Строева. Болезненно толстая, малоподвижная женщина с доброй, обезоруживающей улыбкой задумала сделать решительный шаг в сексуальном просвещении советских людей.

— Майя, я хочу Вас снять с голой грудью. Говорят, Ваша грудь самая красивая в театре. Я хотела бы Вас просить быть завтра на студии к трем часам. Надо показать грудь нашему оператору. Ему нужно поставить волшебный розовый свет. Заодно и я полюбуюсь.

Я взмолилась:

— Вера Павловна, милая, мне очень хочется у Вас сняться. Но в шальварах и легком вышитом лифе — как в театре. Хватит моего голого пуза для соблазнения князя Хованского и советских трудящихся. Все равно худсовет Мосфильма голую грудь не пропустит....

Вечером на Кутузовском разразились д:)ты. Щедрин сердился и предлагал отказаться от съемок. Ревновал. Лиля Брик, напротив, восторженно восприняла новации Строевой. Призывала снять и шальвары. Катанян держал нейтралитет.

Вот такая Лиля...

*****

«Если я чего написал, если чего сказал - тому виной глаза-небеса,

любимой моей глаза. Круглые да карие, горячие до гари...»

*****

"И в пролет не брошусь,

и не выпью яда,

и курок не смогу над виском нажать.

Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа.

Завтра забудешь,

что тебя короновал,

что душу цветущую любовью выжег,

и суетных дней взметенный карнавал

растреплет страницы моих книжек...

Слов моих сухие листья ли

заставят остановиться,

жадно дыша?

Дай хоть последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг."

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ

Он ни на букву не солгал и не слукавил. И те, кто сегодня обличают легкомысленную кокетку, распутницу, "агента НКВД", роковую соблазнительницу – femme fatale, мерзавку, что довела Маяковского до самоубийства, на самом деле плюют на его могилу. Стыдно не верить великому поэту: он точно знал, кому и чему на самом деле обязан. Знала и она. Тому есть свидетели, вполне беспристрастные. К примеру, сын ее последнего мужа, Василия Абгаровича Катаняна, писатель и режиссер Василий Катанян утверждал, что Лиля Брик "с первых дней знакомства с ним [Маяковским] понимала, с кем имеет дело". И если  Лиля смотрела сквозь пальцы на соперниц, то только на тех, кому Маяковский не посвящал стихов. Сказать бы "муза" – впасть в пафос. Скорее, это пушкинское: "и божество, и вдохновенье". В 1918 году он подарил ей издание поэмы "Человек" и размашисто написал: "Автору стихов моих Лилиньке – Володя". 

 

Пришла –

деловито,

за рыком,

за ростом,

взглянув,

разглядела просто мальчика.

Взяла,

отобрала сердце

и просто

пошла играть –

как девочка мячиком.

Значение этой женщины в жизни поэта трудно переоценить. Напиав в одном из своих писем к ней: «Любовь это сердце всего», — Маяковский раз и навсегда исключил возможность преувеличения. Любовью определялись всё его существование, все его стихи. С любовью было связано счастье его жизни, с нею же — трагедия.

Впервые о начинающем поэте Маяковском Лиля услышала в 1913 году от своей младшей сестры Эльзы. Та, влюбленная семнадцатилетняя девочка, с упоением рассказывала о своем друге, поэте - футуристе. Рассказывала, какие замечательные стихи он пишет, как трогательно он ей их читает, как, за неимением денег, возит ее на прогулках на трамвае. Лиле не интересны были рассказы влюбленной младшей сестрички. Ее больше интересовали собственные любовные похождения.

Но в 1915 году Эльза уговорила Лилю и Осипа принять у себя молодого поэта, которого никто не хотел печатать. Она прекрасно знала, что в доме у Бриков часто собираются люди, имеющие отношение к литературе, и надеялась, что они чем-нибудь помогут Маяковскому.

Вот как вспоминает о первом визите Маяковского к Брикам сама Эльза: "В июле умер отец. Лиля приехала на похороны. И, несмотря ни на что, мы говорили о Маяковском. После похорон... я поехала в Петроград, и Маяковский пришел меня навестить к Лиле, на улицу Жуковского. В этот ли первый раз, в другую ли встречу, но я уговорила Володю прочесть стихи Брикам... Брики отнеслись к стихам, восторженно, безвозвратно полюбили их. Маяковский безвозвратно полюбил Лилю". Давайте попробуем представить, как все это происходило. Картину можно восстановить по воспоминаниям Эльзы, да и Лиля часто рассказывала о том дне. Итак, для экономии места между двумя комнатами была вынута дверь. Маяковский стоит, прислонившись спиной к дверной раме. Видно, что волнуется. Потом из внутреннего кармана пиджака извлекает небольшую тетрадку, заглядывает в нее и засовывает обратно в карман. Обведя глазами комнату, он начинает читать негромким голосом свою поэму «Облако в штанах»:
«Вашу мысль,
мечтающую на размягченном мозгу,
как выжиревший лакей на засаленной кушетке,
буду дразнить об окровавленный сердца лоскут:
досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий».
Все присутствовавшие впились глазами в поэта и не спускали их до последних строчек:
« Эй, вы!
Небо!
Снимите шляпу!
Я иду!

Глухо.

Вселенная спит,
положив на лапу
с клещами звезд огромное ухо».
Все молчат потрясенные. А Маяковский, за все время чтения так и не переменивший позы, стоит, опершись на косяк двери.
А потом, уже в роли победителя, попивая чай с вареньем, Маяковский неожиданно спросит у потрясенной чтением Лили: “Можно посвятить поэму вам?” И на глазах Лилиного мужа и влюбленной в него, Маяковского, Лилиной сестры, пишет над заглавием: "Тебе, Лиля".

Владимир Маяковский влюбился в Лилю сразу же, с первого взгляда, забыв, что на квартиру Бриков пришел с Эльзой. В своей автобиографии "Я сам" В.В. Маяковский под заголовком "Радостнейшая дата" написал: "Июль 915-го года. Знакомлюсь с Л.Ю. и О.М. Бриками». «Радостнейшая дата», которая перевернула всю его жизнь.

Сама же Лиля вначале отнеслась к Маяковскому более чем спокойно. В тех же мемуарах чуть ниже она пишет: «Я сразу поняла, что Володя гениальный поэт, но он мне не нравился. Я не любила звонких людей — внешне звонких. Мне не нравилось, что он такого большого роста, что на него оборачиваются на улице, не нравилось, что он слушает свой собственный голос, не нравилось даже, что фамилия его — Маяковский — такая звучная и похожая на псевдоним, причем на пошлый псевдоним».

К своим двадцати четырем годам, а столько было ей на момент встречи с Маяковским, Лиля привыкла, что мужчины не остаются равнодушными к ее чарам. Что ей был этот неизвестный поэтик?

Зато Маяковского , неизвестного совершенно на тот момент поэта, сразу заметил Осип Брик. Надо сказать, что тот период не зря называют Серебряным веком. Тогда царили такие мастодонты, как Александр Блок,  Игорь Северянин, Бальмонт. Осип увидел в нем Поэта и начал активные действия по продвижению творчества Маяковского. На свои деньги издал поэму «Облако в штанах» тиражом в 1050 экземпляров. В феврале 1916 года О. Брик издает поэму Маяковского «Флейта-Позвоночник», посвященную его жене Лили.

До того, как Сталин решил создать Союз советских писателей, сведя воедино все структуры и подчинив, соответственно, общей для всех тружеников пера генеральной линии, существовало довольно много разного толка литературных групп и группировок. Они не только отстаивали своё видение литературного процесса, но и, в значительной части своей, пытались, говоря словами поэта, доказать, "кто более матери-истории ценен?" В смысле, кто "на все сто процентов за", а кто не более, чем попутчик. А то и, попросту, примазался, а на самом деле - враг.

К числу наиболее воинственных и непримиримых литературных объединений, литературоведы причисляют наряду с возглавляемым Леопольдом Авербахом РАППом (Российская ассоциация пролетарских писателей - В.Д.), Леф (Левый фронт - В.Д.) Маяковского.

По жесткому определению Ю.Карабчиевского, Леф "был одновременно и салоном, и вертепом, и штурмовым отрядом, и коммерческим предприятием".

И, если Маяковский громил, так сказать, "во весь голос", сбрасывал с пресловутого "парохода современности", и отмежевывался изо всех сил от "отдельных писателей типа Толстых, Пильняков, Ахматовых (запомним это имя,Анна Андреевна довольно неравнодушно относилась к Лиле Брик и проделала колоссальную работу по вбрасыванию компроматных воспоминаний в отношении нее) , Ходасевичей и К.", то Осип Брик пребывал в тени.

Обладая незаурядными организаторскими способностями, он взял на себя управленческие функции. Определял, исходя из конъюнктурных соображений, политику объединения. Призывал к порядку колеблющихся, не допуская волнений и смуты. Притом, что в Леф входили поэты самого разного толка. Талантливые, И не очень. Вплоть до откровенных графоманов. Амбициозные. Порой не в меру. Требовательные. Тоже изрядно.

Все это литературное воинство нуждалось в твердой управленческой руке. И, если Маяковский был лицом Лефа, его наиболее яркой и в творческом, и в личностном плане фигурой, "агитатором, горланом, главарем", то Осип Брик довольствовался ролью серого кардинала. Ролью внешне мало заметной, но чрезвычайно существенной по сути своей.

Он стоял во главе свиты, которая, как известно, играет короля. В чем-то подстраивался к лидеру. Где-то, более или менее заметно, направлял.

В силу этого Леф довольно долго оставался на плаву. И в том, что согласно сталинскому вердикту, Маяковский был признан "лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи" есть некая толика усилий Осипа Брика. В первую очередь, его политического чутья.

* * *

Осип Брик умер 22 февраля 1945 года на пороге своей квартиры. Остановилось сердце.

В любовном треугольнике, а он, несомненно, имел место быть, всегда присутствует "третий лишний". Так принято считать. Такова основанная на общежитейских представлениях логика событий.

В этом смысле, Осип Брик, с теми или иными оговорками, был третьим.

А вот лишним? Едва ли.

Во всяком случае, в личностном плане.

Похоронив Осипа Брика, Лиля Юрьевна сказала:

- Когда умер Володя, когда умер Примаков (Примаков В.М., советский военачальник, репрессирован в 1937 г., муж Л.Ю.Брик после формального развода с Осипом Бриком - В.Д.) - это умерли они, а со смертью Оси умерла я.

И Маяковский, невзирая ни на что, считал Брика своим лучшим другом. Самым близким, после Лили Юрьевны, человеком.

В творческом плане Брик тоже не был лишним.

Несмотря, на несоизмеримость дарований, роль Осипа Брика в становлении Маяковского не следует недооценивать. И, вне зависимости от позиции, исследователи творчества поэта отдают Осипу Брику должное. Притом, что это "должное" выглядит по-разному. От неприкрытой хулы - мол, сбивал с толку большого русского поэта, уводил в сторону от главного, подталкивал к мелкотемью, - до умеренного восторга: способствовал, в меру сил и возможностей, оказывал посильную поддержку, и, в целом, положительно влиял.

* * *

Любовная лодка Маяковского, как известно, "разбилась о быт".

А, вот любовный треугольник, несмотря на метаморфозы во взаимоотношениях, устоял. В том числе - благодаря Осипу Брику.

Хорошо это или плохо?

Здесь всё замешано на личном.

И не нам судить.

* * *

«Сегодня, только вошел к вам,
почувствовал -
в доме неладно.
Ты что-то таила в шелковом платье,
и ширился в воздухе запах ладана.
Рада?
Холодное
"очень".
Смятеньем разбита разума ограда.
Я отчаянье громозжу, горящ и лихорадочен»,
- эти строчки хорошо передают их отношения в те годы.

Владимир Маяковский хотел видеть свой объект страсти постоянно. Поэтому через несколько дней после «радостнейшей даты», Маяковский переселяется в гостиницу «Пале-Рояль», расположенную недалеко от дома Бриков. Почти ежедневно он приходит к ним в гости. Осип Брик с появлением Маяковского обретает свое настоящее дело, становится сначала издателем новой поэзии, а затем и литературоведом, исследователем стиха, участником знаменитого ОПОЯЗА. Между Бриком и Маяковским завязывается настоящая дружба, скрепленная общими интересами. Лиля Брик вспоминает: “Маяковский мог часами слушать разговоры опоязовцев. Он не переставал спрашивать Осипа Максимовича: “Ну как? Нашел что-нибудь? Что еще нашел?” Заставлял рассказывать о каждом новом примере». 
Но главной, конечно, оставалась Лилечка. И она не смогла устоять под его бешеным напором.

Вначале влюбленные скрывали свои отношения от Брика. Хотя в своих мемуарах Лиля Брик и утверждает, что «с 1915 года мои отношения с О.М. перешли в чисто дружеские, и эта любовь не могла омрачить ни мою с ним дружбу, ни дружбу Маяковского и Брика», приходится сомневаться в таком категоричном утверждении. 

Предыстория.

Лиля влюбилась в Осипа Максимовича Брика гимназисткой 13 лет.

Шел 1905 год и семнадцатилетний Брик, старший брат ее подруги, вел у них кружок для изучения политической экономии. Именно его холодность довела Лилю до того самого тика и выпадения волос. Она все же добилась своего, но ненадолго: 26 марта 1912 года сыграли свадьбу, а через два года, говоря словами Лили Юрьевны, "мы физически с ним как-то расползлись". Но эти два года она потом вспоминала в "Пристрастных рассказах", как самые счастливые годы своей жизни, абсолютно безмятежные.

Брак, навеки разрубивший сердце, принес, тем не менее, практическую пользу. Физически расставшись с Бриком, но оставшись жить с ним в одной квартире – иного Лиля и не мыслила! – она обрела свободу, невиданную ни для какой мужней жены и ни для какой девицы ее круга. Но ставши свободной в поведении, Лиля Юрьевна пожизненно осталась в эмоциональном и интеллектуальном плену у Осипа Максимовича. Косвенно он повинен и в этой любовной истории: как Лиля могла остаться равнодушной к Маяковскому, если в него – в поэта – влюбился Ося? И даже издал "Облако в штанах" небольшим тиражом на свои средства. И дальше материально помогал поэту – Брик происходил из семьи коммерсантов, и умел добывать деньги.

 

У меня в душе ни одного седого волоса,

и старческой нежности нет в ней!

Мир огромив мощью голоса,

иду –  красивый,

двадцатидвухлетний.

Вот такого красивого, двадцатидвухлетнего его и увидела Лиля. Он был куда проще нее, уроженки старой столицы, девочки из интеллигентной семьи – дочки присяжного повереного. Владимир Маяковский явился на свет в горской глуши, в горах Закавказья, под "багдадскими", как он писал небесами, то есть в селе Багдати тогдашней Кутаисской губернии, где его отец, Владимир Константинович служил в лесничестве. Мама, Александра Алексеевна, кубанская казачка, консерваторий, как Елена Юльевна Каган, не кончала. Будущий огромный поэт учился в гимназии в Кутаиси, когда наполовину осиротел: сшивая бумаги, отец укололся иголкой и умер от заражения крови.

12-летний гимназист Володя с отцом Владимиром Константиновичем, матерью Александрой Алексеевной и сестрами Людой и Олей. Багдади, Грузия, 1905 г.

Отец Маяковского происходил из обедневшей дворянской семьи, предки матери – кубанские казаки.

 С тех гимназических лет и на всю жизнь у Маяковского остались ненависть к булавкам, страх перед сепсисом, осторожность до мнительности и привычка постоянно мыть руки. Недаром Лилю Юрьевну так возмутила фраза из книги Виктора Шкловского "О Маяковском": "Л.Брик Маяковского остригла, велела ему помыться, переодела".  В раздражении она оставила пометку на полях: "Всегда был чистоплотен".

 

Вот я богохулил.
Орал, что бога нет,
а бог такую из пекловых глубин,
что перед ней гора заволнуется и дрогнет,
вывел и велел:
люби!

Гора заволновалась, дрогнула и послушалась божьего веленья. В тот вечер третьего знакомства он не вернулся обратно в Куоккалу, откуда приехал. Бросил все: вещи, белье, отданное в стирку, нанял номер в гостинице "Пале-Рояль" поблизости от улицы Жуковского. И пошел в атаку.

Нынче только ленивый не процитировал Лилиных строк:

Это было нападение, Володя не просто влюбился в меня, он напал на меня. Два с половиной года не было у меня спокойной минуты – буквально. И хотя фактически мы с Осипом Максимовичем жили в разводе, я сопротивлялась поэту. Меня пугали его напористость, рост, его громада, неуемная, необузданная страсть. Любовь его была безмерна. Володя влюбился в меня сразу и навсегда. Я говорю – навсегда, навеки – оттого, что это останется в веках, и не родился тот богатырь, который сотрет эту любовь с лица земли".

Да, все было именно так. И на вопрос заданный им в "Облаке":

Будет любовь или нет?
Какая –
большая или крошечная?
- жизнь дала ответ, озвученный в поэме "Флейта-позвоночник":

Это, может быть,
последняя в мире любовь
вызарилась румянцем чахоточного.

Действительно, "маленький, смирный любёночек" не получился. Как Маяковский потом напишет в поэме "Про это", он сразу обозначил себя "земной любви искупителем", сразу встал за всех, за всех плакал и расплачивался.

Он немедленно поселился на Надеждинской  (потом ее переименуют в его честь, и в наши дни эта улица живет под именем Маяковского), он будет ежедневно молить о свиданиях, и ошеломленная Лиля не найдет в себе сил для отказа.

Они будут встречаться в его комнате, благоухающей, цветами, купленными для Лили. И часами гулять по городу – позднелетнему, осеннему, зимнему Петрограду. Однажды забрели в порт, и Лиля спросила, почему из корабельных труб не идет дым. "Они не смеют дымить в вашем присутствии", – немедленно нашелся Маяковский.

Ах, как это было красиво: изящная, уверенная в себе – той уверенностью, которая дается обращенным к ней сильным чувством, – Лиля, со вкусом одетая, элегантная с отменными манерами и одновременно непосредственная и бойкая на язык! И Маяковский – громадный, по-особому грациозный, весь переполненный любовью, преображающей его внешне и открывающей божественные шлюзы – стихи льются из него непрерывным потоком. Эти стихи сразу поставят Маяковского в число значительнейших поэтов XX века:

Но мне не до розовой мякоти,
которую столетия выжуют.
Сегодня к новым ногам лягте!
Тебя пою,
накрашенную,
рыжую.
Может быть, от дней этих,
жутких, как штыков острия,
когда столетия выбелят бороду,
останемся только
ты
и я,
бросающийся за тобой от города к городу.

Но и  бросающийся за ней от города к городу, воспевая накрашенную, рыжую, поэт с самого начала отчетливо – даром что в любовном угаре! – понимал, что вводит любимую Лилю в историю:

Любовь мою,
как апостол во время оно,
по тысяче тысяч разнесу дорог.
Тебе в веках уготована корона,
а в короне слова мои —
радугой судорог.

 

Флоты – и то стекаются в гавани.

Поезд – и то к вокзалу гонит.

Ну, а меня к тебе и подавней

 – я же люблю! –

тянет и клонит.

Скупой спускается пушкинский рыцарь

подвалом своим любоваться и рыться.

Так я

к тебе возвращаюсь, любимая.

Мое это сердце,

любуюсь моим я.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

Источник: gorets-media.ру

 

 

www.spletnik.ru

Биография Лили Брик в бытовых подробностях. Ч4


Окончание. Начало раз два три

В 1926 году Маяковский сообщил Брикам, что у него в США родилась дочь. Это было в Берлине, куда Лиля приехала с итальянского курорта. Заметим, что никакие тяжелые времена не мешают ей наслаждаться жизнью. "Но ведь ты совершенно равнодушен к детям, Володечка!" - только и сказала в ответ на эту сногсшибательную новость Лиля. И это было так. Маяковский обожал животных, но не любил детей. А вот Лиля любила и тех, и других. И дети к ней тянулись. Например, сын ее четвертого мужа, несмотря на то, что его мама ненавидела разлучницу, постоянно проводил время в доме у Лили. В эту ночь Маяковский написал Элли: он окончательно убедился, что никого, кроме Лили, не любил и никогда полюбить не сможет. Что касается ребенка, то, он, конечно, примет на себя все расходы...
В 1928 году Лиля влюбилась в кинорежиссера Всеволода Пудовкина и, не встретив ответа, пыталась покончить с собой, выпив большую дозу снотворного. Ее откачали, хотя выздоравливала она несколько месяцев.

Осенью 1928 года Владимир Маяковский собирался в кругосветное путешествие, которое обернулось всего лишь поездкой во Францию. Одной из основных целей французской поездки была покупка автомобиля для Лили Брик. В Париже он случайно встретил нью-йоркскую знакомую, которая сообщила ему, что в это время в Ницце отдыхала его бывшая американская возлюбленная Элли Джонс с их общей двухлетней дочерью.

20 октября Маяковский выехал в Ниццу, захватив с собой двух молодых, говорящих по-французски «знакомиц» — вероятно, для того, чтобы скрыть истинную цель поездки от Лили, знавшей о каждом его шаге от живущей в Париже своей сестры Эльзы Триоле. Однако, на вопрос Элли, почему он приехал не один, ответил: «Я не хотел смущать тебя». Всю ночь они проговорили в номере Маяковского, в котором Элли осталась из-за проливного дождя, и уснули под утро. Близости между ними не было: Элли боялась снова забеременеть и понимала бесперспективность будущих отношений. Уже 25 октября Маяковский вернулся в Париж, откуда на следующий день написал в Ниццу письмо. Элли ответила, но уже следующее её письмо, на которое она не получила ответа, ушло в Москву, куда собирался уехать Маяковский — но не уехал: в день возвращения из Ниццы в Париж он встретил Татьяну Яковлеву. Встреча Татьяны Яковлевой и Владимира Маяковского была подстроена Эльзой Триоле.

25 октября Татьяна позвонила доктору Сержу Симону с жалобой на тяжёлый бронхит, и он велел ей немедленно прийти на приём. Надежда, русская жена Симона, тут же позвонила Эльзе и пригласила её с Маяковским. Эльза, жившая с Луи Арагоном в той же гостинице, что и Маяковский, попросила только что приехавшего из Ниццы Маяковского сопроводить её на приём к доктору Симону, где Маяковский и увидел Яковлеву.
Это было сделано для того, чтобы отвлечь Маяковского от намерения жениться на Джонс. А он и не собирался. Но сестры-то об этом не знали. Зато они знали тип женщин, которые нравились поэту. Джонс, кстати, к нему не принадлежала. А вот Яковлева настолько походила на идеал, что Маяковский влюбился всерьез.

Это был первый случай, который Лиля засчитала за настоящее предательство: ведь Маяковский написал Татьяне два стихотворения и чуть ли не сам думал перебраться в Париж. В итоге ему было отказано в выезде за границу. Одна из подруг Маяковского Наталья Брюханенко вспоминала: «В январе 1929 года Маяковский сказал, что влюблен и застрелится, если не сможет вскоре увидеть эту женщину». Кстати, на Брюханенко он тоже хотел жениться, но Лиля отсоветовала. В октябре 1929 года Лиля в присутствии Маяковского вслух прочитала в письме сестры Эльзы о том, что Татьяна собирается замуж за виконта дю Плесси. Хотя на самом деле речь о свадьбе зайдет лишь месяц спустя. Чтобы забыть Татьяну, Маяковского свели с Полонской. После съёмок в картине «Стеклянный глаз» её пригласил на бега режиссёр этого фильма Осип Брик. Там же был и поэт, в тот же день они встретились ещё раз у Валентина Катаева. Вскоре сблизились и стали встречаться. Маяковский и на Полонской хотел жениться. Но она была замужем и очень почитала Лилю Брик.

А потом он застрелился.

В ноябре 1935 года Лиля Юрьевна отправила Сталину письмо. В нем она пишет, что Маяковского забыли, мало печатают, из школьных программ вычеркнули, музей его памяти не делают, и надо все это поправить. Стали прочел письмо и переадресовал его Ежову, тогдашнему секретарю ЦК, с пометкой: "Очень прошу вас обратить внимание на письмо Брик. Маяковский был и остается лучшим и талантливейшим поэтом нашей Советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям — преступление. Жалоба Брик, по-моему, правильна. Свяжитесь с ней (с Брик) или вызовите ее в Москву… Если моя помощь понадобится — я готов. И. Сталин". Цитата — "Маяковский был и остается…" — была широко известна после ее публикации в "Правде" 5 декабря 1935 года, но то, что она впервые появилась в письме Лили Брик вождю, стало известно лишь много лет спустя.
А как, вы думаете, Лилино письмо дошло до Сталина? По почте? Да ему вся страна писала. Не читал Сталин и писем, которые пытались передать ему через близких к нему людей. Он читал только то, что пришло по установленной бюрократической линии, было зарегистрировано, и было в папке занесено в кабинет Поскребышевым. Комендантом Кремля в то время работал П.П. Ткалун - хороший знакомый мужа Лили Виталия Марковича Примакова по Гражданской войне. Ткалун пустил письмо этим путем, но под своим надзором, чтобы оно не отсортировалось и дошло до Сталина.
А так не знаю, помнили бы теперь Маяковского. Может быть, он был бы кем-то вроде Хлебникова.

Конечно, складывается ощущение, что Брики хотели удержать Маяковского при себе. Я в прошлых постах приводила запись со сном Лили через несколько месяцев после смерти Маяковского: «Всю ночь снился Володя: я плакала, уговаривала не стреляться, а говорил, что главное на свете это деньги, что без денег не стоит ЖИТЬ». Причем тут деньги? Видимо, Маяковского все же рассматривали как некий ресурс. Хотя и без него Лиля не пропала: вышла замуж за генерала Примакова. Правда, его расстреляли. А вот уже вся жизнь с Катаняном была построена на эксплуатации наследия Маяковского: тот публиковал кусочки из доставшегося Лили архива поэта: далеко не все ушло в ЦГАЛИ – она многое припрятала. Да еще 15 лет получала авторские. Так что сон в руку был.
И при жизни поэт выступал кормильцем. Бывая за границей, Маяковский выполнял Лилины поручения. "Первый же день по приезде, - рапортовал Маяковский - посвятили твоим покупкам. Заказали тебе чемоданчик замечательный и купили шляпы. Духи послал (но не литр, как ты просила, - этого мне не осилить) - флакон, если дойдет в целости, буду таковые высылать постепенно. Осилив вышеизложенное, займусь пижамками".
Она тоже привозила ему и Осе горы подарков.
Вообще, у них было много общего. Например, они оба были азартными игроками. Я давно замечаю, что игроки образуют крепкие супружеские союзы. Так, говорят, что игроками являются Голикова и ее муж Христенко, Максим Галкин и Алла Пугачева. Может, другие люди не могут понять игроков? У обоих была склонность к самоубийству, оба были щедрыми людьми, любили устраивать праздники для друзей, оба курили, оба считали нормальным иметь множество половых партнеров. Попробуйте найти человека с таким же набором предпочтений.

А Осип был человеком, который любил и прощал их обоих. Хотя, и у него с Маяковским в последний год случались ссоры. В бумагах близкого к Маяковскому поэта Николая Асеева исследователи обнаружили запись: "Когда однажды я пришел домой к Маяковскому, то увидел странную картину. Лиля сидела на диване, закинув ногу на ногу, и курила папиросу. А Маяковский и Ося Брик держали друг друга за грудки и злобно ругались. Я попытался разнять их, но Маяковский грубо остановил меня и предупредил, чтобы я в их личные дела не вмешивался... Но больше всего меня удивила Лиля Юрьевна. Она громко подзадоривала мужчин и буквально уговаривала их устроить "небольшую драчку". К счастью, серьезной драки не вышло. Вскоре мы все пили чай". В последние годы жизни Маяковского, когда его поведение, по утверждению того же Асеева, "было немного странным". Маяковский то "грубо и жестко разговаривал с Осипом, то называл его своим лучшим другом".

Прав был поэт: разбилась их семейная лодка. Стали они друг другу в тягость.
Но все же, кого любила Лиля: Осю, Володю, двух других мужей, еще кого-то из своих любовников? Сама она говорила, что Осю. В воспоминаниях Фаины Раневской есть такие строки: "Лиля говорила о своей любви к Брику. Сказала, что отказалась бы от всего, только бы не потерять Осю. Я спросила: "Отказались бы и от любви к Маяковскому?" Она, не задумываясь, ответила: "Да, отказалась бы и от Маяковского, мне надо было быть только с Осей".
Она пишет, что любила (читай, жила) с Маяковским только потому, что его любил Ося (читай, потому что он был нужен Осе). А сам Маяковский ей не нравился: слишком яркий был, привлекал чужое внимание. На кого смотрели, если они были рядом? Ведь на него, скорее всего. Он же был как теперь поп-звезда. К стихам его она была равнодушна. А кому понравятся постоянные измены? Это ее он ревновал, а себе-то позволял.
Если она и вправду, неважно почему, любила Осипа, то могла Маяковского и почти ненавидеть: ведь Ося уделял ему больше внимания, чем ей. Он ведь все бросил, чтобы помогать Маяковскому стать великим поэтом, теорию разрабатывал, как лучше писать стихи. Другой вопрос, что это еще бабушка надвое сказала, помог он ему или нет.
А ради Лили он что бросил, чем пожертвовал? Он саму Лилю бросил, нашел обычную домашнюю женщину.
Хорошо, что у Лили был легкий характер и широкий взгляд на вещи, а другая Маяковского и не потерпела бы в своем доме. Хотя, тогда Осип сам мог бы уйти.
А за что Лиля любила Осипа? Кто же знает? Может, за то, что он ее никогда не осуждал, уважал, помогал, ничего не требовал. И она считала его очень умным.
Знаете, почему она завещала ее не хоронить, а развеять ее прах? Боялась, что ее могилу будут осквернять.

(25 лет назад работал вместе с дамой, которая в своей студенческой юности лично знала Лилю Брик. Та играла в бридж в компании колоритных стариков, один из них до революции был владельцем отеля «Метрополь», играли по старой привычке в одном из его номеров. Так как рассказчица была тогда молода, то Лиля производила на нее впечатление какого-то ископаемого. Больше всего ее потрясало то, что у Лили все время выпадала вставная челюсть, но она очень ловко ловила ее на лету. Прим. ред.)

uborshizzza.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *