Гала элюар – Дочь Гала — Сесиль Элюар

"Блистательная" Гала и ее мужчины. Часть 1. Поль Элюар. Гл. 5

Гала

Предыдущая глава

Глава 5. Любовь «де-труа» — Макс Эрнст, Гала и Поль

Брак с Элюаром не смог изменить натуры Гала, ее погруженности в себя и склонности к мрачному настроению. Она жила в постоянном состоянии неопределенности. Она тогда не знала ни того, кто она, ни того, кем хотела бы стать. Поэтому она злилась на весь мир, погружаясь еще сильнее в меланхолию. Она не любила будничных домашних дел, это наводило на нее тоску и становилось причиной ее мигреней. Ненавидела походы в магазины, кухню и домашнее хозяйство. Все это она с удовольствием доверила своей свекрови. Не намного больше она любила и общение со своей дочерью Сесиль. Заботы по кормлению, прогулкам, играм и убаюкиванием малышки ложатся на плечи мадам Гриндель.
День у Гала превращается в ожидание мужа с работы. Она не знает чем без него себя занять. Домашние, будучи уверенными, что у нее хрупкое здоровье, ее особо не дергают, не беспокоят. Она вольна делать все что хочет и когда хочет. То, ссылаясь на мигрень или боль в животе, валяется постели, то читает, то перешивает наряды или слоняется по магазинам подержанных вещей, чтобы найти себе какую-нибудь очередную оригинальную вещицу. Она мается от безделья, говорит, что УМИРАЕТ СО СКУКИ. И это так и есть, она не лжет. Эти слова выражают ее истинное внутреннее состояние. Гала буквально задыхается в замкнутом пространстве домашнего очага.

Макс Эрнст — мастер сновидений

Появление в жизни семейства Элюаров Макса Эрнста будто расцвечивает их отношения свежими красками, вливает свежую кровь. Их жизнь сразу становится насыщенной, яркой, интересной. За период с 1920- по 1922 Элюары наносят семье Эрнстов множество визитов. А роман Макса и Гала развивается с молчаливого согласия самого Поля Элюара, которому очень нравится групповой секс. В сексуальных отношениях он предпочитает треугольник, который включал бы еще одного мужчину. Гала тоже нравятся такие игры. Отношения «де-труа» эту семейную пару потом настолько увлекут, что они не раз будут высматривать себе какую-нибудь жертву — художника или поэта, который бы их обоих восхищал. Притягательная мрачная сексуальность Гала и ее полувосточные мистические глаза будут часто привлекать к этой паре немало сюрреалистов.

Морис Макс, Макс Эрнст, Симона Бретон, Поль Элюар, Джозеф Делтейл, Гала Элюар, Роберт Деснос, Андре Бретон. Фото Валентина Хуго, 1923 г.

Летом 1922 года семейные пары Эрнстов и Элюаров вместе с другими дадаистами отправляются в отпуск в Тироль. Там Макс совершенно открыто делил комнату с Полем и Гала, а потом с шумом и визгом резвился с ней в озере вместе с Полем. Жену Макса поселили в комнате по-соседству. Дадаистов мало чем можно было удивить, но тогда даже они были шокированы их поведением, считая, что спровоцировала сексуальную разнузданность «трио» именно Гала. Хотя Тристан Тцара позже признал, что именно Поль был инициатором поиска сексуальных партнеров для своей жены из друзей, так как сам безумно любил секс втроем в качестве участника и наблюдателя.

М. Эрнст. Рандеву с друзьями. 1922. Музей Людвига, Кёльн

В 1922 году Макс решается переехать в Париж. Но в Германии ему неожиданно отказывают в визе. И тогда отчаянный Поль провозит его по своему документу.
Макс устраивается работать в журнал «Литература», ему поручают рисование обложек. Но так как Макс — незаконный иммигрант, у него возникают проблемы с проживанием. И тогда Элюар предлагает ему переехать к нему в Сен-Брис, а через полтора года на виллу в Обонн, где Поль живет с Гала и дочерью Сесиль. В Обонне Эрнст начинает жить с ними под одной крышей, «в муках, причиняемых любовью и дружбой». Поль называет Эрнста братом и «вторым «Я». Гала постоянно позирует ему и делит с ним свое семейное ложе. За время «дружбы-любви-де-труа» Элюар с Максом выпускают сборник совместно написанных странных стихов «Несчастья бессмертных». Это еще больше скрепляет их дружбу.

Поль в течение недели трудится на фирме у своего отца, а по выходным принимает своих друзей-сюрреалистов. На этих творческих вечеринках блистает Гала. Она, как мистическая принцесса, одетая в длинные просторные шелковые балахоны, бродит между ними, и, пронзая своим пристальным взглядом ясновидческих глаз, С ПОМОЩЬЮ КАРТ ПРЕДСКАЗЫВАЕТ ИМ СУДЬБУ.
Гала всегда любила быть непохожей, оригинальной, всегда хотела выделиться из толпы. Это проявлялось и в ее немыслимых фантастических нарядах, и в разнузданной вызывающей сексуальности, и в ее страсти к бунтарству и эпатажности.
Пока Элюары строили свои сюрреалистические трио и четырехугольники, бедная Сесиль была предоставлена сама себе, до нее не было дела ни ее отцу, ни матери. Родители были поглощены только своим творчеством и сексуальными авантюрами. В конце концов девочку предоставили заботам бабушки, мадам Гриндель. В будущем в жизни Сесиль так ничего и не поменяется. Поль всегда будет дистанцироваться от нее, а Гала, вообще, игнорировать..

Макс Эрнст. Европа после дождя II. 1940-42. Уодсворт Атенеум, Хартфорд

Спустя 2 года отношения «де-труа» Элюара начинают раздражать. Гала с удовольствием позирует Максу, восхищается его картинами, как когда-то, в Клавадейле, восхищалась и его, Поля, творчеством в их первые дни любви. «Кукольный домик» Элюаров в Обонне незаметно превращается в художественную мастерскую Макса. Он развешивает свои картины в гостиной, в столовой и даже в супружеской спальне Элюаров, а заодно и разрисовывает фресками стены их дома. «В столовой, например, — вспоминала потом Сесиль, — висела обнаженная женщина с раскрытыми внутренностями, представленными в очень ярких, броских цветах». Малышке тогда было всего 8 лет и эти странные изображения заставляли ее очень сильно пугаться.

Макс Эрнст. Гала

Полю нечем дышать, Макса в доме становится слишком много, он чувствует себя ненужным,одиноким. Поль понимает, что наступило время, когда надо выбирать — либо Гала, либо Макс. Но раздираемый любовью и дружбой, он не в силах отказаться ни от одного, ни от другого. Отношения трио заходят в тупик. У Гала начинаются нервные срывы, приступы раздражения и злости, она с завидной регулярностью начинает провоцировать скандалы. И все потому, что она ,как и Поль, не может сделать выбора. А ведь это он сам когда-то уговорил ее попробовать «втроем» и в результате сделал свою любимую женщину заложницей ситуации, из которой выход один — кто-то из них должен уйти. Поль страдает, Полю хочется или покончить с жизнью или сбежать.

Поль и Гала в Индокитае. 1924 г.

И тогда, в марте 1924 года Поль принимает решение принести в жертву себя . Не говоря ни слова ни Максу ни Гала, он отправляется в путешествие в полном одиночестве. Гала тут же делает ответный шаг — уезжает с Максом на его родину в Германию. Испугавшись, что может потерять жену навсегда, Элюар умоляет ее присединиться к нему. И тогда Гала с Эрнстом из Германии отправляются к Элюару в Индокитай. Там их трио вновь воссоединяется (они снимают номер в местном отеле Сайгона). Но судорожные попытки сохранить их долгий союз окажутся тщетными. В Сайгоне их трио распадется уже навсегда. Эту индокитайскую прогулку Поль позже назовет «идиотским путешествием». Макс удалится в одиночестве, а супруги вновь воссоединятся. Но ненадого. Расставание с Максом фактически станет прологом разрыва супругов.

Эрнст, продлив свое путешествие еще на две недели, вернется в Париж, снимет себе мастерскую на Монмартре и быстро найдет Гала замену. Но, несмотря на разрыв сексуальных отношений с с четой Элюаров, у Гала не хватит сил сразу порвать с Максом. В течение еще пары лет они будут иногда встречаться и вести переписку. Их отношения закончатся вместе с его женитьбой в 1927 году на на 22- летней Мари-Берт Оранш, с которой он познакомится еще осенью 1925 года. А Элюар, как и прежде, будет продолжать материально поддерживать Эрнста, покупая его картины.

Дали, Гала и Элюар

Поль и Гала в сентябре 1924 года вернутся в свой дом в Обонн уже без Макса. В этот период у Гала появится острая потребность чем-то заполнить в своем сердце пустоту и она все свое внимание переключит на художников-«сюрреалистов», и. «заделавшись» иссупленной почитательницей их талантов, начнет активно посещать их творческие тусовки.

Андре Тириньон помнил ее в это время как элеганто одетую и надменную участницу сюрреалистических тусовок, организуемых Бретоном. Интерес у нее вызывали только яркие, талантливые, «эффективные в реальном мире художники». Она не терпела посредственности. Да, личных талантов в искусстве Гала, конечно, не имела. Но она, как вспоминал Бретон,»была в состоянии вдохновлять страсти и разжигать творческие силы столь разных мужчин, как Эрнст, Элюар и Дали». Притом эта женщина была поистине алчной и корыстолюбивой. Она прекрасно понимала, что Поль Элюар, хоть и талантливый поэт, но вряд ли он когда-то сможет содержать ее в роскоши, которой она всегда так страстно желала (К этому времени ее тяга к роскоши уже начинает носить оттенок патологии, зависимости от нее). Гала осознает, что сама она вряд ли на «что-то» способна. Значит ей следует бросить Поля и искать «кого-то» еще, кто «все это» ей сможет дать. Пока она еще молода, пока она еще соблазнительна и желанна. И этим спасительным «кто-то» для нее вскоре станет 20-летний испанский художник из Кадакеса — Сальвадор Дали. Продолжение следует…..

rogozny.ru

Любовный треугольник Поль Элюар — Гала — Дали


«Я чувствовал, что на меня возложена обязанность запечатлеть лик поэта, с Олимпа которого я похитил одну из муз».
Сальвадор Дали о портрете Поля Элюара

Биографы утверждают, что в 25 лет Сальвадор Дали все еще был девственником и не только не спешил познать женщин, но и страшился их, стараясь избегать физической близости. Что же должно было случиться, чтобы в личной жизни тогда еще будущего гения произошли кардинальные перемены? Необходим был взрыв, фейерверк, праздник... умопомрачительное гала-представление.

И оно произошло. Началось это праздничное шоу, которому было суждено продлиться более 50 лет, в 1929 году, когда в Кадакес, в гости к молодому эксцентричному художнику приехал уже знаменитый в то время французский поэт Поль Элюар со своей дочерью и русской женой, которая именовала себя Гала. Считается, что именно с этого момента начал свое существование звездный дуэт Гала — Сальвадор Дали. На самом деле, в августе 1929-го возник любовный треугольник Гала — Поль — Сальвадор, который стал дуэтом лишь в 1952 году, после смерти Элюара.

Грани любовного треугольника. Гала и Поль

«Я всегда видел то, чего другие не видели; а того, что видели другие, я не видел».
Сальвадор Дали

Они познакомились в Швейцарии, в 1912 году. Оба приехали в горный санаторий, чтобы вылечиться от туберкулеза, не подозревая, что «подхватят» еще более сильный вирус — любовную лихорадку. Семнадцатилетний Эжен Грендель (до появления псевдонима Поль Элюар оставалось еще почти пять лет) был сражен величественной грацией юной Елены Дьяконовой, которая спустя почти шесть лет станет его страстно любимой женой Галатеей, Гала...

Поль Элюар и Гала в санатории Клавадель, 1913

Даже в столь юном возрасте Гала обладала почти роковой женской притягательностью и поистине фантастической интуицией. Вслед за своим любимым она отправляется во Францию, оставшись, таким образом, в стороне от революционных событий в России и с головой окунувшись в творческо-праздную жизнь богемного Парижа. Они обвенчались в 1917 году, а через год родилась их дочь, Сесиль. Счастливый, хотя и шокирующий окружающих брак длился достаточно долго — 12 лет.

Он не жалел денег на ее прихоти, она вдохновляла и щедро делилась с ним энергией. Оба воспринимали брак как союз свободных людей, а потому не считали нужным хранить верность и не скрывали друг от друга своих увлечений. За годы, проведенные вместе, Гала и Поль сильно изменились: он огранил ее страсть, позволив засиять таланту роковой соблазнительницы, она обнажила его талант, дала силы для достижения успеха и признания.

Пожалуй, к 1929 году они уже не могли дать друг другу большего. Пришло время для новых событий и чувств.

Грани любовного треугольника. Гала и Сальвадор

«Он словно нарочно толкал меня в его объятия...»
Из воспоминаний Гала

По дороге в Кадакес Поль без устали говорил о том, с каким необычным и ярким молодым человеком предстоит познакомиться Гала... Почему-то чуткий и проницательный Элюар не учел, что именно такая личность и может заинтересовать Гала. Ведь сам он к тому времени стал для нее уже случившимся достижением, человеком, достигшим расцвета и не обещающим более блестящего будущего. В то время как горизонты Дали были поистине безграничными. Так решила Гала, и интуиция не подвела ее и на этот раз.

Как потом вспоминали оба, первое впечатление друг о друге вряд ли было приятным, и все-таки уже с момента первого знакомства между Гала и Дали возникло притяжение, которому было суждено превратиться в неразрывную связь.

Грани любовного треугольника. Гала, Поль и Сальвадор

Ненавидел ли Поль Элюар своего более счастливого соперника? Испытывал ли Дали угрызения совести оттого, что «увел» жену у своего товарища? Сомневалась ли Гала в том, что делает правильный выбор, уходя от Элюара к Сальвадору? Нет, нет и еще раз нет.

Сальвадор, Гала, Поль и Нуш

Что касается Дали, то он был оглушен нахлынувшими чувствами настолько, что вообще не задумывался о том, что Гала приехала к нему не одна, а вместе с ними находятся ее муж и ребенок. Поль Элюар, поняв, что потерял свою Гала, и не веря в то, что это навсегда, стал втайне от друзей собираться в длительное путешествие.

А что думала и чувствовала Гала — неизвестно. Но история говорит нам о том, что она сделала совершенно правильный выбор, оставшись с человеком, который с ее помощью развил свою гениальность и достиг вершин творчества и признания.

В тот памятный визит Сальвадор Дали написал портрет Поля Элюара. Выплеснув на полотно все свои сомнения и страсти, раздирающие всех участников событий, он пояснил это так: «Я чувствовал, что на меня возложена обязанность запечатлеть лик поэта, с Олимпа которого я похитил одну из муз».

Портрет Поля Элюара. Сальвадор Дали

С 1930 года Гала стала жить с Дали, уехав из Парижа. История их любви, хоть и известна почти всему миру, по-прежнему остается загадкой. А Поль Элюар отправился в свое путешествие, и в 1930 году встретил новую любовь, Марию Бенц, танцовщицу, выступавшую под сценическим псевдонимом Нуш (Nusch). Признанная красавица, Нуш была наделена многими талантами: она танцевала, пела, была акробаткой, писала стихи и даже занималась живописью. Ее красота вдохновляла многих художников начала XX века: Пабло Пикассо приглашал Нуш в качестве модели для своих картин, Ман Рэй любил фотографировать ее.

Мария Бенц (Нуш или Нюш)

Нуш была музой Элюара последующие 16 лет (в 1934 году они поженились), вплоть до 1946 года, когда на одной из парижских улиц ей внезапно стало плохо и она умерла. Поль Элюар тяжело переживал утрату жены, ведь именно о ней он писал еще в 1935 году своей дочери Сесиль: «Без нее моя жизнь была бы невозможна».

Но, несмотря на вполне счастливую личную жизнь, почти до самой смерти Поль Элюар писал любовные письма Гала и верил, что однажды она вернется. А та, в свою очередь, из уважения к бывшему мужу не венчалась с Дали до тех пор, пока Поль был жив.

Из: Сальвадор Дали: XX век глазами гения

www.izbrannoe.com

Гала Элюар-Дали. Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 1

Гала Элюар-Дали

Молодые любовники в подарок

Любой женщине хотелось бы быть верной. Сложность в том, чтобы найти мужчину, которому она будет хранить верность.

Марлен Дитрих

Га?ла? Элюа?р-Дали?, настоящее имя Елена Ивановна Дьяконова (1894–1982) – жена Поля Элюара, любовница Макса Эрнста, позднее жена, муза и модель Сальвадора Дали.

Елена Ивановна Дьяконова могла вызвать и совершенно сумасшедшую любовь, и самую неистовую антипатию. До восьмидесяти лет она принимала любовников в замке Пуболь – молодых людей, которых Дали «дарил» ей. Этот факт без малейшего румянца стыда подтверждает Марси, владелец бара, куда она приходила с Дали.

Дали нравилось обожание фанатов, а Гале – видные официанты. Потом они забирали всех с собой, и на эти «встречи» Дали, бесстрашный «voyeur»[15], мог войти только по четкому предварительному приглашению.

Самым известным из этих молодых любовников был Джефф Фенхольт, главный герой мюзикла «Иисус Христос – суперзвезда».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Мать или тиран — кем была муза Сальвадора Дали Гала? - Психология

Именно она превратила художника в звезду мировой величины

Инна Локтева

5 июля 2016 16:55

Дали и Гала встретились в 1929 году, когда та была замужем. Через три года она стала супругой Сальвадора

Фото: Rex Features/Fotodom.ru

В историю она вошла под именем Гала — блистательная муза, соратница, обожаемая и любимая женщина. Чуть ли не богиня. Ее биографы до сих пор недоумевают: что же в ней было особенного, как могла она, не обладая ни красотой, ни талантом, сводить с ума творческих мужей? Союз Гала с Сальвадором Дали продлился полвека, и можно с уверенностью утверждать, что именно благодаря жене художник смог проявить всю силу и мощь своего дара.

Некоторые считают ее расчетливой хищницей, которая цинично использовала наивного и неискушенного в бытовых делах Дали, другие — воплощением любви и женственности. История Гала, явившейся в этот мир под именем Елены Дьяконовой, началась в Казани, в 1894 году. Ее отец, чиновник Иван Дьяконов, рано ушел из жизни. Мать вскоре снова вышла замуж за адвоката Дмитрия Гомберга. Его Елена считала своим отцом и взяла себе отчество по его имени. Вскоре семья переехала в Москву. Здесь Елена училась в одной гимназии с Анастасией Цветаевой, которая оставила ее словесный портрет. Уже тогда наша героиня умела произвести впечатление на людей: «В полупустой классной комнате на парте сидит тоненькая длинноногая девочка в коротком платье. Это Елена Дьяконова. Узкое лицо, русая коса с завитком на конце. Необычные глаза: карие, узкие, чуть по-китайски поставленные. Темные густые ресницы такой длины, что на них, как утверждали потом подруги, можно рядом положить две спички. В лице упрямство и та степень застенчивости, которая делает движения резкими».

Сама Елена была уверена, что ее удел — вдохновлять и очаровывать мужчин. Она писала в своем дневнике. «Я никогда не буду просто домохозяйкой. Я буду много читать, очень много. Я буду делать все, что захочу, но при этом сохранять привлекательность женщины, которая себя не перетруждает. Я буду как кокотка сиять, пахнуть духами и всегда иметь ухоженные руки с наманикюренными ногтями». И первый шанс опробовать свои чары ей вскоре представился.

Девушка-праздник

В 1912 году слабую здоровьем Елену отправили в санаторий Клаваделя в Швейцарии лечиться от туберкулеза. Там она познакомилась с молодым французским поэтом Эженом Эмилем Полем Гранделем, отец которого, богатый торговец недвижимостью, надеялся, что целебный воздух выбьет из отпрыска поэтическую блажь. Однако юноша приобрел еще и любовный недуг: он потерял голову из-за этой необычной, загадочной девушки из далекой России. Она представилась Галиной, он же стал звать ее Gala с ударением на последний слог, от французского «праздничный, оживленный». Родные не поощряли его увлечения поэзией, а в лице возлюбленной он нашел благодарного слушателя. Она же придумала ему и тот звучный псевдоним, под которым он приобретет известность, — Поль Элюар. Отец юноши его восхищения не разделял: «Я не понимаю, зачем тебе эта девочка из России? Неужели мало парижских?». И предписал новоиспеченному Полю немедленно вернуться на родину. Влюбленные расстались, но их чувства друг к другу только окрепли. Почти пять лет (!) продолжался этот роман на расстоянии. «Мой дорогой возлюбленный, душенька моя, мой дорогой мальчик! — писала Элюару Гала. — Мне не хватает тебя как чего-то незаменимого».

Она обращалась к нему как к мальчику — уже тогда в юной Елене было сильно материнское начало. Она чувствовала в себе желание наставлять, оберегать, опекать. И не случайно впоследствии выбирала любовников моложе себя. Поняв, что от нерешительного Поля ничего не добьешься, а роман в эпистолярном жанре не может длиться вечно, Елена решила взять судьбу в свои руки и отправилась в Париж. В феврале 1917 года, когда ее родину потрясла революция, предприимчивая девушка сочеталась браком с молодым французом. Родители Поля к тому времени уже смирились с его выбором и в качестве знака благословения даже преподнесли новобрачным огромную кровать из мореного дуба. «На ней мы будем жить и на ней умрем», — заявил Элюар. И ошибся.

Амур де труа

Поначалу жизнь в Париже очень радовала Гала. Из застенчивой девушки она превратилась в настоящую л’этуаль — яркую, блистательную, манкую. Она находила удовольствие в развлечениях богемы. А вот бытовые дела навевали скуку. Домашние, будучи уверенными, что у Гала хрупкое здоровье, ее особо не беспокоили. Она делала все что пожелает. То, ссылаясь на мигрень или боль в животе, валялась в постели, то читала, то перешивала наряды или слонялась по магазинам в поисках очередной оригинальной вещицы. В 1918 году у супругов родилась дочь Сесиль. Но и появление малышки не особо повлияло на настроение Гала. Заботы о ребенке она с удовольствием доверила свекрови. Поль с тревогой наблюдал за тем, как его жена погружается в меланхолию. «Я умираю от скуки!» — заявляла она и не лгала. Так что знакомство с художником Максом Эрнстом добавило в опостылевшую семейную жизнь свежих красок. По свидетельству современников, Гала, хоть и не была красавицей, обладала особым шармом, магнетизмом и чувственностью, которые действовали на мужчин безотказно. Не устоял и Макс. Роман Гала с художником развивался с молчаливого одобрения ее мужа. Вскоре любовная парочка и вовсе перестала скрываться, а к их сексуальным утехам… присоединился и сам Поль, которого очень возбуждало наличие еще одного мужчины. Отношения «де-труа» настолько увлекли супругов, что и позже, уже после разрыва с Максом, они иногда присматривали себе какую-нибудь жертву — художника или поэта, который их обоих восхищал. А пока Эрнст переселился к Элюарам и начал жить с ними под одной крышей, «в муках, причиняемых любовью и дружбой». Поль называл его братом, Гала позировала ему и делила с ним свое семейное ложе. Пикантный союз оказался весьма плодотворен для вдохновения. За время отношений «де-труа» Элюар с Максом выпустили сборник совместно написанных странных стихов «Несчастья бессмертных». Но потом идиллии пришел конец. Почувствовав, что в сердце жены он постепенно отходит на второй план, Поль поставил вопрос ребром: он или я. Гала не решилась оставить мужа. Но и окончательно порвать с Максом была не в силах. Еще в течение пары лет они переписывались и иногда встречались. Окончательный разрыв произошел только в 1927 году, когда художник женился на Мари-Берт Оранш. Однако, как и прежде, Элюары материально поддерживали бывшего любовника, покупая его картины.

Служенье телу муз

Гала и Дали познакомились в 1929 году, когда чета Элюар нанесла визит художнику в Кадакесе. Он же утверждал, что увидел свою богиню, свою музу намного раньше, еще в детстве, когда ему преподнесли авторучку с портретом черноглазой девочки, укутанной в меха. Стремясь показаться оригинальным, хозяин решил встретить гостей в необычном виде. Он изорвал свою шелковую рубашку, выбрил подмышки и выкрасил их синькой, натер тело смесью из рыбьего клея, козьего помета и лаванды, а за ухо вставил цветок герани. Но увидев свою гостью в окно, тут же побежал смывать это великолепие. Так что перед четой Элюар Дали предстал почти нормальным человеком. Почти — потому что в присутствии Гала, так потрясшей его воображение, не смог вести беседу и периодически начинал истерически хохотать. Будущая муза смотрела на него с любопытством, эксцентричное поведение художника ее не отпугнуло, наоборот, подстегнуло воображение. «Я сразу поняла, что он — гений», — писала впоследствии Гала.

Это была молния, поразившая обоих. «Тело у нее было нежное, как у ребенка. Линия плеч — почти совершенной округлости, а мышцы талии, внешне хрупкой, были атлетически напряжены, как у подростка. Зато изгиб поясницы был поистине женственным. Грациозное сочетание стройного, энергичного торса, осиной талии и нежных бедер делало ее еще более желанной». Так описывал Дали предмет своего обожания. Надо сказать, что до знакомства с четой Элюар у 25-летнего художника не было ярких романов. Поклонник Ницше сторонился и даже слегка побаивался женщин. В юном возрасте Сальвадор потерял мать и в какой-то степени нашел ее в лице Гала. Она была на десять лет старше и взяла любимого под свою нежную опеку. «Я люблю Гала больше матери, больше отца, больше Пикассо и даже больше денег», — признавался художник. На этот раз Поль не стал мешать чужому счастью, собрал чемоданы и отбыл восвояси. С собой он увозил собственный портрет, написанный Дали. Живописец решил таким странным образом отблагодарить гостя, у которого увел жену. Дали и Гала официально зарегистрировали свой брак в 1932 году, а религиозная церемония состоялась только в 1958-м, из уважения к чувствам Элюара. Хотя тот и обзавелся любовницей, танцовщицей Марией Бенц, все равно писал нежные письма бывшей жене и надеялся на воссоединение. «Моя прекрасная, священная девочка, будь разумной и веселой. Пока я люблю тебя — а я буду любить тебя вечно, — тебе нечего бояться. Ты жизнь моя. Неистово целую тебя всю целиком. Хочу быть с тобой — обнаженной и нежной. Так называемый Поль. P. S. Привет малышу Дали».

Поначалу чета Дали жила в бедности, зарабатывая тяжким трудом. Парижская светская львица превратилась в няньку, секретаря, менеджера своего гениального мужа. Когда не было вдохновения писать картины, она заставляла его разрабатывать модели шляпок, пепельниц, оформлять витрины магазинов, рекламировать товары. «Никогда мы не сдавались перед неудачами, — отмечал Дали. — Мы выкручивались благодаря стратегической ловкости Гала. Мы никуда не ходили. Гала сама шила себе платья, а я работал в сто раз больше, чем любой посредственный художник».

Гала взяла в свои руки все финансовые дела. Их день строился по схеме, которую она описывала так: «Утром Сальвадор совершает ошибки, а во второй половине дня я их исправляю, разрывая легкомысленно подписанные им договоры». Она стала его единственной женской моделью и главным сюжетом вдохновения, восхищалась работами Дали, не уставая твердила, что он гениален, использовала все свои связи для раскрутки его таланта. Супруги вели публичную жизнь, часто появлялись на страницах журналов. Постепенно дела пошли на лад. Дом Дали начали осаждать толпы богатых коллекционеров, страстно желавших приобрести картины, освященные гением. В 1934 году Гала предприняла следующий шаг для популяризации таланта Дали. Они отправились в Америку. Страна, влюбленная во все новое и необычное, с восторгом приняла экстравагантного художника. Ценители искусства откликались на самые невероятные идеи Дали и были готовы платить за них огромные деньги. Журналист Фрэнк Уитфорд писал в газете Sunday Times: «Семейная пара Гала-Дали в какой-то мере напоминала герцога и герцогиню Виндзорских. Беспомощный в житейском отношении, чрезвычайно чувственный художник был пленен жесткой, расчетливой и отчаянно стремящейся вверх хищницей, которую сюрреалисты окрестили Гала-Чума. О ней говорили также, что ее взгляд проникает сквозь стены банковских сейфов. Впрочем, для того чтобы выяснить состояние счета Дали, рентгеновские способности ей были не нужны: счет был общим. Она просто взяла беззащитного и, несомненно, одаренного Дали и превратила его в мультимиллионера и звезду мировой величины».

Журналисты не видели главного: трогательной привязанности, почти материнской нежности Гала по отношению к своему непрактичному супругу. Сестра Гала, Лидия, побывавшая у них в гостях, написала, что никогда не видела такого трепетного отношения женщины к мужчине: «Гала возится с Дали как с ребенком, читает ему на ночь, заставляет пить какие-то необходимые таблетки, разбирает с ним его ночные кошмары и с бесконечным терпением рассеивает его мнительность».

Каждый нашел в этом союзе то, что искал. Недаром они прожили вместе полвека душа в душу, вплоть до смерти Гала. Хотя их союз не был образцом верности друг другу. Стареющая дива меняла молодых любовников как перчатки. Последним ее увлечением стал певец Джефф Фенхольт, сыгравший главную роль в рок-опере «Иисус Христос — суперзвезда». Гала приняла деятельное участие в его судьбе, помогла начать карьеру и подарила роскошный дом на Лонг-Айленде. Дали сквозь пальцы смотрел на интрижки жены. «Я позволяю Гала иметь столько любовников, сколько ей хочется. Я даже поощряю ее, потому что меня это возбуждает».

В последние годы жизни Гала захотелось уединения. По ее просьбе художник подарил ей средневековый замок Пуболь в провинции Жироны. Навещать жену он мог только по ее предварительному письменному разрешению. «День смерти станет самым счастливым днем в моей жизни», — говорила она, съедаемая старческой немощью. Он же окружил себя юными фаворитками, но ни одна из них не сумела тронуть его сердца.

В 1982 году, в возрасте восьмидесяти восьми лет, Гала скончалась в местной больнице. Испанский закон, принятый во время эпидемии чумы, запрещал перевозить тела умерших, но Дали исполнил последнюю волю любимой. Завернув тело жены в белую простыню, он положил его на заднее сиденье «Кадиллака» и доставил в Пуболь, где она завещала себя похоронить. На похоронах художник не присутствовал. Он вошел в склеп лишь спустя несколько часов, когда разошлась толпа. И, собрав остатки мужества, сказал: «Смотри, я не плачу…».

www.womanhit.ru

Гала Элюар-Дали Мать — муза

Гала Элюар-Дали Мать — муза

Га?ла?, настоящее имя Елена Ивановна Дьяко?нова (1894–1982) — жена Поля Элюара, любовница Макса Эрнста, позднее жена, муза и модель Сальвадора Дали.

Летом 1929 года она отправилась в Кадакес с мужем, французским поэтом Полем Элюаром, Маргиттом и Бунюэлем. Они решили навестить Дали, каталанского художника, так как Элюар заказал ему свой портрет. Дали и Гала понравились друг другу и решили на следующее утро встретиться на пляже. Чтобы окончательно соблазнить ее, Дали тщательно подготовился: он разделся и подвернул брюки, чтобы лучше выделялся его бронзовый загар, надел ожерелье из жемчужин и засунул цветок герани за ухо, выбрил подмышки и намазал тело собственной кровью, к которой добавил козий помет и масла. Это была напрасная эксцентричность, так как Гала уже чувствовала определенный интерес к художнику и до того, как они приехали в Кадакес: «Элюар без продыху рассказывал мне об этом красавце Дали. Он как будто подтолкнул меня в его объятия еще до того, как я его увидела», — прокомментировала Гала эту ситуацию несколько лет спустя.

Этот неуверенный молодой девственник между приступами истерического смеха признался Гале в любви, которую он почувствовал к ней, затем взял ее за руку и сказал: «Моя малышка, мы никогда не разведемся». Ей было 35 лет, ему — 25. В конце сентября Гала возвратилась во Францию, и в отсутствие любимой Дали отчаянно страдал. Он принял решение поехать в Париж, чтобы отыскать ее там. Увлечение Дали Галой вызвало пересуды в его достаточно консервативной семье, так как никто не видел ничего хорошего в том, что он собрался уехать в Париж с русской богачкой и владелицей поместья, замужней и сексуально распущенной дамой. Отец немедленно отрекся от него и выставил из дома. В знак протеста Дали побрил голову наголо, а вскоре Гала бросила все, чтобы переехать и жить с ним в Портиллигате. В 1932 году они поженились, и, как рассказывают друзья Дали, присутствие Галы с каждым днем все сильнее изменяло художника — он постоянно говорил о ней. Хавьер Перес Андухар рассказывает в книге «Сальвадор Дали: завоевание иррационального», что художник изобразил слова «Ma mere, ma mere, ma mere» («моя мать, моя мать, моя мать» — фр .) на картине «Тайна страсти», намекая на свою пропавшую мать. Позже он заявил, что именно мать была причиной его страха перед сексуальным актом, который, как он считал, мог привести его к полному истощению, и признался, что сохранил воспоминание о том, как мать всасывала его пенис, когда он был маленьким ребенком. 

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

sex.wikireading.ru

"Блистательная" Гала и ее мужчины. Часть 1. Поль Элюар. Гл. 4

Элюары

Предыдущая глава

Глава 4. Рождение дочери Сесиль. Знакомство с Максом Эрнстом.

С конца 1917 года город Париж начинают бомбить и обстреливать немцы. Многие горожане во время бомбежек вынуждены отсиживаться в подвалах своих домов. В начале 1918 года Гриндели отправляют свою беременную невестку в Бре-и-Лю (в деревню, находящуюся на границе Нормандии). 10 мая 1918 года на свет появляется Сесиль. Рождение дочери позволяет Полю просить назначение поближе к своей семье. Поля переводят в тыл. В Мант-Гассикуре (в 20 км от Бре-и-Лю) у него появляется больше свободного времени и тогда молодые супруги решают оставить ребенка на попечении бабушки и кормилицы и отправляются в Париж. Там Гала, наконец, свободно вздохнула — теперь она может заниматься тем, что дорого ее сердцу — читать, мечтать, переставлять мебель, примерять платья, переделывать или перекраивать их, заниматься любовью с мужем, слушать его стихи, прогуливаться по вечернему городу в роскошных нарядах, благоухая своими любимыми Blank de Coty. Пеленать, баюкать, кормить малыша — все эти радости не для нее. Она Валькирия, она муза, она волнующая Сивилла, ее призвание — манить и соблазнять, манипулировать мужчинами и сводить их с ума.
Крошечная Сесиль останется в Бре-и-Лю до тех пор, пока не закончится война. Гала с большой неохотой будет ее навещать.

Гала и Элюар

10 мая 1919 года, к годовщине со дня рождения Сесиль, Поля полностью демобилизовали и молодые перебрались из родительской квартиры в свою собственную на рю-Сен-Брис. Платил за их проживание его отец. Также он обеспечил своего сына работой в своей строительной фирме. Дела в фирме идут хорошо, семья начинает зарабатывать большие деньги. Имея хороший доход, Поль теперь может позволить тратить деньги на картины своих любимых художников — Пикассо и Миро.

Основатель течения «дадаизм» — Тристан Тцара. 1926 г

Весь день Элюара проходит на работе, он работает с документами, занимается подготовкой строительных площадок, ведет переписку с администрацией, а по ночам он пишет стихи. Бывало так, что вдохновение сходило днем и он записывал свои стихи прямо в конторских книгах. Вскоре он находит свой круг общения в среде «дадаистов», среди них основатель движения — Тристан Тцара, Бретон и Арагон и несколько позднее — Макс Эрнст. «Дадаисты» принимают к публикации его стихи в своем журнале «Литература». За обработку Элюара берется Бретон, и Поль вскоре становится членом их движения. Благодаря своему тонкому чутью на хорошую живопись, в журнале он фактически становится неофициальным редактором искусства. Он первым открывает Макса Эрнста — увидев в 1920 году его картины в галерее «Нечто бесподобное». Поль настолько был потрясен созданными им необычными образами, что не поленился отправиться с Галой в

Луиза Эрнст, Поль и Гала Элюар с дочерью Сесиль, Макс Эрнст и сын Джимми. Инсбрук, 1922 г.

Кельн, чтобы посетить студию этого талантливого немецкого художника и убедить его перебраться в Париж. В Кельне семейная пара Элюаров знакомится с Максом и его женой Лу Страус-Эрнст. Жена Макса называет Галу «эдакой русской женщиной, эдаким заманчивым существом», которое напоминало ей «пантеру» перед прыжком, почти всегда молчащей и алчной, «со скользящей походкой, с темными распущенными волосами, неопределенно восточными и светящимися изнутри черными глазами и с деликатной, тонкой кистью.» Приехав в Кельн Гала начинает завоевание сердца Макса. У нее в голове рождается план — втянуть своего мужа в роман с женой Макса, чтобы заполучить себе Макса. Но в этом в этом деле она терпит неудачу. И тогда она решает «сохранить за собой обоих этих мужчин, причем с любящего согласия Элюара». Так начинается их роман «де-труа». Продолжение следует …..

rogozny.ru

Глава 2. Поль Элюар. «Мой возлюбленный мальчик…»

Глава 2. Поль Элюар. «Мой возлюбленный мальчик…»

Ничто не бывает случайно. Год и три месяца, проведенные в горном санатории вдали от России, могли бы стать обычным, ничего не значащим временем, затерянным после в памяти. Ведь что могло произойти в заведении, где строгая дисциплина, где режим и постоянное наблюдение? Но отсутствие ровесников и ровесниц побудило искать дружбу с семнадцатилетним французом, худым, обласканным «маменькиным сынком». Возможно, боязнь смерти обостряет их чувства и отношения, но это — не вседозволенность. Интимный мир для них — это записки, рукопожатья и еще книги; целое море книг, которыми они обмениваются.

Юноша живет в одной комнате с матерью, он знает, что такое любовь, но — материнская. Любовь, дающая защиту и уверенность. Он же начинает искать любовь иную, опьяняющую, дикую, непредсказуемую, как сама его подруга со странным именем — Gala, Гала. Так называет себя она, с ударением на первом слоге, хотя по документам значится Елена. Еленой ее нарек отец, а Гала (Галя) — так хотела, чтоб звали ее старшую дочь, мать. Под этим почти не придуманным именем она войдет в Большую Историю (ударение на втором слоге привнесено французским языком). И в первую очередь имя, а не внешность, выделяют ее среди всех. Ее загадочное имя и принадлежность к загадочной русской нации делает ее привлекательной настолько, что молодой француз с легкостью признается ей в слабости. Оказывается, он пишет стихи! Он прав в своей уверенности, что она как никто поймет и поддержит его. Даже безумно любящая мать вряд ли разделит восторг по поводу появления на свет слабых детенышей — стихотворных строчек ее сына. Отец и вовсе увидел бы в этом проявление глупости. Юношу готовили для иных дел. Да он и сам не ведал, что важнее: бизнес отца или рвущиеся из сердца строчки, его пошатнувшееся здоровье (он с детства был слаб, но в последнее время врачи поставили диагноз: туберкулез) или их отношения с Гала. В то время, когда никто не воспринимал его всерьез, появилась девушка, поощрявшая его творчество, дававшая тем самым надежду на написание хороших и нужных стихотворений; увидевшая в нем настоящего поэта. Их отношения сулили и наивысшее блаженство — познание таинств любви. Старше его на год, она не называла его «Жежен» или «малыш» (как мать), ведь она видела в нем не ребенка, а друга. Он родился в 1895 году, 14 декабря, его полное имя Эжен Эмиль Поль Грендель. Пройдет немного времени, и он применит к своим стихам несколько вариантов имен, от его собственного Эжен Грендель до Поль Элюар Грендель, Поль Эжен Грендель. Чтобы стать Поль Элюаром, нужно прожить новую, полную опасностей и сражений, жизнь.

Поль Элюар

Существует время, которое дает понять рассредоточенность любви. Каждый человек — это мир, и, любя человека, мы любим весь мир, окружающий нас. Кто-то сказал, что объяснение в любви к миру ничуть не больше, чем объяснение в любви к одному человеку. Как бы ни был Дали влюблен в самое себя и свое творчество, весь мир ему заменила Гала, как только появилась в его жизни. Но не меньшее значение имела она и в жизни Поля Элюара. Психологи утверждают, что второй брак часто похож на первый, один из супругов инстинктивно повторяет пройденный этап, привнося приобретенный опыт отношений. Жить со вторым, как с первым? Конечно же нет; и все же… Все же было то, что уже происходило: восхищение, любовь, семья, привычка, жажда раствориться в любимом, но еще большая — растворить его в себе. Ее любили так, как любят немногих избранных, но утопая в любви, она чувствовала себя изгоем. Из-за тяжелого, порой несносного (а скорее непонятного) характера, от нее отдалялись те, кто шел по жизни рядом с ее любимыми. Если славянство — это признак загадочности, вечного поиска, то она была воплощением славянства. Именно вокруг нее в большей степени, чем вокруг кого-либо, происходили эксперименты рассредоточенности любви. Если рассмотреть любовь как иерархию, то наивысшими в ней могут быть различные понятия: человечество, родина, честь, слава, поэзия, искусство, секс…

Гала и Поль Элюар в Клаваделе. 1913 г.

Одно время, довольно продолжительное (если не навсегда, до последних дней жизни) Гала была наиглавным, наиценнейшим приобретением в иерархии любви двух гениев прошлого века.

Она зародила семя любви в сердце семнадцатилетнего юноши, с которым познакомилась в Клаваделе, она породила платоническую чувственность, запрещая переступать интимную грань, чувственность настолько сильную, что всю мощь ее доведется изведать ему через много-много лет. Молодые, порывистые, влюбленные, они и не подозревали, что эта незнакомая им еще чувственность будет толкать их в объятия других. Они станут познавать любовь не только друг через друга, но и на глазах друг у друга. Что повлечет за собой не только физические страдания, но и разочарования, и как следствие — равнодушие ко всему, что происходит вокруг и с ними в частности. А опыт измен, приносящий капризную радость, будет использован и при нем — безусловно, нужном и любимом, называвшим ее «Галариной, блистательной, звездой» и многими другими не менее значительными именами, при нем, Сальвадоре Дали — кто находился рядом до последнего ее вздоха и при всей непоследовательности и эксцентричности совершенно не заслуживая стать, попросту говоря, рогоносцем. Кто виноват в том, что слегка взбалмошная, но строгая и чистая девушка (говорят, когда они поженились с Элюаром, оба были девственниками) почувствовала вкус к интригам и приключениям? А если это было искренне, и чувства просто дремали в ней? Но… надо знать то время, чтобы рассуждать об этом. Все второстепенно, когда вокруг атмосфера любви. И в «Дневнике одного гения», написанным вторым мужем Гала, Сальвадором Дали, нет ни слова о низком, похотливом, мерзком между ними. Там, если низменно, то только то, что касается его тела, или воспоминаний, или каких-то незначительных глупостей, но то, что имеет отношение к ней — свято и непоколебимо. «Мы с Галой любим друг друга все сильней и сильней. Все должно стать еще лучше. С каждой четвертью часа я все больше прозреваю, и все больше совершенства таят мои накрепко сжатые зубы!.. Да здравствуем мы с Галой!» — записал Дали в 1953-м году. И сотни раз в своем дневнике повторит он не менее значительные слова, подтверждающие их взаимную любовь.

Гала заронила семя любви в сердце семнадцатилетнего Поля

Но до этого еще далеко. А ею уже было написано: «Я люблю тебя бесконечно. Это единственная правда». Это своеобразная клятва молодой девушки своему жениху в канун свадьбы.

Как странно: два ярких пламени осветили ее жизнь. А ведь это она должна была осветить им путь. Но придатком оказалась не она, а они, воспевшие ее, сделавшие ее богиней, положив к ее ногам творчество. Какими же заслугами вызваны такие деяния? Только ли любовью? Ее отношения с ними — только ли ум, интуиция, без алчности, без корысти? В какой-то момент Поль Элюар задастся вопросом: способна ли она вообще любить, если… живет одним-единственным «сегодня»; равнодушна к оставленной Родине и катаклизмам, которые там происходят; не хочет помнить, что было «вчера» (а потому чувства, что были «вчера», не имеют значения)… Дали это знать не нужно, он с каждой минутой все больше и больше «становится Дали», благодаря ей, ее образу на полотнах, что служит расцвету его имиджа. Они едины, следовательно, она — это он, а он знает, как он лично к ней относится.

То, что Гала, безусловно, обладает талантами, становится понятно, когда ей удается выйти замуж за французского юношу-поэта. От знакомства в Клаваделе до замужества в Париже проходят годы. И какие годы! Достаточно заглянуть в учебник истории. Мы же упомянем о тех событиях вкратце, ведь они все же имеют огромное значение. 28 июня 1914 (после возвращения молодых людей здоровыми из швейцарского санатория) наследник Австро-Венгерского престола, эрцгерцог Франц-Фердинанд вместе с супругой был убит в Сараево «либералом» — студентом-террористом, боснийским евреем Габриэлем Принципом.

Два ярких пламени осветили ее жизнь: Элюар и Дали. А ведь это она должна была осветить им путь

Этот роковой поступок приведет в действие военную машину и вовлечет одну за другой европейские страны в войну мирового масштаба. 28 июля Австро-Венгрия объявляет войну Сербии. По соглашению Тройственного союза Германия объединяется с Италией. Россия выступает как союзница Сербии и вместе с Англией и Францией входит в Антанту. 1 августа Германия объявляет России войну.

В Париже Эжен Грендель ждет мобилизации, ведь Франция должна вступить в военные действия. Конфликт затягивается, в войну втянута почти вся Европа, а после полмира.

К счастью, страны, где живут влюбленные, — союзницы. Эжен и Елена переписываются. Девушка, которую никто не учил тактике и расчетливости отношений взрослых (в этих делах нет учителей), пишет трогательные письма матери своего жениха, прекрасно зная, что вызывает в ее глазах и сердце антипатию. Их путь друг к другу сплошь усеян преградами: неприятие избранника его и ее родителями, возраст, огромное расстояние, разлука и, конечно же, война.

Не известно: кто больше желал этого брака — он или она. Но их бунт против воли родителей говорит как о силе чувств, так и о силе характеров. Гала (этим именем она всегда подписывается) почти каждый день пишет письма во Францию. От избытка чувств и «расстроенных нервов» ее лихорадит. Девушка почти не выходит из дома, отказавшись от развлечений: посещений театров и друзей; ее комната заперта. Внешний мир перестал для нее существовать. Наибольший комфорт она чувствует, несмотря на переживания, именно так — вдали от мира, от родных и близких, предавшись книгам, листку бумаги и своим мечтам. В таком же состоянии отрешенности Гала будет находиться в разные периоды своей жизни: будучи замужем в первый раз, и во второй… Ее можно было бы назвать аморфной, ведь ничто, кроме ее самой, переживаний и мечтаний, не интересовало. Зато в письмах она признается, что желает быть с любимым, служить ему, не забывая при этом себя, любить его рядом с собой, принадлежать ему ежеминутно. Наряду с этими чувствами, переполнявшими ее мятущуюся душу (Эжен еще не стал мужем), уживается другое чувство — материнская нежность. Именно оно доминирует, делая ее лучшей матерью на свете, но не для… ребенка, а для мужчины. Это качество стоит в ней запомнить, так как оно сыграет главенствующую роль в звездной истории любви с Дали, схлестнувшись с не менее интересным его собственным отношением к матери и материнству вообще.

Чувства Галы и Элюара выдержали испытание войной и разлукой

«Мой дорогой возлюбленный, душенька моя, мой дорогой мальчик», «Мой самый единственный мальчик, только мой и навсегда…» — писала Гала Эжену, еще будучи в России. Он и останется для нее маленьким нежным мальчиком, ее ребенком, пока он сам не поколеблет эту веру. С ним она узнает настоящее материнство, которое ничуть не тронет ее холодное сердце. С ним она узнает разочарование и, возможно, познав других мужчин, будет чувствовать, что потеряла себя и свое предназначение — опекать единственно любимого. А в том, что их любовь настоящая и на века, сомнений нет. Это жизнь вносит свои коррективы. Но этот первый опыт очень важен, чтобы понять один из самых странных, таинственных и притягательных браков XX века — супружество Дали и Гала.

«Я не могу жить без тебя! Я прекрасно знаю, что не смогу без тебя жить. Вот почему я прошу тебя беречь свою жизнь».

«Если хочешь, рискуй моей жизнью, но не своей, потому что умереть не так ужасно… как жить без тебя».

«Уверяю тебя: еще год — и война закончится. Нужно употребить все усилия, чтобы суметь выйти живым из этого кошмара. И потом ты никогда не пожалеешь о прожитой жизни, никогда, обещаю тебе, потому что нас ждет слава и жизнь наша будет чудесной».

Эти строки написаны черноглазой русской девушкой жениху, который находился на фронте. Правда, из-за хилого здоровья и частых болезней Эжен практически не воевал на полях сражений, но он долгое время был санитаром. В иные дни перед ним проходили десятки раненых. Многие на его месте сходили с ума. Возможно, чувствуя поддержку близкой и желанной девушки, его тонкая психика выдержала весь кошмар нечеловеческих страданий, боль, кровь, слезы. И все же…

«Мой самый единственный мальчик, только мой и навсегда…» — писала Гала Эжену, еще будучи в России

Кто знает — не будь этой войны, как бы сложилась дальнейшая жизнь этой пары. Может, их ждало бы изнуряющее счастье, перешедшее со временем в привычку? Они искренне и сознательно хотели провести вместе жизнь. Не подозревая о том, что ужасы, ранившие душу одного из них, положили начало изменению характера, отношению к жизни вообще и к любви в частности.

Французская пехота в засаде. Военная открытка 1914 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *