Биография елизавета тюдор – ЕЛИЗАВЕТА I ТЮДОР. 50 знаменитых больных

Содержание

ЕЛИЗАВЕТА I ТЮДОР. 50 знаменитых больных

ЕЛИЗАВЕТА I ТЮДОР

(род. в 1533 г. — ум. в 1603 г.)

  

Почти полстолетия правления Елизаветы I, более известной под именем «королевы-девственницы», вошли в историю Англии как «золотой век Елизаветы». Судьба самой Елизаветы Тюдор далека от сложившегося идеализированного образа. Волею придворных историографов ее царствование было превращено в прекрасную легенду. Клио — муза истории — порой весьма причудливо вершит свои дела, однако проходит время — и все возвращается на круги своя.

Детство будущей королевы было не простым. Она родилась 7 сентября 1533 года во Гринвичском дворце, расположенном в пригороде Лондона, отцом ее был Генрих VIII Тюдор, матерью — вторая жена короля Анна Болейн. Генрих был инициатором разрыва отношений Британии с Папой Римским, который не давал благословения на развод августейшей особы с Катариной Арагонской, испанской принцессой. Она никак не могла подарить королю наследника — родила дочь Марию и не имела больше детей.

Генрих очень рассчитывал, что вторая супруга родит сына, но когда снова родилась дочь, положение Болейн при дворе пошатнулось. Через три года, «благодаря» усилиям придворных интриганов и с молчаливого согласия Генриха, Анна была обезглавлена по обвинению в адюльтере и государственной измене.

Помимо смерти матери, трехлетнюю Елизавету ожидало и другое несчастье: Генрих вынудил парламент издать Акт, по которому его брак с католичкой Анной Болейн признавался недействительным с момента его заключения, что автоматически делало Елизавету незаконной дочерью короля. Сложно оценить все влияние этих фактов на характер маленькой девочки, которая была отослана в Хэтфилд, но гувернеры отмечали, что она не по годам серьезно относилась к жизни. В шесть лет Елизавета была столь же степенна и уравновешенна, как и в сорок.

В 1537 году у Генриха родился от третьей жены долгожданный наследник, принц Эдуард. Его матерью стала Джейн Сеймур. Появление брата еще больше отдалило Елизавету от родственников, в частности от отца. И все же нельзя сказать, что Генрих ненавидел дочь — наоборот, она всегда присутствовала на королевских приемах и празднествах. Кроме этого, ее объявили третьей наследницей престола — после брата и старшей сестры. Будущая королева очень любила Эдуарда, была привязана к шестой жене отца, Катерине Парр.

Елизавета получила прекрасное образование, ее преподавателями были профессора Кембриджа. Такое образование обычно давалось мальчикам — древние и современные иностранные языки, история, риторика, этика. Учителя отмечали, что в принцессе нет женских слабостей, скорее, ей свойственен мужской склад ума. Знания, приобретенные в детстве, значительно облегчили в будущем исполнение королевских обязанностей. Особенно Елизавета увлекалась теологией и английским протестантизмом. При этом принцессу нельзя было, по мнению современников, назвать религиозной.

В 1547 году умер Генрих VIII, и трон перешел к 10-летнему Эдуарду. Катерина Парр вскоре после смерти мужа вышла замуж за лорда Томаса Сеймура, который плел интриги против своего племянника Эдуарда — короля Англии. В 1549 году, после смерти Катерины Парр, Томас был арестован по обвинению в государственной измене и тайном намерении жениться на Елизавете, чтобы захватить трон. Елизавета оказалась в непростом положении, поскольку были свидетельства того, что лорд и принцесса несколько раз встречались. Однако при известии о казни Сеймура принцесса даже «глазом не моргнула».

В 1553 году Эдуард умер, и на трон взошла фанатичная католичка Мария (достойная продолжательница дела испанской короны и инквизиции), желавшая во что бы то ни стало вернуть Англию в лоно Римско-католической церкви. Это ее желание вкупе со свадьбой с Филиппом II Испанским вызвало бунт протестантов. В этих условиях жизнь протестантки Елизаветы оказалась в прямой опасности, и ей пришлось перейти в католичество. Одновременно она вынашивала планы захвата трона и реставрации.

В январе 1554 года в Лондоне вспыхнуло восстание Томаса Уатта. Елизавету бросили в Тауэр, обвинив в подстрекательстве к бунту. Через два месяца ее выпустили на волю, поместив под домашний арест в Вудстоке.

17 ноября 1558 года бесплодная королева Мария скончалась. Пришел черед Елизаветы, которая взошла на трон при всеобщем ликовании. Ее возвращение в Лондон было триумфальным. С первых же недель царствования Елизавета I, королева Англии, погрузилась в государственные дела: изучала расстановку сил, формировала правительство, анализировала документы. Она сократила численность Тайного совета, удалив оттуда католиков, тем самым повысила эффективность его работы. Она уменьшила число придворных.

Основной проблемой правления Елизаветы был царивший в Англии уклад, в котором обязанности женщины четко ограничивались. Придворные теологи и философы даже разработали целую теорию, по которой у власти есть «два образа — мужской и женский». Поскольку предыдущая королева не смогла добиться приемлемой модели взаимоотношений с подданными, Елизавета вырабатывала свой стиль правления. Она хотела, чтобы ее воспринимали, в первую очередь, как государственного деятеля, а не как женщину.

Образ королевы-девственницы создавался и укреплялся на протяжении всего правления Елизаветы, но истоки его надо искать в 1555 году. Тогда королева Мария обещала выдать замуж свою сестру за католика, герцога Савойского. Это не входило в планы Елизаветы — она впала в депрессию, настойчиво заявляя, что хочет остаться девственницей.

Когда Елизавета стала королевой, вопрос о «спутнике жизни» приобрел государственные масштабы. Помимо того, что единственной допустимой общественной ролью женщины считалась роль супруги и матери, нужно было думать о наследниках — если Елизавета умрет бездетной, прервется династия Тюдоров. Ближайшей родственницей королевы была Мария Стюарт, королева Шотландии, внучатая племянница Генриха VIII. Но Мария была католичкой, ее поддерживала Франция и весь католический мир, что ужасно пугало английских протестантов. Позже Мария была вовлечена в заговор католиков против Елизаветы, который был раскрыт, и в 1587 г. шотландскую королеву казнили.

Брак Елизаветы был важен и для дипломатов — как известно, самые крепкие дипломатические союзы всегда скреплялись браком наследников престолов договаривающихся стран. Англия в то время была слаба в военном плане и находилась в полной международной изоляции. Выбор у Елизаветы был широким: Филипп II, король Испании; эрцгерцог Австрии; Эрик XIV, король Швеции; Генрих, герцог Анжуйский, будущий король Франции; его брат — Франсуа, герцог Алансонекий. Елизавета, похоже, вообще не собиралась выходить замуж, поскольку переговоры о возможном бракосочетании длились по нескольку лет и заканчивались ничем.

Упорное нежелание Елизаветы выходить замуж — одна из неразрешимых загадок ее царствования. Историки пытались разгадать ее много раз. Наиболее распространенная версия — нежелание Елизаветы делить власть с супругом, стремление сохранить полную политическую самостоятельность. Во всех многочисленных брачных проектах, которые затевались Елизаветой, обязательным условием брачного договора был отказ царственного супруга от правления. То есть изначально для Елизаветы искали не соправителя, а исключительно производителя: Англии был нужен наследник, а не король.

Существует и другая точка зрения: Елизавета не выходила замуж потому, что подозревала у себя бесплодие (то есть замужество не решало проблему преемника). Подозрение это основывалось на том, что бесплодием страдала ее сводная сестра, Мария, и Елизавета считала, что в их роду это некая наследственная болезнь.

Эту версию пытались опровергнуть, опираясь, прежде всего, на свидетельства современников. Известно, что испанские послы, чей сюзерен более других интересовался положением дел в Англии, подкупали самых разных людей (врачей, прачек и т. д.) и неоднократно обнаруживали подтверждения того, что королева способна к деторождению. Однако единственным подлинным фактом является тот, что Елизавета не страдала нарушениями менструального цикла. Хотя это ни о чем не говорит.

Наконец, самая радикальная версия распространилась на рубеже 1920-1930-х годов. Она гласит, что Елизавета была королевой-девственницей не по своей воле, а в силу физиологических особенностей организма, которые не позволяли ей вступать в близкие отношения с мужчиной. Что это за «физиологические особенности» — на тот момент было неизвестно. Но, похоже, именно их имела в виду Мария Стюарт в своем знаменитом «обличительном» письме к Елизавете, где называет ее «не такой, как все женщины», неспособной к браку, потому что «этого никогда не может быть».

Последняя версия нашла неожиданное подтверждение по результатам генетических исследований. Современные ученые предполагают, что у Елизаветы Тюдор присутствовал неполный вариант синдрома Морриса — предполагаемый диагноз у Жанны д’Арк. Этот синдром характеризуется наследственной нечувствительностью периферических тканей плода к воздействию мужского гормона семенников. В результате этой нечувствительности развитие организма, обладающего мужским набором хромосом и семенниками, идет по женскому направлению. Развивается псевдогермафродит — высокая, стройная, статная, физически сильная женщина без матки, с малым влагалищем, с рудиментами семенников, не менструирующая и не рожающая, но способная к сексуальной жизни и сохраняющая нормальное влечение к мужчинам.

Все приведенные выше точки зрения на безбрачие королевы страдают излишним романтизмом. Быть может, объяснение гораздо проще и убедительнее: ее нежелание выйти замуж — не что иное, как продуманный политический ход. Елизавета любила повторять, что она «замужем за Англией»; а так называемые «брачные игры» при дворе превратились стараниями королевы чуть ли не в основное ее оружие. Сватовство иностранных принцев держало в постоянном напряжении противоборствующие страны, ибо замужество Елизаветы (если бы оно состоялось) способно было нарушить политическое равновесие в Европе и создать совершенно иной расклад сил. Королева этим умело пользовалась.

Не собираясь выходить замуж, она, тем не менее, чуть ли не постоянно находилась в состоянии «обручения» с тем или иным претендентом: так, например, сватовство французского герцога Алансонского длилось ни много ни мало 10 лет! В зависимости от политической ситуации во Франции и Испании Елизавета то приближала, то отдаляла претендента, заставив Екатерину Медичи (французскую регентшу) и Филиппа II (короля Испанского) изрядно поволноваться, ибо возможный брак английской королевы и французского принца подрывали саму возможность мирного сосуществования Валуа и Габсбургов.

Не выходить замуж было выгодно. Королева-девственница имела неограниченную возможность очаровывать своих советников и придворных. Мужчины, влюбленные в нее, делались покорными и превращались в надежных помощников. Впрочем, Елизавета особо на этот счет не обольщалась: принимая лесть, она, тем не менее, знала им истинную цену. Дело было не во «влюбленности» — в сердцах ее придворных, как и иностранных принцев, жила надежда на брак с Ее Величеством.

В разные годы эту надежду лелеяли такие знатные английские вельможи, как Пикеринг, Арундел, Лестер. Всячески распаляя желания в сердцах мужчин, Елизавета ни разу не думала о браке серьезно («Скорее одинокая нищенка, чем замужняя королева!» — вот ее слова). Слишком близко сталкиваясь с чудовищным, неразмышляющим мужским самолюбием и тщеславием, она не могла не презирать мужчин. В своем раболепии перед ней они доходили до абсурда (например, один провинциальный дворянин, некто Каргли, добровольно согласился на роль шута при дворе) — но только в том случае, если надеялись на милости с ее стороны. Стоило ей чуть ослабить вожжи — и мужчины мгновенно забывали о своей «неземной любви» (ее фаворит, граф Роберт Лестер, когда Елизавета заболела оспой, с нетерпением ждал ее смерти в сопровождении нескольких тысяч вооруженных приспешников, надеясь захватить трон).

Чтобы добиться своей цели, окружающие ее мужчины не считались ни с чем: у них не было ни твердых политических убеждений, ни моральных принципов. Тот же Лестер в самом начале 1560-х гг., когда его надежды заполучить Елизавету в жены начали стремительно таять, заключил за монаршей спиной неблаговидную сделку с Филиппом II. Если Филипп поддержит его брак с королевой, Лестер берет обязательство отстаивать испанские интересы в Англии и править страной в соответствии именно с этими интересами. Это попахивало государственной изменой. Королеве стали известны его дерзкие планы, и Лестер не был казнен лишь потому, что в нем еще нуждались.

Единственным мужчиной при дворе, который пользовался настоящим и неизменным уважением королевы, был Уильям Сесил. Имея прекрасную крепкую семью, он никогда не волочился за Елизаветой и не старался понравиться ей как мужчина. Он был достаточно смел, чтобы не соглашаться с ней, и достаточно умен, чтобы делать вид, что соглашается. Его твердые политические убеждения позволяли придерживаться четкой позиции. Он был надежен и предан. Сесил был богат, рачителен и честен, и все попытки врагов королевы подкупить его проваливались. Кто знает, быть может, королева совершенно искренне считала, что только этот человек мог бы стать ей достойным мужем, ибо «только его физиономию она видела столько лет, и он все никак не мог ей надоесть».

Безмужие королевы отвечало и главной ее цели: сохранению собственной жизни, ибо, вопреки национальным интересам, Елизавете вовсе не нужен был наследник. Отсутствие названного преемника не позволяло интриговать в пользу конкретного человека и не создавало прецедентов для заговоров против Елизаветы. Отсутствие наследника было ее основной — и лучшей! — личной гарантией, «ее патентом на власть».

Надо сказать, что минусы положения «королевы-девственницы» едва ли не перевешивали плюсы. Личная заинтересованность приближенных в «особой благосклонности» королевы создавала при дворе нездоровую, нервную атмосферу постоянного соперничества, всеобщей ненависти и чудовищных склок. Все интриговали и подсиживали друг друга. Благодаря тому что с каждым мужчиной у королевы были «личные отношения», фракционные конфликты, стычки и вражда при дворе не прекращались ни на день, что, разумеется, крайне дестабилизировало и без того непростую обстановку в государстве.

Камнем преткновения во внутренней политике Англии оставался вопрос об отношениях между католиками и протестантами. Елизавета восстановила протестантизм актом 1559 года, возобновила действия антипапских указов ее отца. Королева становится во главе церкви. За пропуск воскресной службы назначался штраф. Военные, священнослужители и профессора университетов должны были клясться на Библии в преданности королеве.

Кроме того, Англии все время угрожала испанская корона и ее морская флотилия — Непобедимая армада. Испания прочно удерживала лидерство в мире, активно ведя захватнические войны, покорив Португалию, часть Италии, Нидерланды. Испанский король Филипп II, ревностный католик, был одержим идеей утвердить католицизм во всем мире, поэтому постоянно ссорился со странами, где победила Реформация. Особую ненависть короля вызывала Англия.

Правда религиозные мотивы играли здесь последнюю роль. Причины ненависти к «мерзкому острову» таились в иной сфере. Испанцы вывозили из колоний в Южной Америке и Африке несметные богатства. Десятки кораблей ежемесячно отправлялись к берегам Испании, груженные золотом, серебром, живым товаром (рабами). Но далеко не все корабли прибывали к месту назначения: в пути на них нападали английские пираты и грабили подчистую. Пиратство в Англии имело чуть ли не легальный статус — львиная доля награбленного попадала в королевскую казну, а особо отличившиеся награждались дворянскими титулами (достаточно вспомнить сэра Френсиса Дрейка) и высокими военными чинами.

Ярости Филиппа не было предела. Однако бороться с Елизаветой военными методами он опасался — у Англии был не менее сильный флот и опытные командиры, чем у Испании. Любые попытки урегулировать конфликт с помощью международного права ни к чему не приводили. Много лет между Испанией и Англией шла «война под ковром». Филипп не брезговал никакими средствами: известно, что нити практически всех заговоров, ставящих целью «физическое устранение» Елизаветы, вели в Мадрид.

В 1584 году Тайный совет в Лондоне организовал группу бдительности «Неразрывная Ассоциация», задача которой — личная охрана Елизаветы. И группа работала на совесть! Заговоры раскрывались десятками, виновные кончали жизнь на плахе. Однако Елизавета не могла вечно испытывать судьбу. Понимая, что война с Испанией неизбежна, и трижды публично объявляя ее начало, королева трижды передумывала и наконец вовсе запретила обсуждать этот вопрос в совете.

Напряжение в отношениях двух стран достигло апогея к 1580-м годам. К урону от пиратских набегов Филипп был вынужден присовокупить вмешательство Англии в войну Испании с Нидерландами. Нидерланды боролись за национальную независимость, положение усугублялось непримиримой враждой между католиками-испанцами и протестантами-голландцами. В течение многих лет протестантская Англия финансово помогала Нидерландам. Английский главнокомандующий граф Роберт Лестер принял от голландцев титул Верховного губернатора Объединенных Провинций Нидерландов, что привело Филиппа в неописуемую ярость. Стало очевидно, что прямого военного столкновения между «сверхдержавами» не миновать. В Испании началось спешное строительство новых военных кораблей. К 1588 году все приготовления были закончены. 130 испанских судов были готовы начать победный поход против англичан.

Чем закончилась военная эскапада Филиппа Испанского в Англии, известно всем. Маленькая Англия (несмотря на подавляющее военное превосходство испанцев — 130 испанских кораблей против 35 английских) сокрушила армаду — факт, известный всем из школьного курса истории. Однако победа оказалась пирровой, потому что абсолютно ничего не решила. Война с Испанией отнюдь не закончилась, т. к. в 1596 и в 1599 годах Филипп снарядил против Англии новые корабли. Кроме того, Филипп оказывал влияние на английскую внутреннюю политику, наступая по всем фронтам. Когда в Ирландии поднялось освободительное восстание против английского владычества, именно Испания снабжала главу мятежников Тайрона деньгами и военной силой. Неизвестно, чем бы обернулось для Англии это изнуряющее противоборство, если бы в 1598 году неистовый католик Филипп II не успокоился навек.

Подходило к концу и царствование Елизаветы. Увы, Англия отнюдь не процветала. В Ирландии бесчинствовал Тайрон, и ответные действия английской армии не приносили никаких результатов. Военные операции во Франции были безуспешными. Война с Испанией опустошила казну. Военный налог за последние годы увеличивался в несколько раз, но это не спасало положения. Королеве пришлось заложить фамильные драгоценности из королевской сокровищницы, но, принятые в заклад купцами, они принесли только около 10 000 фунтов и не избавляли страну от банкротства.

В королевстве наблюдалась чудовищная инфляция: деньги ничего не стоили. Количество бедняков, умирающих прямо на улице, стремительно росло, по всей стране вспыхивали хлебные бунты и акты насилия против королевских чиновников. В деревнях ели дохлых собак и кошек и — проклинали королеву.

Последней каплей стало восстание графа Эссекса в 1601 году. Он был любимцем королевы, ее последней и самой горькой страстью. Эта странная связь является квинтэссенцией отношений Елизаветы со своими фаворитами. Все неприглядные стороны ее характера видны в этой истории, как на ладони.

Казалось бы, ни один из прежних приближенных Елизаветы не удостаивался стольких знаков внимания: именно графу Эссексу была пожалована королевская перчатка на шляпу, только он позволял себе входить в королевские покои без доклада, только с ним королева запиралась в комнатах на долгие часы для игр. Однако особое положение, которое занимал Роберт Эссекс в сердце королевы, отнюдь не превратило его ни в богатого, ни в могущественного человека: у него были огромные долги, его покровительство отдельным лицам не приносило им никаких дивидендов (скорее уж, проблемы), его попытки вмешиваться в государственные дела Елизавета, по обыкновению, пресекла.

Елизавета играла с огнем, долгие годы держа себя с молодым, тщеславным и сильным мужчиной как с докучливым, хотя и любимым, ребенком, которому позволяют шалить, но всегда указывают на место и не принимают всерьез. Эта затянувшаяся игра, затеянная королевой, не могла длиться вечно. Над незадачливым графом потешались («весь Лондон смеется над ее шутом!»).

Уступая многочисленным просьбам, Елизавета согласилась послать Эссекса на усмирение мятежа в Ирландии, но это кончилось крахом. Эссекс потерпел полное военное поражение. Не сумев обуздать Тайрона, он без разрешения вернулся в Лондон, оставив весь север острова до самого Дублина абсолютно незащищенным перед мятежниками. Елизавета поняла, что ее игра с «юнцом» (Эссекс был моложе на 33 года, и королева так и не научилась видеть в нем мужчину, а не ребенка) зашла слишком далеко.

Такой проступок (фактически, военное преступление) нельзя было оставлять безнаказанным. Эссексу грозил суд, однако он не стал дожидаться правосудия. Одержимый непомерной гордыней, граф примкнул к заговору против Елизаветы. Мало того, он оказался в первых рядах мятежников, которые намеревались силой добиться отречения королевы и воцарения Иакова Шотландского. Заговор был обречен, как и все остальные эссексовские начинания: он не был ни дипломатом, ни политиком, ни царедворцем, ни заговорщиком. Итог известен: 25 февраля 1601 года молодой человек сложил голову на эшафоте. Елизавета так и не оправилась от величайшего потрясения: человек, которого она любила и который был ей абсолютно всем обязан, осмелился поднять на нее руку.

Именно понимание того, что власть ее, по сути, кончилась, и убивало Елизавету. Как и то, что ее никто не любит и подданные с нетерпением, которое даже не считают нужным скрывать, ожидают ее кончины. Один за другим с письмами, богатыми подарками из Лондона отправлялись к Иакову Шотландскому (ближайшему королевскому кровному родственнику) елизаветинские придворные, заранее надеясь завоевать расположение будущего короля. Наблюдая за этой суетой, Елизавете только и оставалось, что повторять: «Mortua sed non sepulta.» («Мертва, но не погребена»).

24 марта 1603 года этой неспокойной жизни пришел конец — королева Елизавета I скончалась в Ричмонде, графство Суррей, в возрасте 70 лет. Ее тело было предано земле в Вестминстерском аббатстве месяц спустя. Во время похорон гроб с телом королевы покоился на колеснице, которую везла четверка белых коней. На крышке гроба — восковое изображение королевы. Колесницу накрыли балдахином, который несли шестеро рыцарей. Великая жизнь великой женщины закончилась.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

биография, внутренняя и внешняя политика. Характеристика Елизаветы 1 Тюдор как политического деятеля. Кто правил после Елизаветы 1 Тюдор?

Елизавета 1 Тюдор (годы жизни – 1533-1603) – английская королева, деятельность которой способствовала формированию образа Золотого века. Он, как считается, пришелся именно на ее правление. Внутренняя и внешняя политика Елизаветы 1 Тюдор очень насыщена и интересна. В статье мы расскажем о ее правлении, представим ее биографию. Вы узнаете, какой была Елизавета 1 Тюдор как политический деятель. Кроме того, мы скажем пару слов о том, кто правил после нее.

Происхождение Елизаветы

Будущая королева появилась на свет в Гринвичском дворце, находящемся в сегодняшнем Лондоне. Это важное для страны событие произошло 7 сентября 1533 года. Отцом Елизаветы был Генрих VIII, английский король, а матерью – Анна Болейн. Эта женщина ранее была фрейлиной первой супруги Генриха. Для того чтобы жениться на ней, он развелся со своей супругой Екатериной Арагонской, которая не смогла подарить ему наследника, и вышел из-под власти папы. В 1534 году Генрих VIII провозгласил себя главой Английской церкви. Анну Болейн (на фото ниже представлены портреты ее и Генриха) в мае 1536 года казнили, обвинив ее в прелюбодеянии. Однако настоящая вина этой женщины была в том, что ей не удалось родить Генриху сына, наследника престола.

Судьба Елизаветы при правлении Эдуарда VI

Елизавете в период между кончиной отца, произошедшей в 1547 году, и собственным воцарением пришлось пройти через тяжкие испытания, которые, конечно, отразились на ее характере. При правлении Эдуарда VI, своего единокровного брата, который царствовал с 1547 г. по 1553 г., будущая королева была помимо своей воли вовлечена в заговор лорда-адмирала Томаса Сеймура. Завидуя Эдуарду Сеймуру, своему брату, который в период несовершеннолетия Эдуарда VI был протектором королевства, Томас несколько раз поступил необдуманно. Эти поступки заставили предполагать, что он вынашивает планы совершения государственного переворота. План женитьбы Томаса на Елизавете стал вершиной безрассудства. Неудавшегося жениха в январе 1549 года взяли под стражу.

Годы царствования Марии I и судьба Елизаветы

Во времена правления Марии I Тюдор, то есть в период с 1553 г. по 1558 г., над Елизаветой нависла большая опасность. Мария приходилась единокровной сестрой будущей королеве. Когда Генрих развелся с Екатериной, ее матерью, она была уже в достаточно взрослом возрасте, чтобы осознать позор, связанный с этим. Мария стала фанатичной католичкой, исполненной происпанских симпатий, а также негодования по поводу дочери Анны Болейн.

Вступив на престол, Мария сыграла свадьбу с Филиппом, который был наследником трона Испании. Это породило большое количество заговоров. Самым важным из них можно считать произошедшее в январе 1554 года восстание Томаса Уайета. Хотя Елизавета внешне покорилась католической религии, снова введенной в государстве, протестанты не переставали связывать свои надежды именно с ней. Из-за этого само существование Елизаветы было угрозой для Марии (портрет ее представлен ниже).

Будущая королева после восстания Уайета была арестована, а затем помещена в Тауэр. Здесь ей пришлось провести 2 месяца. Затем Елизавета еще год находилась под пристальным наблюдением в Вудстоке, расположенном близ Оксфорда.

Вступление на престол. Вопрос о церковном устройстве

Елизавета 1 Тюдор вступила на престол 17 ноября 1558 года. На заседании парламента, состоявшемся в январе следующего года, был поднят вопрос о церковном устройстве. Королева была готова отделить от папства и Рима англиканскую церковь, однако в других отношениях была намерена действовать в консервативном духе, с большой осторожностью. Палата общин говорила о необходимости проведения радикальной и бескомпромиссной реформы. Елизавета же предпочитала епископальную церковную организацию и службу, принятую в так называемой высокой церкви. В итоге был достигнут компромисс, называемый via media, что в переводе с латыни значит «средний путь». Реформы Елизаветы определили особенности англиканской церкви, которые сохранились до настоящего времени. Тем не менее, они породили неудовлетворение и протестантов, и католиков.

Вопрос о престолонаследии

Парламент, а также государственные деятели были озабочены будущим протестантизма в стране. Дело в том, что королева Елизавета 1 Тюдор являлась последней из династии Тюдоров. Как политические соображения, так и личный выбор привел к тому, что она осталась до конца своих дней девственницей. Протестанты не хотели допускать католичку на престол. А Мария Стюарт, шотландская королева, которая обладала правами на корону Англии, как раз была католичкой. Фактически Елизавета оказалась в полном одиночестве. Она приняла решение отложить вопрос о престолонаследии. Ее правоту подтвердило долголетнее царствование (практически 45-летнее). Однако упрямство королевы в первое время приводило к недовольству как со стороны парламента, так и со стороны близких советников. Особенно это было характерно для 1566 года.

Отношения Англии с Шотландией

На первый план в это время вышли отношения Англии с Шотландией, где в 1559 году бурно заявила о себе реформация. Состоялось восстание против француженки-регентши Марии Гиз, которая правила от имени Марии Стюарт, своей дочери. Мария Гиз в то время была как правительницей Шотландии, так и супругой короля Франции. Для того чтобы мятежники смогли вытеснить из страны французов, понадобилось вмешательство Елизаветы. В 1562 году и долгое время после этого королева вмешивалась во внутреннюю политику Франции. Она поддерживала мятежную протестантскую (гугенотскую) партию. Некоторое время спустя Елизавета поддержала также протестантов в Голландии, которые выступили против короля Испании Филиппа II.

Взаимоотношения с Марией Стюарт

В 1561 году умер Франциск II, супруг Марии Стюарт. После этого Мария вернулась на родину. Началась во многих отношениях спорная и сложная история взаимоотношений ее с Елизаветой. В отличие от последней, Мария не являлась государственным деятелем. Она была низложена после убийства Генриха Стюарта, своего второго супруга. Марию заключили в тюрьму, однако ей удалось бежать. Она проиграла оппонентам, которые победили ее войска, а затем оказалась в Англии, перейдя границу.

Состоявшееся в мае 1568 года прибытие Стюарт в Англию создало определенные проблемы для героини нашей статьи. Елизавета 1 Тюдор как политический деятель оказалась в непростой ситуации. Правительство страны содержало Марию как пленницу, поэтому она стала притягивать к себе оппозицию. В Англии вскоре началась смута, одна из причин которой была связана с присутствием Стюарт. Мятежники в конце 1569 года подняли восстание на севере страны. В феврале 1570 года произошла папская булла, во время которой Елизавета 1 Тюдор была провозглашена низложенной, а ее подданные были освобождены от присяги королеве. Католики были вынуждены бежать за границу. Они основали на континенте семинарии, где получали образование и воспитывались католические юноши, а затем как миссионеры отправлялись в Англию. Цель папства была в том, чтобы свергнуть Елизавету с помощью французской партии Гизов и светских властей Испании. На трон планировалось возвести Марию Стюарт.

Парламент и министры королевы начали требовать строгих законов в отношении католиков, в особенности миссионеров. Заговор Ридольфи против Елизаветы был раскрыт в 1572 году. В него оказалась вовлеченной и Мария Стюарт. После этого заговора министры и парламентарии потребовали обвинить Марию в государственной измене. Однако Елизавета решила вмешаться, поэтому осуждения не произошло. Когда приняли постановление, лишавшее Стюарт права на трон Англии, Елизавета наложила свое вето.

Ряды священников из семинарий с 1580 года начали укрепляться иезуитами. Испания в этом же году присоединила к себе Португалию. В течение долгого времени Елизавета содействовала восстанию Нидерландов против Испании. Это, а также совершенные англичанами налеты на колонии Испании привели к конфликту.

Убийство Вильгельма Молчаливого. Договор ассоциации

Вскоре после того, как был раскрыт заговор Трокмортона, в 1584 году, стало известно о том, что в Нидерландах был убит Вильгельм Молчаливый, который был католиком. Английские протестанты образовали так называемый Договор ассоциации. Его целью была расправа над М. Стюарт в том случае, если будет совершено покушение на их королеву.

Поддержка голландского мятежа. Казнь Марии Стюарт

Кончина Вильгельма Молчаливого привела к тому, что голландское восстание лишилось лидера. Это вынудило королеву Елизавету послать голландцам на помощь английские войска, командовал которыми граф Лестер. Это произошло осенью 1585 года. Это открытое вмешательство было равнозначно объявлению войны.

Внешняя политика Елизаветы 1 Тюдор устраивала не всех. Заговор Бабингтона был раскрыт в 1586 году. Его целью было убийство королевы Елизаветы и воцарение Марии. Последняя приняла в нем участие. Ее отдали под суд. Согласно принятому в 1584-1585 годах постановлению парламента, она была приговорена к смерти. Осенью 1586 года состоялся созыв парламента. Его неоднократно повторенное единогласное требование не оставило выбора Елизавете. Марию пришлось казнить 8 февраля 1587 года.

Испанская Армада

Кончина Марии послужила толчком к так называемому католическому предприятию против Англии. Испанская Армада летом 1588 года вышла в море для того, чтобы разбить флот Англии и прикрыть высадку на побережье этой страны испанской армии. Более 8 часов длилось решающее сражение. Непобедимая Армада в результате него была поражена. Она была рассеяна, а по дороге в Испанию из-за штормов понесла большие потери.

Действия против Испании

Война между Англией и Испанией формально объявлена не была, однако открытый конфликт между этими государствами продолжался. Генрих III, король Франции, был убит в 1589 году. После этого Елизавету втянули в противостояние уже на новом фронте. Католическая лига Франции, поддерживаемая Испанией, воспротивилась воцарению Генриха IV, законного наследника. Он был вождем партии гугенотов. Королева Елизавета помогала Генриху в борьбе.

Такова вкратце внешняя политика Елизаветы 1 Тюдор. Таблица, конечно, помогла бы нам представить информацию еще более сжато. Однако деятельность королевы настолько интересна, что не хочется обращаться к этому способу подачи информации. Мы считаем, что таким же образам должна быть изложена и внутренняя политика Елизаветы 1 Тюдор. Таблица здесь также будет неуместна. Кое-что о внутренней политике королевы мы уже рассказали. Очень любопытны ее взаимоотношения с министрами и придворными. Предлагаем вам познакомиться с ними.

Министры и придворные Елизаветы

Королева проявляла большую верность своим приближенным, какую, пожалуй, не проявлял ни один монарх. Елизавета 1 Тюдор, биография которой свидетельствует о ее неординарной личности, самостоятельно подобрала всех своих министров. Уильям Сесил был первым кандидатом. Елизавета полагалась на него больше всех. В ряду других советников королевы были: Уолтер Майлдмей, Фрэнсис Уолсингем, сын Уильяма — Роберт Сесил, а также Томас Смит. Эти министры были людьми незаурядными. Несмотря на это, Елизавета всегда была их повелительницей и госпожой. Это важный факт для тех, кого интересует характеристика Елизаветы 1 Тюдор.

Королева имела, кроме министров, и придворных. Самыми заметными фигурами из них были: Кристофер Хаттон, граф Лестер и Роберт Девере, граф Эссекс. Елизавета держала несколько в стороне Фрэнсиса Бэкона и Уолтера Рэлея, поскольку их человеческим качествам не доверяла, однако высоко ставила их способности.

Взаимоотношения Елизаветы с графом Эссексом

Берли, который прожил до 1598 года, хотел передать влияние и должность Роберту Сесилу, своему младшему сыну. Он был весьма способным, однако обладал физическим недостатком. Граф Эссекс, молодой аристократ (портрет его представлен выше), выступил против этого. При захвате Кадиса, произошедшем в 1596 году, он заслужил лестные оценки и громкую славу. Однако когда он перестал ограничиваться военными амбициями, прибавив к ним политические, ему пришлось вступить в противоборство с Сесилами.

Елизавета сделала фаворитом Эссекса, человека большого обаяния. Она восторгалась его качествами. Тем не менее, королева не была очарована Эссексом настолько, чтобы поддержать его в опасных политических начинаниях. Она намеренно продвинула наверх Роберта Сесила, одновременно противодействуя Эссексу в намерении выдвинуть на высшие должности своих кандидатов. Такова была политика Елизаветы 1 Тюдор в отношении этого человека.

Ряд личных столкновений последовал между Елизаветой и ее фаворитом. Однажды королева схватила его за ухо, когда тот в бешенстве повернулся к ней спиной, намереваясь уйти (по другой версии, дала ему пощечину). Тот с угрозой взялся за шпагу, воскликнув, что не потерпел бы такой дерзости ни от кого, что он подданный, а не раб.

1599 год стал кульминацией истории с Эссексом. Тогда Елизавета поручила фавориту подавить начавшееся в Ирландии восстание Тирона. Получив все необходимые ресурсы от правительства, тот не подчинился инструкциям из Лондона. Эссекс при исполнении задачи потерпел неудачу и заключил перемирие с мятежниками. Затем, также вопреки приказаниям, он возвратился в Англию. Эссекс открыто изменил действующей власти в феврале 1601 года. Он попытался поднять против королевы весь Лондон. Эссекс был отдан под суд, а затем казнен 25 февраля 1601 года.

Борьба с пуританством

Внутренняя политика Елизаветы 1 Тюдор характеризуется и тем, что королева проявила непоколебимость в отношении пуританства. Она назначила в 1583 году архиепископом Кентерберийским их главного оппонента — Джона Витгифта. Однако оппозиция не желала сдаваться. Некоторые представители духовенства решили обратиться к пресвитерианству. Вскоре было создано движение, задача которого состояла в уничтожении епископата. Пуритане действовали, используя влияние в палате общин и другие политические рычаги. Елизавете в итоге пришлось бороться с палатой общин. До самого последнего десятилетия правления королевы эта палата симпатизировала практически исключительно пуританам. В конфликт с Елизаветой постоянно вступали парламентарии. И они расходились с ней во мнении не только по вопросу реформы Англиканской церкви, но и по другим: о престолонаследии, о необходимости брака, обращении с М. Стюарт.

Краткая характеристика правления Елизаветы

Правление Елизаветы 1 Тюдор стало одним из самых динамичных периодов в истории Англии. С самого начала протестанты считали, что королеву сохранило провидение. Ей приходилось сталкиваться с возрастающими внешними и внутренними опасностями, и любовь народа к ней все возрастала, а со временем перешла в настоящий культ. Внутренняя и внешняя политика Елизаветы 1 Тюдор обсуждалась еще долгое время после ее кончины. Да и в наши дни не утихает интерес к этой правительнице. Характеристика Елизаветы 1 Тюдор как политического деятеля вызывает любопытство не только у историков, но и у множества людей по всему миру.

Смерть Елизаветы

Королева Елизавета скончалась в Ричмондском дворце, расположенном в современном Лондоне. Она умерла 24 марта 1603 года. Скорее всего, в последний момент Елизавета назвала или указала на своего преемника. Им стал Яков VI, шотландский король (Яков I Английский). Вот кто правил после Елизаветы 1 Тюдор.

Яков I

Годы его жизни – 1566-1625. Яков 1 Английский стал первым королем Англии, представляющим династию Стюарт. Он вступил на престол 24 марта 1603 г. Яков стал первым государем, который управлял обоими королевствами, расположенными на Британских островах, одновременно. Как единой державы, Великобритании в то время еще не существовало. Шотландия и Англия были суверенными государствами, во главе которых стоял один монарх. Рассказ о том, кто правил после Елизаветы 1 Тюдор, не менее интересен, чем период царствования Елизаветы. Но это уже другая история.

fb.ru

Елизавета Тюдор — Блог доброй ведьмы

Я продолжаю серию рассказов про Тюдоров, предыдущую статью про Елизавету Тюдор можно прочитать здесь. Почему я пишу на историческую тему (и не только на нее), а не просто про отношения? Потому что никакие отношения не могут быть удачными или полноценными, если в них состоят ограниченные люди, не знающие хотя бы основ каких-то вещей. Чем менее умна и образована женщина, тем более она внушаема и с ней можно делать, что угодно. Вот вам самый простой пример по теме сегодняшнего поста. Мы много рассуждаем, спорим, какой должна быть женщина — мягкой, женственной и полагаться на мужа или самой быть хозяйкой своей жизни со всеми вытекающими. Уж сколько сломали копий. Прочитайте вот эти строчки — так описывает Елизавету Тюдор писательница Виктория Холт:

«…мягкое, любящее выражение лица совершенно изменило ее: из-под вечно настороженной внешности хищницы проступило женственное, милое лицо. Это не значит, что она никогда не бывала ЖЕНСТВЕННОЙ и мягкой. ЖЕНСТВЕННОСТЬ ВСЕГДА присутствовала в ней, даже в тягчайшие моменты, но она обладала какой-то недюжинной силой, позволявшей ей брать на себя задачи и решения, предназначенные для МУЖЧИН. При этом оставаться ЖЕНЩИНОЙ — это была часть ее гения».

Помните, в статьях про энергетику я писала, что в настоящей притягательной женщине всегда есть что-то от мужчины, ну и наоборот, в мужчине от женщины? Об этом говорил еще Юнг. Вот вам и ответ, коротко и ясно. И те, кто вам говорит о том, что задача женщины «сидеть и излучать женственность», сами при этом вполне обладают мужскими качествами. Подумайте еще вот о чем,  все немногие женщины-правительницы — королевы, императрицы или премьер-министры и госсекретари — все они выдающиеся личности. Например, Екатерина II или Маргарет Тэтчер. Случайность? Или, наоборот, только женщина, обладающая в достаточной степени такими мужскими качествами, как сила характера, воля, умение принимать решения — может стать великой? А всех бедолаг, живущих в зависимости от мужа, история беспощадно перемолола. Так что девочки, учите историю!) В ней есть множество ответов на самые бытовые вопросы.

Родители Елизаветы I

Про ранние годы Елизаветы будет полезно почитать всем нытикам и людям, привыкших винить в своих бедах кого угодно, только не себя. Тех, кто любит считать, что все проблемы в его жизни от того, что кто-то чего-то не додал, кто-то обидел, травил или еще что-то не так сделал. Почитайте и подумайте.

Отец Елизаветы, Генрих VIII, страстно мечтал о наследнике, с этой целью он женился целых 6 раз, но это не сильно помогло. Мать Елизаветы, Анна Болейн, была его второй женой. Король женился на ней по страстной любви, пойдя ради этого на церковный переворот, смену вероисповедания для целой страны и казнь всех несогласных. Подробнее истории всех жен Генриха VIII вы можете прочитать в разделе «вопросы истории». Как и первая жена Генриха, Анна Болейн не смогла родить королю сына. За 3 года брака у нее было несколько выкидышей, один мертворожденный ребенок и дочь Елизавета, о которой эта статья. Генрих был страшно разочарован рождением дочери — таким образом Елизавета с самого рождения уже была нежеланным ребенком.

Вот первый пункт печальной биографии Елизаветы Тюдор. Многим другим достаточно уже одного этого, чтобы страдать всю жизнь и причину несчастий находить в том, что вместо тебя хотели мальчика или в том, что ты был нежеланным ребенком.

Елизавета I дочь Анны Болейн

» Анна испускает дикий крик ужаса и боли при каждой новой схватке.

– Принц? – Анна задыхается, голос охрип от крика. – Это принц Эдуард Генрих!

– Девочка! – бодро объявляет повитуха.

Анна всем весом сползает мне на руки, я слышу собственный шепот:

– Боже, только не это!

– Девочка! – В голосе Анны ужас. – Что нам толку от девчонки?

Георг сказал то же самое, когда узнал. Дядя Говард громко выругался и назвал меня бестолковой клячей, а Анну – глупой шлюхой, когда я сообщила ему новости. Все будущее семьи зависело от этой маленькой случайности – роди Анна мальчика, мы навсегда стали бы самым могущественным кланом в Англии, опорой трона. Но она родила девочку». (Филиппа Грегори «Еще одна из рода Болейн»)

Тем не менее девочку окрестили, дав имя Елизавета в честь двух ее бабушек — матери Генриха королевы Елизаветы Йорк и в честь матери Анны Болейн леди Элизабет Говард. Также король принял Акт об измене, согласно которому все высказывания и действия, направленные против короля, королевы и наследницы приравниваются к государственной измене. Таким образом какое-то время Елизавета считалась наследницей престола.

Елизавета Тюдор дочь Генриха

Дальше события развивались довольно стремительно. Разочарованный отсутствием сына, отец Елизаветы обвинил ее мать в измене и приказал казнить. Дочь он объявил незаконнорожденной и отправил в ссылку в Хэтфилд-Хаус. Третья жена родила королю долгожданного сына, и права Елизаветы стали еще более смутными. Хотя мачеха и пыталась помирить Генриха с дочерьми — Елизаветой и ее старшей сестрой Марией. Но кое-как примирившись с Марией — к матери которой он испытывал хоть какие-то угрызения совести — Генрих не желал ничего слушать о «дочери изменницы Болейн». Хотя ему регулярно поступали жалобы от воспитателей принцессы о том, что им не хватает денег на содержание ребенка, что девочка выросла из старых платьев, что она недоедает и т.д. Прошло еще прилично времени, прежде чем последующие 4 мачехи Елизаветы, потихоньку капая королю на мозг, не добились того, чтобы девочка была призвана ко двору и могла вести мало-мальский приличный для принцессы образ жизни. Особенно в этом постаралась последняя мачеха Елизаветы Екатерина Парр, ставшая для принцессы близким другом.

Из всех детей с Елизаветой у Генриха VIII были самые сложные отношения. Она вызывала в нем дурные воспоминания и он помнил, как с ним поступила ее мать — забывая, что историю про измену он придумал сам. Елизавете жилось очень несладко. Рождению ее брата король радовался безмерно. Рождению старшей сестры тоже — так как она была первым выжившим ребенком. И только Елизавета разочаровала с самого рождения. Парадокс — но ей при этом очень важно было заслужить расположение отца. Она всегда поступала так, чтобы вызвать в нем хотя бы какое-то одобрение, бог с ней с любовью. И ей это удавалось! Во-первых, она была общительным, бодрым и здоровым ребенком — в отличие от сестры и брата, и это нравилось ее отцу, которого раздражали постоянные болезни других детей. Во-вторых, она больше всех была похожа на него внешне — пусть и чуть-чуть, но это тоже вызывало немного симпатии со стороны Генриха. В-третьих, он видел, как она хочет угодить ему, как старается — что тоже понемногу трогало его сердце. В итоге Генрих испытывал к младшей дочери, если не любовь, то симпатию больше, чем ему хотелось. И в конце концов включил ее в очередь наследования после брата и сестры, в случае если те умрут бездетными.

Елизавета I детство

Когда Генрих VIII умер, Елизавете было 14 лет. Королем стал ее 10-летний брат Эдуард. Девочку забрала на воспитание ее мачеха Екатерина Парр. Елизавета поселилась в ее доме, в котором Екатерина жила с новым мужем, Томасом Сеймуром. Томас был братом Джейн Сеймур — третей жены Генриха VIII, из-за которой тот приказал казнить мать Елизаветы. Несмотря на это, никакой антипатии принцесса к Томасу не испытывала. Более того, Сеймур был мужчиной редкого обаяния, после смерти короля он сразу посватался к трем женщинам — его вдове и его дочерям Марии и Елизавете. В него были влюблены все 3 женщины, но только Екатерина дала согласие на брак. Но на этом Томас не остановился. Когда Елизавета поселилась в их доме, он начал активно приставать к падчерице. Елизавету это возмущало, но вместе с нем она была влюблена в Сеймура. Поэтому есть версия, что она все-таки уступила ему и даже родила дочь, судьба которой неизвестна. Примерно в то же время, мачеха принцессы тоже была беременна от Сеймура и умерла при родах. Это потрясло Елизавету. Некоторые историки полагают, что это было одно из событий, которое повлияло на то, что Елизавета так никогда и не вышла замуж. Казнь ее матери и пятой жены ее отца показало ей, насколько женщина уязвима и зависима от мужской прихоти, даже если она королева. Смерть при родах 2-х других ее мачех добавило к этому мысль, что замужество для женщины часто смертельно опасно. Она не захотела для себя такой участи.

Но на этом испытания Елизаветы не закончились. Продолжение следует..

witchykitchen.ru

Елизавета Тюдор. «Звезды», покорившие миллионы сердец

Елизавета Тюдор

Елизавета I Тюдор с веером, портрет неизвестного, 1585 г

Королев в истории было много, но Елизавета Великая была одна. Правительница, не пожелавшая разделить бремя власти ни с одним мужчиной. Королева, принявшая страну, разоренную войнами и мятежами, и оставившая Англию сильнейшей мировой державой. Женщина, которой судьбой было откачано в любви, но которая, тем не менее, стала любима и благословляема миллионами…

В последнее время исследователи склонны считать, что образ королевы Елизаветы – Доброй королевы Бесс, Королевы-девственницы. Хранительницы Англии – был намеренно искажен поколениями английских историков, вылепивших из нее образ совершенной правительницы и идеал всех монарших добродетелей, дабы усовестить ее наследников – королей из династии Стюартов, правителей весьма слабых, предпочитавших думать не о благе страны, а о собственных удовольствиях. Позднее королева Елизавета стала символом национального величия – ведь именно при ней Англия сместила с ведущих позиций в мировой политике прежнего лидера Испанию, при ней произошел небывалый расцвет искусства и литературы: недаром Уильяма Шекспира, Кристофера Марло, Бена Джонсона и других называют «елизаветинцами». Лишенная недостатков, сильная и прозорливая правительница, великая королева Елизавета Тюдор стала, пожалуй, одним из главных мифов английской историографии.

И в то же время существует другой миф, развиваемый в первую очередь в литературе: Елизавета предстает вовсе не той «железной леди», которой ее рисуют историографы, а скорее женщиной, со всеми свойственными ее полу – по мнению писателей – проблемами и слабостями. Она то предстает жестокой завистницей, отправившей свою родственницу, королеву Марию Стюарт, на плаху только потому, что та была красивее и моложе, то изображается легкомысленной кокеткой, коллекционирующей разбитые мужские сердца, сделавшей флирт единственным способом общения с собственными придворными. Одни описывают ее страсть к нарядам, другие вспоминают про связь престарелой королевы и молодого красавца Эссекса.

Бесспорно, ее жизнь, полная самых драматических событий, неожиданных поворотов, неожиданных несчастий и непредсказуемых взлетов, не могла не привлечь к себе внимания историков, писателей и поэтов. Однако не стоит забывать, что на самом деле все было гораздо проще и в то же время гораздо сложнее, чем могут описать гениальные романы или подробнейшие научные монографии.

Принцесса Елизавета, дочь английского короля Генриха Восьмого и его второй жены Анны Болейн, родилась седьмого сентября 1533 года в королевском дворце в Гринвиче. Однако ее рождение, вопреки ожиданиям, не вызвало бурной радости родителей: король хотел сына, и появление на свет еще одной дочери вместо долгожданного наследника его совершенно не обрадовало. В свое время он развелся со своей первой женой, Екатериной Арагонской, дочерью испанского короля и сестрой императора Священной Римской империи, из-за того, что она не дала королю наследников мужского пола – родившийся в 1522 году единственный сын Генрих не прожил и двух месяцев, и из всех многочисленных беременностей королевы в живых остался лишь один ребенок – дочь Мария. Получить развод даже для короля оказалось непросто: для этого Генриху пришлось порвать с католической церковью, основав англиканство, главой которого был он сам. в конце концов браке Екатериной был аннулирован: Екатерина на момент свадьбы с Генрихом была вдовой его старшего брата Артура, и хотя папа римский выдал официальное разрешение на брак, английский король все же – спустя двадцать лет– решил, что он не имел права жениться на столь близкой родственнице. Принцесса Мария автоматически стала незаконнорожденной.

Анна Болейн, мать Елизаветы I. Портрет кисти Вацлава Холлара.

В январе 1533 года Генрих втайне женился на своей давней возлюбленной Анне Болейн, которая на тот момент была беременна. По одной из легенд, придворный астролог предсказал Генриху, что первый ребенок от Анны станет великим правителем. Увы, к жестокому разочарованию короля, на свет появилась дочь – Елизавета, получившая свое имя в честь матери Генриха. Астролога приказали казнить; больше у Анны детей не было.

Невероятно разочарованный таким поворотом судьбы Генрих охладел к Анне, которую прежде страстно любил. Он стал заглядываться на ее фрейлину Джейн Сеймур, которая была полной противоположностью Анне: королева была страстной брюнеткой, любящей развлечения и наряды, ревнивой и капризной, а Джейн – неизменно доброжелательной, тихой, спокойной, скромной и белокурой. Когда Елизавете было три года, после весьма предвзятого судебного следствия Анна Болейн была казнена по обвинению в государственной измене. Ее брак с королем был аннулирован, и Елизавета – как и ее сестра – тоже оказалась в положении незаконнорожденной.

На ее положение это мало повлияло: она по-прежнему жила в отведенном для нее дворце Хэтфилд-хаус в компании немногочисленных слуг. Хотя она и не имела официального статуса принцессы, ее образованием занимались лучшие учителя, приглашенные из Кембриджа: английская принцесса, хоть и не признанная официально, все же была завидным товаром на европейском брачном рынке, и ей полагалось достойное образование. С детства Елизавета проявляла большие способности и еще большее усердие в изучении различных наук. К десяти годам она прекрасно говорила на французском, итальянском, греческом и латыни, знала философию, историю и литературу. Книги оставались ее верными спутниками на протяжении всей жизни. Кроме этого, принцесса прекрасно умела танцевать, музицировать, ездить верхом и рукодельничать.

Между тем в королевском дворце происходила одна драма за другой. Джейн Сеймур, ставшая третьей женой Генриха, родила ему долгожданного сына, названного Эдуардом, но сама скончалась через несколько дней. После ее смерти Генрих женился еще трижды: сначала на Анне Клевской, с которой развелся через несколько месяцев, а затем на кузине Анны Болейн Кэтрин Говард, которая разделила судьбу своей родственницы – она была казнена за измену. Историки считают, что казнь Кэтрин – молодой, жизнерадостной, доброй и очень красивой женщины – стала настоящим ударом для юной Елизаветы, успевшей привязаться к молодой мачехе.

Последней супругой Генриха стала в 1543 году Катерина Парр, успевшая к этому времени уже дважды овдоветь. Рассказывали, что она была влюблена в лорда-адмирала Томаса Сеймура – брата Джейн Сеймур, получившего благодаря родству весьма неплохое положение при дворе. Однако когда король стал проявлять недвусмысленный интерес к Катерине, она не посмела ему отказать. Леди

Екатерина стала прекрасной супругой для Генриха, заботливой, нежной, понимающей, и любящей мачехой для всех троих королевских детей: она настояла на том, чтобы принцесс принимали при дворе, и сама заботилась об их воспитании и образовании.

Генрих VIII, отец Елизаветы I. Портрет кисти Ганса Гобейна младшего, 1539–1540 г.

Король Генрих Восьмой скончался 28 января 1547 года. Согласно его завещанию, дочери были признаны наследницами престола вслед за своим братом Эдуардом, отныне королем Эдуардом Шестым. Таким образом, они были официально признаны отцом. Через несколько месяцев Катерина Парр вышла замуж за Томаса Сеймура и переехала в его поместье в Челси. Вместе с любимой мачехой поселилась и Елизавета.

Многие историки пишут, что Сеймур, авантюрист и честолюбец, имел виды на юную принцессу: одни считают, что Елизавета была влюблена в него, другие полагают, что он, наоборот, домогался ее, да так грубо, что у девушки навсегда остался ужас перед сексуальными отношениями. Недаром она и в письмах к мачехе, и в беседах с другом детства Робертом Дадли еще тогда утверждала, что она не собирается ни выходить замуж, ни иметь детей. Но даже если Сеймур был и ни при чем, причин для такого решения у Елизаветы было предостаточно: ее мать и мачеха вышли замуж – и были казнены, еще одна мачеха умерла при родах. От родов скончалась и Катерина Парр – все это совершенно не вселяло в Елизавету надежду на счастливую жизнь под супружеским кровом.

Всего через несколько месяцев после смерти жены Томас Сеймур был арестован по обвинению в подготовке государственного переворота и вскоре казнен. В частности, ему инкриминировали намерение жениться на Елизавете и свергнуть с престола Эдуарда. На Елизавету, которая уже давно не жила в доме Сеймура, тоже пало подозрение в причастности, но она смогла доказать свою невиновность.

В 1551 году юный король Эдуард пригласил Елизавету ко двору: брат и сестра всегда с любовью относились друг к другу, и она была рада составить ему компанию, хотя и тосковала по вольной жизни вдали от двора с его интригами. Однако царствование Эдуарда было недолгим: в июле 1553 года он скончался от туберкулеза.

Интригами его родственников Сеймуров на престол была обманным путем возведена леди Джейн Грей – правнучка короля Генриха Седьмого. Но скоро англичане воспротивились столь явному нарушению закона: леди Джейн, оставшаяся в истории как «королева на девять дней», была низложена, и на английский престол, при полной поддержке народа, взошла Мария Тюдор. Елизавета была рядом с сестрой.

Ярая католичка, Мария Первая стала железной рукой уничтожать любые побеги протестантизма, в том числе притесняя и сторонников основанной ее отцом англиканской церкви. Репрессии и казни еретиков были столь многочисленны, что в историю Мария вошла с прозвищем Кровавая. Постепенно в стране росло недовольство ее религиозной политикой, а когда стало известно, что Мария собирается выйти замуж за испанского инфанта Филиппа, ревностного католика, от былой любви народа не осталось и следа. Елизавета, воспитанная в протестантском духе и верная англиканской церкви, естественно рассматривалась как единственная надежда на восстановление протестантского учения.

Портрет Филиппа II снетками, Алонсо Санчес Коэльо, 1573 г.

Поначалу отношения между сестрами были вполне ровными; однако Елизавета не хотела переходить в католицизм, как на том настаивала Мария. Это можно понять: по мнению католической церкви, брак Генриха с ее матерью был незаконным, и следовательно Елизавета была незаконнорожденной. Юная принцесса старалась, как могла, ладить со своей венценосной сестрой – однако той слишком многие говорили, что Елизавета очень опасна. Мария долго не верила: Елизавета казалась ей легкомысленной, не способной вмешаться в большую политику. Но разгоревшееся в начале 1554 года антипапистское восстание под предводительством Томаса Уайатта настолько напугало Марию, что она повелела заключить Елизавету в Тауэр. Несколько недель принцесса провела там, гадая о своей дальнейшей судьбе. Там же, в Тауэре, находился тогда и Роберт Дадли, друг детства Елизаветы: некоторые считают, что молодые люди виделись во время нечастых прогулок, и общая судьба стала началом их любви.

После недолгого разбирательства Томаса Уайатта казнили: перед смертью он поклялся, что Елизавета ничего не знала о заговоре. Хотя многие придворные настаивали на том, что Елизавету следует оставить в Тауэре, ее все же освободили: скоро предстояло бракосочетание Марии с Филиппом Испанским, будущим королем Испании, и королева перед этим событием решила проявить великодушие. Однако Елизавете не было дозволено остаться при дворе: ее сослали в Вудсток под строгий надзор, и лишь через год разрешили вернуться в столь любимый ею Хэтфилд.

В апреле 1555 года Елизавету снова призвали ко двору:

Мария была на последнем сроке беременности, и присутствие ее сестры было необходимо: если Мария умрет при родах, Елизавета унаследует престол. Однако беременность оказалась ложной: с тех пор положение Елизаветы стало относительно устойчивым – на ее праве наследования настаивал даже Филипп Испанский. Рассказывают, что он весьма благоволил к свояченице: девушка была молода, красива, обаятельна и здорова, в то время как Мария, на одиннадцать лет старше Филиппа, не отличалась ни красотой, ни здоровьем. Филипп строил планы замужества Елизаветы, а едва овдовев, и сам предложил ей руку и сердце.

Мария скончалась 17 ноября 1558 года. Хронисты сообщают, что Елизавета, узнав о смерти сестры, сказала: «Так решил Господь. Чудны дела его в наших глазах».

Елизавета стала королевой в двадцать пять лет – впрочем, выглядела она гораздо моложе: в то время как многие ее сверстницы, изнуренные постоянными беременностями, преждевременно старели, незамужняя Елизавета, чьими любимыми развлечениями были танцы и охота, заметно выделялась свежестью и здоровьем. Она короновалась 15 января 1559 года в Вестминстерском аббатстве – собор окружали восторженные толпы, видевшие в Елизавете спасительницу страны.

Елизавета наградила всех, кто был рядом с нею в последние годы: в частности, Роберт Да дли получил место конюшего, а Томас Пэрри, много лет заведовавший казной Елизаветы, стал казначеем двора. Государственным секретарем Елизавета назначила Уильяма Сесила, который начинал свою карьеру еще при Эдуарде: выбор был на удивление удачен: Сесил, обладавший бесспорным талантом дипломата и государственного деятеля, верой и правдой служил королеве до самой своей смерти – почти сорок лет. Именно его мудрости, прозорливости и преданности обязана Елизавета многими своими достижениями.

Страна досталась Елизавете в плачевном состоянии: казна пуста, религиозные распри разъедали Англию изнутри, а постоянные войны – снаружи. При Марии Англия стала почти придатком Испании, и теперь надо было не только наладить разрушенную экономику страны, но и укрепить престиж Англии на мировой арене. Время показало, что со всем этим Елизавета – с помощью своих советников – блестяще справилась.

Мария Тюдор (Мария Кровавая или Кровавая Мэри, ант. Bloody Mary), 1554 г.

Первым делом молодая королева решила религиозную проблему: она не стала преследовать или как-то ограничивать права католиков, но, тем не менее, снова ввела англиканство как государственную религию. Историки до сих пор спорят, насколько искренней и глубокой была вера Елизаветы, однако все сходятся на том, что она была весьма прагматичной даже в вопросах веры.

С первых дней царствования самым главным вопросом было замужество королевы: парламент даже официально просил ее как можно скорее избрать себе супруга, дабы обеспечить наследника. В разное время руки Елизаветы домогались Филипп Испанский и эрцгерцог Карл Габсбург, шведский кронпринц Эрик, герцог Анжуйский и даже русский царь Иван Грозный. Хотя Елизавета не раз говорила, что она не собирается выходить замуж, она, тем не менее, не давала сватавшимся монархам решительного отказа: ее своеобразный флирт с ними был немаловажной частью внешней политики Англии.

Однако придворные поговаривали, что истинной причиной переборчивости Елизаветы был тот факт, что она была уже давно влюблена – в того самого Роберта Дадли, который делил с нею заключение в Тауэре: отец Роберта, герцог Нортумберленд, был главой заговора, приведшего на трон Джейн Грей, бывшую замужем за братом Роберта – Гилфордом Дадли. Гилфорд и его отец были казнены, однако стараниями Филиппа Испанского братья Гилфорда были освобождены – вместо Тауэра они оказались на войне с Францией. Позже Дадли, молодой красавец и щеголь, лишь на несколько месяцев старше Елизаветы, был одним из тех, кто скрашивал одиночество принцессы в Хэтфилд-хаусе, а теперь, когда она стала королевой, он получил не только место конюшего, но и орден Подвязки и должность смотрителя королевской резиденции в Виндзоре, не считая множества роскошных подарков.

Елизавета так любила проводить время с Дадли, что совершенно забывала об осторожности: она сажала его рядом с собой, разговаривала, ездила вдвоем на прогулки, в беседах с другими неизменно превозносила его достоинства. По Лондону поползли слухи, что Дадли нередко проводит ночи в королевской опочивальне и что королева даже родила от него сына – однако сама Елизавета была искренне удивлена подобными сплетнями: она круглые сутки была окружена фрейлинами, и может дать клятву, что у нее никогда не было с Дадли ничего предосудительного. Королеве приходилось беречь свою честь: любое пятно на ее репутации могло поставить под удар и ее будущее как королевы, и всю страну.

Между тем слухи продолжали множиться: утверждали, что Дадли собирается жениться на королеве, и его не остановит даже тот факт, что у него уже была жена: несколько лет назад Дадли женился – по всей видимости, по страстной любви – на юной Эми Робсарт, и хотя Эми никогда так и не была представлена ко двору, скрывать факт своей женитьбы Роберт не мог.

Однако 8 сентября 1560 года Эми Робсарт нашли мертвой: она лежала у подножия лестницы со сломанной шеей. Сразу же стали говорить о том, что Дадли убил свою жену, чтобы иметь возможность вступить в брак с королевой.

Роберт Дадли, 1 – й граф Лестер

Елизавета немедленно отдалила его от себя и повелела тщательно расследовать обстоятельства гибели Эми Робсарт: хотя расследование показало, что смерть Эми произошла в результате несчастного случая – Эми была давно больна (современные исследователи говорят о раке), и в частности страдала головокружениями и хрупкостью костей, – это не остановило сплетников, обвиняющих Да дли в гибели жены. Из-за этой трагической истории королева отдалила от себя бывшего фаворита и даже отказалась подписывать грамоту на вроде бы обещанный ему титул графа. Однако через два года, когда Елизавета заболела оспой, она назвала Роберта Дадли в качестве лорда-протектора королевства, хотя по статусу эта должность должна была достаться другому. Титул графа Лестера Дадли получил лишь в 1564 году; фаворитом Елизаветы он оставался еще почти три десятка лет.

Перенесенная оспа лишь слегка испортила кожу на лице Елизаветы, прежде безупречно гладкую и белую. Но хотя оспины пришлось прятать под толстым слоем грима, льстецы продолжали наперебой уверять королеву в том, что она прекраснейшая из женщин, а придворные джентльмены поголовно были демонстративно влюблены в свою королеву.

Говорят, Елизавета умело этим пользовалась: чтобы сэкономить деньги, которых всегда не хватало, она с удовольствием перекладывала часть расходов на своих приближенных, которые из любезности оплачивали ее платья, украшения и лошадей. Вместе со своим двором Елизавета много путешествовала, и не только потому, что любила ездить по стране, – останавливаясь в жилищах состоятельных вельмож, она сильно экономила на расходах.

Елизавета, женщина молодая и слишком много испытавшая, любила развлечения: балы, охоту, разнообразные игры – карты, шахматы, бильярд, театр и музыку. Много времени королева уделяла верховой езде, прогулкам и чтению. Хотя может показаться, что блеск ее двора должен был стоить огромных денег, на деле она тратила намного меньше, чем ее предшественники и наследники: с одной стороны, она была вынуждена экономить – казна была пуста, зато долги огромны, а с другой, – прагматизм и бережливость всегда были в ее характере. Даже роскошные платья, в которых она предстает на своих портретах, нередко переделывались, экономя таким образом немалые деньги.

Несмотря на постоянный флирт, замуж Елизавета так и не вышла. Почему – на этот вопрос историки до сих пор не могут дать однозначного ответа. Одни считают, что она не хотела делить власть с посторонним человеком – ведь если она выйдет замуж, главой семьи и государства станет ее супруг. Другие полагают, что Елизавета имела какой-то анатомический изъян, не позволявший ей стать достойной женой: либо она знала о своем бесплодии, либо вообще по каким-то причинам не могла вступить в интимные отношения – возможно, в этом были виноваты и психическая травма, нанесенная Томасом Сеймуром, и обстоятельства ее детства. Кроме того, Елизавете было категорически невыгодно иметь наследника: пока она остается единственной претенденткой на престол, она может не опасаться возможных переворотов, но стоит ей обзавестись ребенком или хотя бы супругом – и никто не мог дать гарантии, что кто-нибудь не захочет сменить монарха.

Со временем при английском дворе развился настоящий культ королевы-девственницы: Елизавету сравнивали с Девой Марией и языческими богинями, поэты воспевали ее в образах Глорианы и Королевы фей, портреты королевы наполнялись символами ее девственности: она изображалась, например, с решетом, или лилией. Даже столь любимый Елизаветой жемчуг, который она носила в изобилии, тоже ведь был символом чистоты и непорочности. Известно, что Елизавета в ответ на уговоры выйти замуж говорила, что с нее будет довольно, если на ее могиле напишут, что она «жила и умерла девственницей». А одному из придворных она сказала, что «лучше быть незамужней нищенкой, чем замужней королевой».

Наиболее вероятной наследницей английской короны была небезызвестная Мария Стюарт, шотландская королева: она была внучкой Маргариты Тюдор, старшей сестры Генриха Восьмого, и хотя линия Стюартов не была упомянута в завещании Генриха Восьмого, фактически была не последней в очереди наследников. К тому же ее права – как истинной католички, представительницы католического рода, – поддерживал Рим. Корону Шотландии она унаследовала, когда ей было всего несколько дней от роду, и страной от ее имени управляла королева-мать Мария де Гиз. Еще в раннем детстве Марию предполагалось выдать замуж за английского принца Эдуарда, однако в возрасте пяти лет она была просватана за Франциска, сына французского короля, и с тех пор воспитывалась при французском дворе. Советники убеждали ее в том, что именно у нее наиболее веское право на английскую корону – Мария даже включила английский герб в свой личный, и титуловалась как королева французская, шотландская, английская и ирландская. После внезапной смерти ее супруга, тогда короля Франциска Второго, она вернулась в Шотландию. На руку овдовевшей королевы немедленно нашлось множество претендентов – сама Елизавета предлагала ей в мужья Роберта Дадли, получившего графский титул именно по этому поводу. Однако Мария вышла за молодого, смазливого и весьма недалекого Генри Дарнли, ставшего отцом ее сына – будущего короля Якова. Однако супруги не ладили; всего через полгода Дарнли погиб при загадочных обстоятельствах, и Мария считалась одной из вероятнейших его убийц – особенно учитывая тот факт, что уже через три месяца она вышла замуж за лорда Ботвелла. Все эти события вызвали восстание в стране, в результате которого 24 июля 1567 года Мария Стюарт отреклась от престола в пользу своего сына. Она сбежала в Англию, где попросила убежища у Елизаветы.

Елизавета не была готова ни восстанавливать Марию на престоле, ни оказывать ей какую-либо помощь: Мария по-прежнему считала именно себя законной королевой Англии. Так что у Елизаветы было достаточно причин не любить Марию, помимо простой женской ревности, о которой так любят говорить писатели. По совету лорда Сесила, Марию поселили в замке Карлейл (откуда ее позднее перевели в Шеффилд, где она провела почти восемнадцать лет), давали весьма щедрое содержание, но не допускали ко двору, да и вообще никуда не выпускали.

Между тем появление Марии в Англии спровоцировало целую серию католических заговоров. Поначалу Елизавета не верила в причастность к ним Марии – или не хотела верить – но в конце концов (не без участия провокаторов) были получены неопровержимые доказательства того, что Мария замышляла убить Елизавету. Хотя английской королеве категорически не хотелось подписывать смертный приговор Марии – это было бы слишком зловещим прецедентом, – ей все же пришлось. Восьмого февраля 1587 года Мария была казнена.

Эта казнь обострила отношения Англии с Испанией, и без того весьма натянутые. Елизавета много сделала для развития английского флота: именно при ней Англия стала великой морской державой. Но раньше моря всецело принадлежали Испании – испанские корабли регулярно курсировали в Новый Свет и обратно, привозя в Испанию тонны золота и других ценных грузов. Английские пираты – знаменитые братья Хоукинсы, прославленный Френсис Дрейк и другие – регулярно грабили испанские корабли: Елизавета не только знала об этом, но и имела с этого неплохой доход. Официально «пиратских войн» словно и не существовало, однако на самом деле они изрядно трепали нервы испанской короне. Постепенно Англия завоевывала авторитет на море и даже утверждалась в Новом Свете, ранее безраздельно принадлежавшем Испании: в 1587 году была основана первая английская колония, получившая в честь Елизаветы имя Вирджиния – «девственная». В ответ испанцы поддерживали католические волнения в Ирландии и вынашивали планы нападения на Англию. Однако им не суждено было сбыться – как известно, подготовленная для битвы Великая армада была разбросана штормом, а ее остатки добил в граве-линском сражении Френсис Дрейк. За это Дрейк был произведен королевой в рыцари.

Говорят, Френсис Дрейк весьма заинтересовал пожилую королеву, и между ними даже началось что-то вроде романа – весьма, правда, непродолжительного. Королева оставалась верна своему Дадли – их долгой связи не помешала даже тайная женитьба Дадли в 1578 году на Летиции Ноллис, родственнице и фрейлине королевы, весьма похожей на Елизавету внешне: поначалу королева разгневалась, однако потом простила Дадли. Летиции же пришлось еще долго находиться вдали от двора, скрываясь от королевского гнева. Дадли скончался от лихорадки в сентябре 1588 года. За четыре дня до смерти он написал Елизавете письмо, справляясь о её здоровье – «самом дорогом для него». Уже после смерти Елизаветы это послание было обнаружено среди ее бумаг с ее собственноручной пометкой: «Его последнее письмо».

Гравюра Елизаветы I, Криспена де Пасса, опубликована в 1603 году

Елизавета I, «Портрет Дитчли», ок. 1592 г Маркус Гираэрт Младший

Стареющая королева оставалась все той же кокеткой, которой была в юности, – с поправкой на власть и возраст. Если раньше она принимала лесть, теперь она ее требовала, если раньше она соперничала с придворными красавицами – теперь во фрейлины набирали лишь некрасивых дам, и платья им разрешалось носить только простые белые или серебристые – в то время как сама Елизавета ходила в богато разукрашенных нарядах всех цветов радуги. Ее прежняя бережливость переросла в скупость, а осторожность – в бездействие. Тем не менее королева сохраняла ясный и острый ум, работоспособность и прежние привычки. Вместо умершего Роберта Дадли королева стала отличать его пасынка, сына Петиции Ноллис от первого брака, Роберта Девере, графа Эссекса, женатого, кстати, на вдове знаменитого поэта Филиппа Сидни. Молодой красавец – а ему было всего 23 года, когда королеве уже исполнилось 55 лет, – был представлен ко двору еще Дадли, и Елизавета почти сразу обратила на него внимание. Храбрый и в то же время весьма романтичный юноша совершал подвиги во имя своей королевы и осыпал ее изысканными комплиментами. Уже скоро она вела себя с ним так же вольно, как когда-то с любимым Дадли – однако Эссекс вовсе не был столь терпелив, как его отчим. После нескольких лет в положении королевского фаворита начал зарываться: он стал несдержан, требователен и к тому же позволял себе повышать голос на королеву. Он совершал одну ошибку за другой: сначала чуть не упустил испанский флот, против которого должен был выступить, а летом 1599 года – несмотря на огромную армию – не смог подавить восстание в Ирландии, да к тому же бросил войско без разрешения. Разгневанная Елизавета отдала любимца под суд, отлучила от двора и лишила многих привилегий. Несмотря на покаянные письма, Елизавета не простила Эссекса.

Тогда он оказался во главе заговора, намеревавшегося захватить Лондон и свергнуть Елизавету. Однако все кончилось фарсом: обещанного оружия не было, мятежники разбежались, а Эссекс, вернувшийся в собственный дом, был арестован и предстал перед судом. Эссекс признал себя виновным в измене: он назвался «самым большим, самым подлым и самым неблагодарным предателем из всех, когда-либо живших на земле». Ему отрубили голову 25 февраля 1601 года.

По одной из легенд, королева была готова простить его – она лишь ожидала, что Эссекс пришлет ей перстень, который она когда-то даровала ему в знак любви. Однако перстень перехватили, и Эссекс был казнен.

Френсис Дрейк, картина Маркуса Жерара младшего, 1590 г. или старше

Роберт Девере, 2-й граф Эссекс

Королева очень тяжело перенесла и предательство Эссекса, и его казнь. Она так и не оправилась от этой потери: ее здоровье резко ухудшилось, и к тому же у нее начались приступы душевного расстройства, во время которых они лишь плакала и звала Эссекса. Она понимала, что ее дни сочтены – в упрек придворным, почти переставшим считаться с нею, она повторяла: «Мертва, но еще не погребена!» В своей последней речи, которую она произнесла перед парламентом в октябре 1601 года, она сказала: «На том месте, что я сейчас занимаю, никогда не появится тот, кто более предан стране и ее гражданам, чем я, кто с такой же готовностью отдаст жизнь за ее безопасность и процветание. Жизнь и царствование имеют для меня цену только до тех пор, пока я служу благу народа».

В последние годы положение страны резко ухудшилось: череда неурожаев подорвала экономику, военные расходы опустошили казну, налоги выросли, и вместе с ними росло недовольство старой королевой. В последние месяцы она уже едва держалась на ногах – однако отказывалась лечь, уверенная, что именно в постели ее настигнет смерть. Она скончалась рано утром 24 апреля, успев перед смертью назвать имя своего наследника – Якова Стюарта, короля Шотландии, сына Марии Стюарт.

Гроб с телом королевы проплыл на освещенной факелами барже до Уайтхолла, а 28 апреля доставлен в Вестминстерское аббатство. По словам летописца Джона Стоу, «Вестминстер был переполнен: множество людей на улицах, в домах, окнах, на крышах и даже на водосточных трубах, которые пришли, чтобы увидеть погребение, и когда они увидели ее изваяние, лежащее на крышке гроба, они испустили такой вздох, и стон, и плач, которого никогда не было раньше в памяти человека».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Елизавета I — Википедия. Что такое Елизавета I

Елизаве́та I (7 сентября 1533 — 24 марта 1603), Добрая королева Бесс[1], Королева-дева[2] — королева Англии и Ирландии с 17 ноября 1558 года, последняя из династии Тюдоров. Единственная дочь короля Англии Генриха VIII Тюдора от брака с Анной Болейн.

Время правления Елизаветы иногда называют «золотым веком Англии» в связи с расцветом культуры (т. н. «елизаветинцы»: Шекспир, Марлоу, Бэкон и др.) и с возросшим значением Англии на мировой арене (разгром Непобедимой Армады, Дрейк, Рейли, Ост-Индская компания).

Дочь Генриха VIII

Елизавета родилась 7 сентября 1533 года в королевском дворце в Гринвиче. На её матери король женился по страстной любви. Помимо этого, Генрих VIII надеялся, что Анна подарит ему долгожданных сыновей. Многолетний брак с Екатериной Арагонской не дал Англии наследника мужского пола, и положение династии Тюдоров было весьма непрочным. Таким образом, рождение Елизаветы никого не обрадовало — в королевской семье уже была дочь, принцесса Мария, и появление ещё одной девочки вызвало гнев и печаль у импульсивного короля.

Однако торжества по случаю рождения принцессы были на редкость пышными. Крещение девочки прошло в том же Гринвиче 10 сентября: имя своё она получила в честь матери Генриха VIII, Елизаветы Йоркской.

В декабре 1533 года девочке определили в качестве места жительства резиденцию Хэтфилд-хаус, небольшой дворец неподалёку от Лондона. Родители довольно редко навещали свою дочь, хотя Анна Болейн и была привязана к дочери. Нельзя сказать, что Генрих был равнодушен к девочке. У неё был только один изъян — её пол. А от королевы по-прежнему ждали сыновей.

Когда Елизавете было два года и восемь месяцев, она лишилась матери: Анну Болейн казнили по обвинению в государственной измене. Анна так и не родила Генриху сына и, по версии суда, неоднократно изменяла своему супругу. Всем с самого начала было ясно, что Генрих решил избавиться от Анны, а доказательства «многократных измен» были явно фальсифицированными. Однако 19 мая 1536 года казнь всё же состоялась.

Генрих VIII поспешил снова жениться, а Елизавету признал незаконнорождённой (как несколько лет назад он признал незаконнорождённой и принцессу Марию): оба предыдущих королевских брака теперь стали недействительными и не имели никаких юридических последствий.

«Странное» решение принцессы

В 1537 году очередная королева Джейн Сеймур родила Генриху сына Эдуарда. Несмотря на то, что Джейн пыталась примирить короля с его ни в чём не повинными дочерьми, Елизавета по-прежнему оставалась в Хэтфилд-хаусе: Генрих не хотел видеть дочь «изменницы Болейн».

После смерти королевы Джейн Генрих женился ещё три раза. С Анной Клевской он развёлся, а Кэтрин Говард была казнена по обвинению в супружеской измене. Казнь молодой мачехи потрясла девятилетнюю Елизавету едва ли не больше, чем смерть матери. Именно в этом возрасте у будущей королевы сформировалось стойкое неприятие брака.

Существует источник, из которого известно это, странное на первый взгляд, решение юной принцессы — её переписка с шестой и последней женой Генриха, Екатериной Парр. В исторической литературе можно найти и более «романтическую» версию. Якобы Елизавета призналась своему другу детства — Роберту Дадли, что никогда не выйдет замуж. Это упорство вовсе не было её странным капризом или, как склонны считать многие романисты и историки, следствием её тайного физиологического или психического отклонения.

Юность

Елизавета очень рано начала проявлять свои природные способности — в десятилетнем возрасте она неплохо говорила по-гречески, по-итальянски и по-французски. Её латынь была безупречна — на этом языке принцесса не только читала сочинения римских историков, но и писала пространные письма своей мачехе — Екатерине Парр.

Несмотря на то, что Елизавета по-прежнему считалась незаконнорождённой, её воспитанием занимались лучшие преподаватели из Кембриджа. Это были молодые, свободомыслящие учёные, приверженцы Реформации. Со временем к Елизавете присоединился её младший брат Эдуард. Именно в 1543—1547 годах в королевском семействе установилась относительно спокойная атмосфера — Генрих был вполне счастлив с Екатериной Парр, у него подрастал принц-наследник, а его дочери, хотя бы внешне, смирились со своим положением «незаконнорождённых».

28 января 1547 года Елизавете, находящейся в Энфилде, сообщили, что её отец скончался. В завещании короля говорилось, что престол он оставляет сыну Эдуарду. В случае смерти Эдуарда (при отсутствии наследников) его наследует Мария, затем её дети, потом Елизавета и её дети. Этим своим последним проявлением монаршей воли Генрих VIII «признал» своих дочерей и дал им надежду если не на корону Англии, то на достойный брак с принцем любой европейской страны.

Мачеха Елизаветы, Екатерина Парр, вскоре после окончания траура по королю вышла замуж за придворного авантюриста Томаса Сеймура, родного дядю Эдуарда VI. Однако Сеймур был крайне честолюбив — ему было мало близости к трону клана Сеймуров, ему хотелось большего. Существует версия, что Томас Сеймур желал со временем жениться на принцессе Елизавете, а пока она была совсем юной, принялся за ней ухаживать. Некоторые источники указывают на взаимную симпатию Елизаветы и Томаса, однако серьёзных подтверждений этому факту нет.

Екатерина Парр, несмотря на почти материнскую любовь к своей падчерице, всё же отослала её в Хартфордшир в поместье Чешант. Там Елизавета продолжила свои занятия с учителем Роджером Эшамом. Этого человека, обладавшего энциклопедическими знаниями, Елизавета боготворила всю жизнь.

Томас Сеймур в 1549 году (уже после смерти Екатерины Парр от родильной горячки) совершил попытку государственного переворота. Ему это не удалось, и в конце января 1549 года королевский дядя был казнён. Елизавету также подозревали в причастности к заговору Сеймура, однако ей удалось доказать свою невиновность.

В 1551 году Эдуард VI пригласил ко двору Елизавету — брат и сестра всегда относились друг к другу с большой нежностью, поэтому для Елизаветы было ударом, когда 6 июля 1553 года Эдуард скончался.

Генеалогическое древо потомков Генриха VII Тюдора в июле 1553 года



Примечания: Наследники Эдуарда VI по завещанию Генриха VIII:       первой очереди       второй очереди.       Скончавшиеся по 6 июля 1553 года включительно и их супруги  

После смерти короля лорд-протектор Джон Дадли возвёл на престол юную Джейн Грей — правнучку Генриха VII. В стране началась смута. В результате вооружённого конфликта между сторонниками Джейн и приверженцами принцессы Марии победили последние. Ни одна из сторон конфликта не была для Елизаветы выгодной. Если бы победу одержала партия Джейн Грей, то Елизавета лишалась бы места в порядке престолонаследия, но могла бы свободно исповедовать свою протестантскую веру. Если бы верх одержала Мария, то она оставалась бы главной претенденткой на трон, но её положение при истовой королеве-католичке становилось бы крайне опасным. Елизавета предусмотрительно осталась в Хэтфилде — её предупредил об опасности лорд Уильям Сесил, секретарь Совета. Время Елизаветы ещё не пришло. На престоле оказалась ревностная католичка Мария I.

Опальная сестра Марии Тюдор

Мария I вступает в Лондон

В октябре 1553 года Мария I короновалась в Лондоне. Королеве было тридцать семь лет, двадцать из которых явились для неё годами испытаний. С первых же дней правления Мария принялась активно действовать: её главной задачей стало возвращение Англии в лоно Католической Церкви. Большинство населения Англии оставались католиками, но узкая прослойка дворян-протестантов, выдвинувшихся при Генрихе и Эдуарде, имела непропорционально высокое влияние в обществе.

В январе 1554 года протестант Томас Уайетт поднял восстание в Кенте с целью не допустить заключение брака между Марией и Филиппом. Вероятно, что настоящей, тайной целью заговорщиков была передача короны Елизавете, однако следователи Марии не смогли выбить из пленных мятежников каких-либо свидетельств против Елизаветы. Мария заточила Елизавету в Тауэр, но по требованию Тайного Совета сохранила ей жизнь.

Здесь же, в Тауэре, был заключён друг её детства — Роберт Дадли. Существует версия, что молодые люди общались во время прогулок во внутреннем дворике Тауэра.

В Англии росло недовольство политикой королевы. Оно стало очевидным после того, как летом 1554 года в Лондон прибыл Филипп Испанский — будущий супруг Марии. В преддверии своей свадьбы королева освободила свою сестру из Тауэра. На решение королевы повлияло то, что Томас Уайетт перед казнью поклялся, что «миледи Елизавета никогда не знала о заговоре…».

Однако принцесса не осталась при дворе — её отправили в ссылку в Вудсток (графство Оксфордшир). В Вудстоке Елизавете не позволялось писать писем, а книги ей привозились только по строго утверждённому списку.

И вместе с тем Елизавета по-прежнему считалась наследницей престола — брак Марии и Филиппа оказался бездетным. Елизавету вновь вернули в её резиденцию Хэтфилд-хаус, и скромный двор принцессы сразу стал привлекать молодых аристократов. Кроме того, сам Филипп благоволил своей родственнице: он испытывал к ней гораздо бо́льшую симпатию, нежели к своей хмурой супруге. Ему также не хотелось портить отношения с наследницей престола: Мария была крайне нездорова.

В начале ноября 1558 года королева Мария почувствовала, что дни её сочтены. Совет настаивал, чтобы она официально назначила наследницей сестру, но королева сопротивлялась: она знала, что Елизавета вернёт в Англию ненавистный Марии протестантизм. Только под давлением Филиппа Мария уступила требованию своих советников, понимая, что в противном случае страна может погрузиться в хаос гражданской войны.

Королева скончалась 17 ноября 1558 года, оставшись в истории как Мария Кровавая (или Кровавая Мэри). Елизавета, получив известие о смерти сестры, сказала: «Господь так решил. Чу́дны дела Его в наших глазах».

Первые шаги молодой королевы

Коронационный портрет Елизаветы I

Уже через три дня после смерти Марии собрался первый совет королевы. Своим государственным секретарём она назначила Уильяма Сесила, Роберт Дадли получил место конюшего, Томас Перри стал казначеем двора: Елизавета вознаградила всех, кто оказывал ей услуги в период опалы.

28 ноября 1558 года триумфальная процессия вступила в Лондон: молодую королеву встречали восторженные толпы.

К моменту занятия престола Елизавете было двадцать пять лет. По меркам XVI века, когда многие не доживали до пятидесяти, это был достаточно солидный возраст. Однако все[кто?] отмечали, что королева выглядит гораздо моложе своих сверстниц. Этой моложавости, помимо физической активности и умеренности в питании, способствовало и то, что королева не была изнурена многократными родами (и выкидышами), как большинство женщин её возраста. Кроме того, Елизавета I с вниманием относилась к моде и впервые в мире в 1566 году появилась на официальном мероприятии в Оксфорде с перчатками, удлинёнными до локтя[3].

Елизавета избрала для своей коронации день 15 января 1559 года, то есть сразу после Рождественских праздников: она хотела подарить Англии ещё несколько праздничных дней.

25 января 1559 года открылся первый Парламент Елизаветы. Возложив на себя корону, молодая государыня сразу ощутила всю тяжесть этой ноши — страна (как и вся Европа) была расколота на два непримиримых лагеря — католиков и протестантов. Елизавета не изгнала и не подвергла репрессиям никого из приверженцев покойной Марии. Своим «Актом о единообразии» королева показала, что будет следовать курсу Реформации, начатому её предшественниками Генрихом VIII и Эдуардом VI, но католикам в Англии не было запрещено служить мессу. Этот акт веротерпимости позволил королеве избежать гражданской войны.

Уже 10 февраля Парламент обратился к королеве с призывом обеспечить английский трон наследником: ей было предписано выбрать себе супруга.

Список претендентов открывал Филипп II, некогда женатый на Марии I, затем шли эрцгерцоги Фредерик и Карл Габсбург, шведский кронпринц Эрик. Со временем к ним прибавятся герцог Анжуйский и даже царь Всея Руси Иоанн Васильевич Грозный.

Парламент продолжал настаивать на выборе жениха. Елизавета не намеревалась делить власть с мужчиной, но в 1559 году она не могла в открытую спорить с парламентом: ему был дан уклончивый ответ. Многолетним фаворитом королевы был Роберт Дадли, граф Лестер. Их дружба зародилась ещё в раннем возрасте, так как будучи ещё детьми они росли поблизости. После гибели жены Роберта Дадли, Эми Робсарт, у него стало ещё меньше шансов приблизиться к королеве: власть и расположение народа она ценила гораздо больше, чем самую пылкую страсть. Королева была вынуждена провести тщательное расследование всех обстоятельств дела, связанных со смертью Эми Робсарт. Невиновность Дадли была доказана, однако в народе ещё долго циркулировали слухи об убийстве. Роман королевы с лордом Дадли длился не одно десятилетие и прервался только из-за его смерти в 1588 году. На протяжении всего своего царствования Елизавета многократно заявляла, что их связь была исключительно платонической. Так, в конце 1562 года, когда королева заболела оспой, то, назначив в случае своей смерти Роберта Дадли лордом-протектором королевства, она заявила придворным, что между ней и сэром Робертом «никогда не было ничего вульгарного»[источник не указан 257 дней]. Даже в конце жизни Елизавета неуклонно твердила о своей девственности.

Тем не менее в истории существует один достаточно загадочный факт. В бумагах испанского министра Фрэнсиса Энгелфилда (долгие годы он являлся шпионом при английском дворе и, в конечном итоге, был выслан за пределы Англии) были найдены три письма, направленные им в 1587 году испанскому королю. В них сообщалось, что на борту корабля, пришедшего в Испанию из Франции, был арестован англичанин, которого заподозрили в шпионаже. Во время допроса он признался, что его имя Артур Дадли и что он является незаконным сыном Роберта Дадли и английской королевы Елизаветы I. По его словам, он родился где-то между 1561 и 1562 годами, и сразу же после рождения Кэтрин Эшли (няня королевы, которая была рядом с ней на протяжении всей жизни) отдала его на воспитание в семью Роберта Саузерна. Личным учителем Артура стал Джон Смит, близкий друг Саузерна. До самой смерти Саузерна Артур считал себя его сыном. Однако на смертном одре Роберт Саузерн признался юноше в том, что он не являлся его отцом, и открыл ему тайну его рождения. Эту версию в данный момент всячески поддерживает, доказывает и развивает английский историк Пол Доэрти[en][4]. Косвенные доказательства данной теории действительно существуют. Среди них приводится, например, то, что во многих письмах иностранных послов, работавших при английском дворе, достаточно часто и регулярно встречаются упоминания о том, что приблизительно в 1561 году королева заболела «скорее всего, водянкой», ибо её «невероятно раздуло, особенно в области живота»[источник не указан 257 дней]. В сохранившихся письменных молитвах Елизаветы после 1562 года начинают появляться слова, которых до того времени никогда не было и которые не поддаются объяснению. Так, например, она просит Бога простить ей её грех (без какого бы то ни было указания на сам характер греха). Что именно имелось в виду королевой — неизвестно, однако время появления данных слов совпадает с временем предположительного рождения Артура. В британском государственном архиве хранится завещание Роберта Саузерна, на котором в качестве свидетеля расписался Джон Смит. То есть данные люди — совершенно реальные исторические личности, поддерживавшие к тому же тесную связь друг с другом. Телекомпанией BBC (Великобритания) был снят документальный фильм «Тайная жизнь Елизаветы I», в котором подробно рассказывается как об этой истории, так и о всех найденных Доэрти доказательствах в поддержку своей гипотезы. Тем не менее вопрос о подлинной личности Артура Дадли на сегодняшний день продолжает оставаться открытым.

Первый опыт ведения войны

В мае 1559 года в соседней Шотландии разразилось восстание протестантов против королевы-регентши Марии де Гиз — француженки, матери Марии Стюарт. Поддержать протестантов Шотландии советовал Елизавете Сесил, но она отказалась от этого шага, понимая, что подобное вмешательство может спровоцировать вооружённый конфликт с Францией, которая наводнила Шотландию своими войсками. Уже тогда, в самом начале правления, королева выработала свою, весьма осторожную, внешнюю политику.

Елизавета оказала шотландским протестантам материальную поддержку. Деньги были вывезены тайно, и никто не мог уличить королеву в пособничестве.

Однако в 1560 году Тайный Совет вынудил Елизавету начать интервенцию. Шотландские протестанты при поддержке английских войск разгромили сторонников Марии де Гиз, и 6 июля 1560 года в Эдинбурге был подписан договор, закрепивший эту победу. Англия и Франция вывели свои войска из Шотландии.

Мария де Гиз к этому времени умерла, и власть передавалась регентскому совету шотландских лордов-протестантов. Марии Стюарт (на тот момент супруге Франциска II) было предложено навсегда отказаться от включения в свой герб герба Англии, иначе говоря, никогда не предъявлять претензий на английскую корону. Однако Мария не ратифицировала Эдинбургский договор. Именно с этого момента началась многолетняя вражда двух королев.

5 декабря 1560 года супруг Марии Стюарт скончался, в 1561 году она вернулась в Эдинбург, чтобы принять корону Шотландии.

Основания для претензий Марии Стюарт на корону Англии

Елизавету и Марию слишком часто противопоставляли друг другу: с лёгкой руки Фридриха Шиллера Мария представляется невинной жертвой, а Елизавета — кровавым деспотом. В реальности всё обстояло не так однозначно.

Елизавета была вполне законной королевой Англии, однако Мария Стюарт до конца своих дней была уверена в своих правах на английскую корону, будучи правнучкой Генриха VII. Окружение внушало Марии Стюарт, что у неё гораздо больше прав, нежели у «бастардессы» Елизаветы. Мария была не единственной претенденткой на трон. Среди других кандидатур были младшие дочери леди Фрэнсис Грей, Катерина и Мария, упомянутые и в Акте о престолонаследии 1543 года, и в завещании Генриха VIII. Мария Стюарт в завещании короля не значилась вовсе. С другой стороны, многие католики в Англии и за её пределами считали законной (или, во всяком случае, более желательной) властительницей именно её — в противовес «еретичке» Елизавете. Сама Мария всячески подчёркивала свой приоритет и не отказалась от своих притязаний, даже находясь под следствием.

Владычица морей

Флаг Виргинии

Король Генрих VII создал королевский флот, Генрих VIII поощрял морскую торговлю, Мария Тюдор послала экспедицию для поиска северо-восточного прохода в Китай и Индию. Но только в правление Елизаветы Англия превратилась в могущественную морскую державу.

Именно при Елизавете братья Уильям и Джон Хокинсы начали свои торгово-пиратские рейды. В конце 1560-х годов «взошла звезда» Фрэнсиса Дрейка.

Тогда наметилась причина будущих конфликтов с Испанией: английские мореходы регулярно грабили испанские корабли и совершали набеги на побережья испанских колоний. В 1570-е годы развернулась странная, не объявленная ни одной из сторон война на морях. Официальные Мадрид и Лондон предпочитали закрывать глаза на эти «частные войны» и ограничивались формальными протестами.

Так или иначе, Англия постепенно отвоёвывала у Испании авторитет «главной морской державы». Об этом говорят и путешествие Дрейка вокруг Американского материка, и основание в Северной Америке первого английского поселения в 1587 году, и деятельность Уолтера Рэйли. 18 августа 1587 года в основанной англичанами в Америке первой колонии на острове Роанок родился первый ребёнок Вирджиния Дэйр.

Елизавета лично спонсировала все эти мероприятия. В исторической литературе её часто осуждают[кто?] за тайное и явное покровительство разбойникам, однако подобное поведение королей было тогда скорее нормой, чем исключением. В политике главенствовал принцип: «кто сильнее, тот и прав».

В 1585 разразилась масштабная Англо-испанская война. C целью завоевания Англии Испания готовит мощный флот — «Непобедимую Армаду». Все силы Англии были брошены на защиту от испанского вторжения. В своей знаменитой речи в Тилбери Елизавета сказала[5]:

У меня тело слабой и немощной женщины, но у меня сердце и мужество короля, к тому же — короля Англии

Морское Гравелинское сражение (1588 год) между британским и испанским флотами к северу от Кале закончилось поражением испанской Великой Армады.

Елизавета I и Иван Грозный

Приём английского посла Иваном Грозным

Взаимоотношения елизаветинской Англии с Русским Царством достаточно полно характеризуются двумя аспектами: деятельностью Московской компании и личной перепиской Елизаветы с Иваном IV.

Muscovy Trading Company (Московская торговая компания) была основана ещё в 1551 году, то есть в период царствования Эдуарда VI. Однако своего расцвета это торговое предприятие достигло именно при поддержке Елизаветы I.

Коммерческие интересы Muscovy Trading Company играли немалую роль в дипломатических отношениях между двумя странами. Царские и королевские миссии очень часто исполнялись представителями Московской компании, а сама она вскоре получила собственное представительство в Москве. Резиденция Московской Компании (Старый Английский двор, ныне — музей) располагалась недалеко от Кремля — на улице Варварке.

Елизавета была единственной женщиной, с которой вёл переписку Иван Грозный. Русский царь неоднократно рассматривал возможности заключения матримониальных отношений за рубежом (например, с Екатериной Ягеллонкой). Доля эпистолярных обращений Ивана Грозного к Елизавете Тюдор (11 посланий) составляет 1/20 от всего сохранившегося и опубликованного эпистолярного наследия Ивана Грозного. Это одна из самых объёмных и протяжённых переписок русского царя. Первое письмо датируется 1562 годом.

Существует подозрение, что Царь предлагал вступить с ней в брак, однако Елизавета ответила отказом на брачное предложение. На самом деле исторических письменных подтверждений этому нет, наоборот Елизавета I рассчитывала на брак с Иваном Грозным для распространения британского влияния до Урала. Однако для Ивана IV Грозного, Рюриковича, Елизавета была худородной.[источник?]

Существует письмо, в котором царь даёт королеве разнос за поступки её подданных. Иван Васильевич пишет, что к нему в Архангельск прибывали английские купцы, которых встречали, угощали и провожали с честью. «Всем англичанам мы дали такую свободную жалованную грамоту, какую даже из наших купцов никто не получал, а надеялись за это на великую дружбу», — писал русский царь. Но дружбы не получилось. Когда же приехал англичанин Эдуард Гудыван, «с которым было много грамот», то «нашим посланникам, которые были к нему приставлены», он «говорил многие невежливые слова». «Тогда, — сообщал Иван Васильевич, — мы велели расследовать, нет ли с ним грамот, и захватили у него многие грамоты, в которых о нашем государевом имени и нашем государстве говорится с презрением и написаны оскорбительные вести, будто в нашем государстве творятся недостойные дела. Но мы и тут отнеслись к нему милостиво». Всё это заставило царя усомниться в дееспособности королевы, у которой в стране хозяйничают «другие люди»:

«Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства, — поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица. А тому, кто хотя бы и участвовал в нашем деле, да нам изменил, верить не следовало».

После этого переписка была прервана, возобновилась она в 1582 году. В августе 1582 года был отправлен в Англию Федор Писемский с поручением хлопотать о заключении союза с королевой против короля польского в войне за Ливонию. Переписка Ивана Грозного с Елизаветой продолжалась до самой смерти царя в 1584 году.

Примечательно, что оба правителя короновались в январе, с разницей всего в один день — 15 января и 16 января, но с промежутком в 12 лет.

При Борисе Годунове отношения с Англией сохранялись. В 1600—1601 годах в Лондоне находилось посольство Г. И. Микулина, передавшее королеве послание от царя и получившее от неё ответную грамоту.

Покровительница искусств

Основная статья: Елизаветинская драма

Во время правления Елизаветы драматическое искусство расцвело. Этому способствовала сама королева, которая покровительствовала театру. Она сама же и участвовала в любительских спектаклях. Кроме того, в 1582 году под патронатом Елизаветы I была создана Королевская труппа, к которой принадлежал Уильям Шекспир.

Последние годы жизни и смерть

В последние годы смерти близких друзей подорвали здоровье королевы. В феврале 1603 года она впала в глубокую депрессию, меланхолию. 24 марта 1603 года она умерла во дворце Ричмонд и была похоронена в Вестминстерском аббатстве.

Смерть королевы Елизаветы I

Королева к концу жизни стала понимать, что её внешность уже не так привлекательна, как раньше, и научилась умело отвлекать внимание от лица дорогими, богато изукрашенными нарядами, причём чем старше она становилась, тем более грандиозными становились платья. Нужно признать, что она всегда отличалась разборчивостью в моде. К тому же на её лице присутствовал всё более толстый слой пудры. Из-за сильного увлечения королевы сладким, а также отсутствием личной гигиены, характерной для всей Европы того времени, её зубы к концу жизни были в весьма плачевном состоянии — большинство попросту сгнило.

Стоит отметить, что за годы правления Елизаветы I только за бродяжничество было казнено более 80 тыс. человек.

Со смертью королевы династия Тюдоров завершилась и началась династия Стюартов, так как преемником своим Елизавета I назначила Якова I, сына Марии Стюарт.

Образ в искусстве

В художественной литературе

Биографии Елизаветы Тюдор
  • Борис Грибанов «Елизавета I, королева Англии»;
  • Карен Харпер «Королева»;
  • Кэролли Эриксон «Елизавета I»;
  • Ольга Дмитриева «Елизавета Тюдор»;
  • Наталья Павлищева «Елизавета. Любовь Королевы-девственницы»;
  • Таша Александер «Елизавета. Золотой век»;
  • Роберт Н. Стивенс, Джон Беннет «Тайна королевы Елизаветы»;
  • Кристофер Хейг «Елизавета I Английская»;
  • Джин Плейди «Елизавета Английская»;
  • Виктория Балашова «Елизавета Тюдор. Дочь убийцы»;
  • Элисон Уэйр «Королева Елизавета».

Кино

Прочее

  • Персонаж рок-произведения «The Six Wives of Henry VIII» Рика Уэйкмана (1973)
  • В голландской рок-опере Ayreon песня «Dragon On The Sea» исполнена от её лица и обращена к Дрейку.
  • Главный персонаж в мюзикле «Lady Bess» Михаэля Кунца и Сильвестра Левая[6]

Примечания

Литература

Ссылки

wiki.sc

Елизавета I Тюдор


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Елизавета Тюдор

Елизавета I .
Репродукция с сайта http://monarchy.nm.ru/ 

Елизавета I
Елизавета Тюдор
Elizabeth Tudor
Годы жизни: 7 сентября 1533 — 24 марта 1603
Годы правления: 17 ноября 1558 — 24 марта 1603
Отец: Генрих VIII
Мать: Анна Болейн
Не замужем

+ + +

После того как Генрих VIII объявил свой брак с Анной Болейн незаконным, Елизавета была удалена от двора и выслана в поместье Хетфилд. Там она получила блестящее образование, занимаясь с преподавателями из Кембриджа. Будучи ребенком, Елизавета прекрасно владела латынью, древнегреческим, французским и итальянским языками, читала в подлиннике античных писателей и переводила их труды на английский язык.

Ближе к концу жизни Генрих восстановил Елизавету в правах и вернул ко двору. В годы царствования Эдуарда VI за Елизаветой ухаживал Томас Сеймур, родственник короля по матери, однако Елизавета ответила ему отказом. В 1549 г. Сеймур был обвинен в чеканке фальшивой монеты и казнен по решению суда. Елизавета тоже была под следствием, но сумела доказать свою невиновность.

В годы правления Марии I для Елизаветы начались тяжелые времена. Елизавета отказалась перейти в католичество и удалилась в свое поместье. Во время протестантского восстания Томаса Уайта ее даже на два месяца заключили в Тауэр, но вскоре отпустили. Перед смертью Мария с неохотой объявила Елизавету своей наследницей.

Елизавета была коронована 15 января 1559 г. Поскольку должность архиепископа Кентерберийского была вакантной, а остальные иерархи церкви отказались короновать Елизавету, так как она была во-первых незаконнорожденной, а во-вторых протестанткой, церемонию провел Оуэн Оглторп, епископ Карлайлский.

Взойдя на престол, она попыталась восстановить отношения с Папой Римским, однако тот отказался признавать законность брака Генриха VIII и Анны Болейн. По настоянию канцлера Сесила Елизавета стала держаться реформированной церкви. Елизавета осталась протестанткой, однако в ее религиозных убеждениях не было фанатизма, присущего Генриху VIII или Эдуарду VI. В течении всего царствования ей пришлось бороться как с католиками, так и с радикально настроенными протестантами-пуританами. В 1562 г. были приняты 39 статей, ставшие нормой исповедания англиканской церкви. В 1583 г. была учреждена Судебная комиссия, которая стала энергично преследовать всех, не подчинявшихся верховной власти королевы в делах религии. В 1593 г. пуританам было предписано либо отказаться от своих взглядов, либо покинуть Англию.

Лишения, перенесенные в молодые годы, выработали в Елизавете твердость характера и суждений. Со временем твердость переросла в стремление к самовластию, однако стремление повелевать никогда не затмевало ясность мысли. При ней начался расцвет английской культуры: в годы ее правления в Англии жили и творили Вильям Шекспир, Фрэнсис Бэкон; сэр Фрэнсис Дрейк совершил кругосветное плавание, началась английская колонизация Америки.

После смерти Марии I ее муж, испанский король Филипп II, организовал несколько заговоров против Елизаветы, надеясь усилить испанское влияние в Англии, но неудачно. С 1585 г. испанцам пришлось бросить основные силы на подавление восстания в Нидерландах. Однако англичане оказали мятежникам поддержку как людьми, так и деньгами. В 1585 и 1586 гг. из Англии выдворялись испанские послы. В это же время английские пираты начали грабить на море испанские суда, перевозившие золото из Америки. Особенно прославились пираты Фрэнсис Дрейк, Джон Хоукинс и Мартин Фробишер.

В июле 1588 г. Филипп II собрал мощный флот из более чем 130 кораблей, вошедший в историю под названием «Непобедимая Армада», и двинулся через Ла-Манш к берегам Нидерландов, однако был разбит английским флотом под командованием Чарльза Ховарда и Фрэнсиса Дрейка. Однако и после этого война продолжалась. Испанцы в 1595 г. разорили Корнуолл, а год спустя — Кале. Англичане в ответ попытались напасть на Азорские острова, но потерпели неудачу. Мир был заключен лишь в 1598 г.

От своей матери Елизавета унаследовала жадность, тщеславие, страсть к нарядам и украшениям, при этом одевалась она достаточно броско и безвкусно. У нее была не очень привлекательная внешность, однако она вплоть до старости интенсивно пользовалась косметикой и любила выслушивать комплименты в свой адрес.

Первый же парламент, созванный Елизаветой, обратился к ней с простбой найти себе мужа. Руки Елизаветы добивались многие христианские государи, однако королеве нравился лишь сам процессс ухаживания. Одаривая надеждой многих, она так и не выбрала себе супруга. Еще в самом начале правления Елизавета высказала свое желание «умереть девственницей», но при этом она не чуралась мужчин и благосклонно относилась к ухаживаниям. У нее было много фаворитов, однако, судя по всему, ни с кем из них она не перешла последней грани в отношениях. Первым фаворитом был молодой Роберт Дадли, граф Лестер. Он был красив собой, но не имел более никаких достоинств. Он был осыпан милостями и наградами, а кроме того Елизавета постоянно поддерживала в нем смутную надежду на брак. Однако Лестер умер в возрасте 58 лет, так и не дождавшись этого. После его смерти 56-летняя Елизавета переключила свое внимание на 22-летнего красавца Роберта Эссекса. Она кокетничала с ним как молоденькая девушка, танцевала на балах и ревновала к молодым соперницам. Как и Лестер Эссекс тешил себя надеждами на брак с королевой, однако не дождавшись этого, стал вспыльчив и нетерпелив. Между ним и королевой стали возникать размолвки. В 1601 г. Эссекс был вовлечен в заговор в пользу шотландского короля Иакова VI, однако заговор раскрыли, а Эссексу отрубили голову. После его смерти у Елизаветы произошло помутнение рассудка. Время от времени она начинала метаться по комнате, выкрикивая имя своего любимого, спала на полу, не раздеваясь и не снимая короны. Наконец она впала в забытье на несколько дней и пришла в сознание только перед смертью. На вопрос канцлера, кому перейдет престол, невнятно назвала имя шотландского короля Иакова и вскоре после этого умерла.

Использованы материалы сайта http://monarchy.nm.ru/


Елизавета Тюдор (Elizabeth Tudor) (7.IX.1533 — 24.III.1603) — английская королева (с 1558 года), последняя из династии Тюдоров, наиболее яркая представительница английского абсолютизма. Дочь Генриха VIII и Анны Болейн; вступила на престол после смерти Марии Тюдор. Елизавета Тюдор поддерживали широкие круги дворянства, а также буржуазии Лондона и других наиболее значительных городов, крупнейшие чиновники центр. аппарата, в частности У. Сесил (бессменный первый министр при Елизавете Тюдор). В первый период правления Елизаветы Тюдор были приняты акты (1559 и др.), окончательно устанавливавшие в Англии протестантизм (в его умеренно-англиканской форме), заключен мир с Францией (1559), уплачен иностранный долг и восстановлен твердый денежный курс и т. д. Однако этот относительно мирный период, называемый обычно английскими историками периодом «устроения» (settlement), сменился периодом «заговоров» (conspirations), в которых проявились как внутреннее недовольство части знати и низов населения, так и внешнеполитическое вмешательство испанского короля Филиппа II и поддерживавших его реакционных сил в Европе (восстание северных графств 1569-1570 годов, выступления в поддержку католической шотландской королевы Марии Стюарт, претендентки на английский престол, заключенной Елизаветой Тюдор в тюрьму и кончившей жизнь на эшафоте в 1587 году; посылка Филиппом II против Англии «Непобедимой армады» и ее разгром в 1588 году (см. Англо-испанские войны) и др.). Правление Елизаветы Тюдор характерно усилением торговой и колониальной экспансии (личное покровительство Елизаветы Тюдор «пиратам королевы» — Дж. Гаукинсу, Ф. Дрейку), началом систематического завоевания Ирландии, изданием жестоких законов против экспроприированных (акт 1572 года и др., см. «Кровавое законодательство против экспроприированных»). Активная политика королевской власти способствовала развернувшемуся в это время в Англии процессу первоначального накопления. При Елизавете Тюдор была значительно усилена централизованная администрация, упорядочено финансовое ведомство, церковь полностью подчинена государству, увеличен флот; Елизавете Тюдор удалось фактически создать тройственный союз против Испании (Англия, Голландия, Франция). Однако английский абсолютизм при Елизавете Тюдор начал обнаруживать уже и свою слабость, становясь к концу ее правления тормозом для дальнейшего капиталистического развития страны. Наиболее передовые слои окрепшего нового дворянства и буржуазии возражали (через парламент) против раздачи королевой торговых монопольных патентов, требовали уравнения прав пуританских сект с государственной церковью, доступа к власти путем установления систематического контроля над правительством через парламент. начавшаяся уже при Елизавете Тюдор борьба за «парламентские привилегии» против «прерогатив короны» подготовляла последующее столкновение парламента с абсолютизмом при Стюартах.

Касаясь оценки личной роли Елизаветы Тюдор в правлении ряд английских историков (Нил, Блэк, Раус и др.) преувеличивает ее, считая, будто бы Елизавета Тюдор действовала совершенно независимо от своих советников и министров. Напротив, некоторые новейшие историки (например, Элтон) придают решающее значение в царствовании Елизаветы Тюдор ее министрам (в частности, Сесилу). Несомненно, Елизавета Тюдор была активной, правящей королевой, державшей нити правления в своих руках в течение десятков лет, но она была вынуждена постоянно лавировать между различными придворными группировками, выжидать, часто откладывая свои планы, притворяться и хитрить в духе «макиавеллизма», что отмечалось даже современниками. Двойственная политика Елизаветы Тюдор, отразившая классовую природу английского абсолютизма, сказалась и в церковных вопросах, и во внешней политике (боязнь по-серьезному поддержать революционную Голландию), и в отношении различных фракций дворянства и, наконец, парламента.

В. Ф. Семенов. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 5. ДВИНСК — ИНДОНЕЗИЯ. 1964.

Литература: Маркс К., Хронологич. выписки, Архив Маркса и Энгельса, т. 7, (Л.), 1940, с. 378-98, т. 8, (Л. ), 1946, с. 26-34; Штокмар В. В., Экономич. политика англ. абсолютизма в эпоху его расцвета, Л., 1962; Семенов В. Ф., Проблема политич. истории Англии XVI в. в освещении совр. англ. бурж. историков, «ВИ», 1959, No 4; Black J. В., The reign of Elizabeth 1558-1603, Oxf., 1936; Neale J. E., Queen Elizabeth, L., 1934; его же, Elizabeth I and her parliaments. 1559-1581, 1584-1601, v. 1-2, L., 1953-57; Rowse A. L., The England of Elizabeth, the structure and society, L., 1951; его же, The expansion of Elizabethan England, L., 1955; Elton G. R., England under the Tudors, N. Y., 1955.


Елизавета I Тюдор (Elizabeth I) (7 сентября 1533, Гринвич — 24 марта 1603, Ричмонд), королева Англии с 1558 года, дочь Генриха VIII Тюдора и Анны Болейн. При Елизавете I были укреплены позиции абсолютизма, восстановлена англиканская церковь, разгромлена испанская Непобедимая армада (1588), широко осуществлялась колонизация Ирландии. Сорокапятилетнее правление Елизаветы I считается периодом расцвета английского абсолютизма и «золотым веком» ренессансной культуры в стране.

Происхождение

Елизавета родилась во втором браке Генриха VIII. На Анне Болейн он женился после развода с испанской принцессой Екатериной Арагонской, не признанного папой и католиками. После казни Анны Болейн объявил принцессу Елизавету незаконнорожденной, что было закреплено актом парламента. Однако позднее она была включена в число потенциальных наследников престола вслед за ее братом Эдуардом и сестрой Марией. В период правления Марии I Тюдор, восстановившей в Англии католическую церковь, Елизавета, воспитанная в протестантизме, была заключена в Тауэр, и ей пришлось принять католичество. Елизавета унаследовала престол после смерти бездетной Марии в 1558 году; день ее воцарения — 17 ноября — со временем превратился в национальный праздник, отмечавшийся вплоть до 18 века как триумф протестантизма и «день рождения нации». Коронация новой королевы состоялась в Вестминстерском аббатстве 16 января 1559 года.

Взойдя на престол, Елизавета восстановила англиканскую церковь, став ее главой согласно «Акту о супрематии» (1559). При ней был разработан новый символ веры — «39 статей». В начале своего правления она стремилась сохранить мир между католическими и протестантскими подданными, отказываясь продолжать Реформацию в Англии в кальвинистском духе. Однако противостояние с католическими державами (Испанией и Францией), вынудило ее ограничить права католиков. В то же время она решительно пресекала попытки пуритан критиковать официальную англиканскую церковь; гонения на пуритан вызвали открытые протесты в парламенте в 1580-1590 годах.

Противоборство с Марией Стюарт

В 1560 году протестантские лорды Шотландии подняли восстание против ярой католички регентши Марии де Гиз (смотри Гизы), вдовы шотландского короля Якова V Стюарта. Ее дочь шотландская королева Мария Стюарт была замужем за французским королем Франциском II Валуа и жила во Франции. Кроме того, Мария Стюарт была прямым потомком Генриха VII Тюдора и формально могла претендовать на английскую корону.

Елизавета не преминула вмешаться во внутренние дела Шотландии на стороне кальвинистов. В это же время на родину, после скоропостижной смерти Франциска II, вернулась Мария Стюарт. Конфликт был улажен заключением выгодного для Англии Эдинбургского договора 1560 года. Но Елизавете не удалось добиться от шотландской королевы отказа от прав на английский престол, что положило начало многолетнему конфликту двух королев. В 1567 году новое восстание кальвинистов вынудило Марию Стюарт искать убежища в Англии, где она провела более двадцати лет: сначала — в качестве нежеланной гостьи, а затем — пленницы, заключенной под стражу. Ее интриги и участие в заговорах против Елизаветы привели к тому, что в 1587 году королева Англии с одобрения парламента подписала ей смертный приговор.

Новая владычица морей

В 1560-1570-х годах Елизавета умело пользовалась тем, что ее руки искали многие монархи Европы в надежде получить вместе с ней и английский престол. Она вела брачные переговоры с католиками — испанским королем, австрийским эрцгерцогом, французским королем и принцами из дома Валуа, и даже с русским царем Иваном Грозным. При этом она поддерживала «баланс» между соперничающими Францией и Испанией, с тем чтобы усиление одной из великих держав сопровождалось немедленным сближением Англии с другой.

В целом при Елизавете I Англия перешла к торговой и колониальной экспансии по всему свету. Стстематически проводились завоевательные экспедиции в Ирландию. Отношения Англии с Испанией обострились в конце 1560 — начале 1570-х годов из-за попыток английских купцов проникнуть в испанские колонии в Новом Свете. Поощрение Елизаветой ее подданных привело к развитию официально санкционированного пиратства в Атлантике и необъявленной англо-испанской войне на океанских путях. Чувствительные удары были нанесены испанцам Фрэнсисом Дрейком. После его кругосветного рейда в 1577-1580 годах Елизавета лично посетила его корабль и произвела Дрейка в рыцари. Она была пайщицей многих пиратских антииспанских экспедиций, значительно увеличила численность королевского флота.

Елизавета оказывала негласную поддержку протестантам, восставшим против власти Филиппа II Габсбурга в Нидерландах. В конце 1580-х годов Испания начала готовиться к вторжению в Англию, однако контратака Дрейка под Кадисом задержала его. В 1588 испанский флот — Непобедимая Армада — отправился к Британским островам, но был разбит англичанами. Елизавета прославилась тем, что в момент опасности поклялась солдатам пасть «вместе с ними в гуще сражения». Победа над Армадой снискала ей славу новой владычицы морей и лидера всех протестантских сил Европы.

Искусство управления

Елизавета широко использовала контакты с народом во время поездок по стране, парламентских сессий, торжественных процессий и праздников для демонстрации своей любви и заботы о подданных. Она многократно повторяла: «У вас может быть более выдающийся государь, но никогда не будет более любящего». Сознательно отказываясь от замужества, Елизавета заявляла, что «обручена с нацией». К концу 1580-х года сформировался культ государыни: в народном сознании королева-девственница уподоблялась Деве Марии и считалась покровительницей протестантской Англии. В придворной среде ее прославляли как Астрею, богиню вечной молодости, любви и красоты, королеву-солнце, в пасторальной поэзии — как Венеру или Диану-Цинтию; излюбленным же символом самой королевы был пеликан, вырывающий куски мяса из собственной груди, чтобы накормить голодных птенцов.

При Елизавете I была значительно усилена королевская администрация, упорядочено финансовое ведомство. Англиканская церковь, как умеренная форма протестантизма, утвердилась в качестве государственной религии. Она была полностью подчинена государству и стала важной опорой абсолютизма. Елизавета поощряла развитие новых производств, привлекала в страну искусных мастеров-эмигрантов, покровительствовала торговым компаниям. При ее поддержке Московская компания утвердилась на русском рынке, Эстляндская — на Балтике, Берберийская — в Африке, Левантийская — на Ближнем Востоке, Ост-Индская — в Индии; были основаны первые английские колонии в Америке: поселение на острове Роанок и Виргиния, названная так в честь королевы-девственницы. Но в аграрной сфере проводимая Елизаветой традиционная для Тюдоров политика запретов на огораживания и поддерживания землепашества шла вразрез с интересами так называемого «нового дворянства». При Елизавете I были приняты новые жестокие законы против бродяг и нищих.

Конфликт с Испанией и расходы на оборону привели в 1580-1590-х годах к росту налогов. Средством пополнения государств военного бюджета Елизавета сделала частные монополии на производство и торговлю, которые, как и налоги, к концу 16 века вызвали недовольство торгово-предпринимательских кругов. Демонстрируя свою готовность советоваться с парламентом и используя его для популяризации официальной политики, Елизавета в то же время запрещала депутатам затрагивать вопросы престолонаследия, церковного устройства и финансовой политики, считала их исключительной прерогативой короны. На этой почве в 1590-х годах зародился конфликт королевской власти и парламента, в котором стали высказываться требования углубления Реформации, отмены монополий и облегчения налогов. К концу правлени Елизаветы I английский абсолютизм стал превращаться в тормоз для дальнейшего развития страны. Начавшиеся при Елизавете выступления в защиту парламентских привилегий, против абсолютной власти короны стали прологом для последующей борьбы парламентской оппозиции с абсюлютизмом при первых Стюартах. Политическая мудрость королевы проявилась в удачном выборе министров, фаворитов и государственных деятелей, преданно служивших короне и Англии (У. Берли, Ф. Уолсингем, У. Рэли, Р. Девере, граф Эссекс, У. Сесил ). Похоронена в Вестминстерском аббатстве в капелле Генриха VII.

Copyright (c)  «Кирилл и Мефодий»

Далее читайте:

Династия Тюдоров (генеалогическая таблица).

Генрих VIII Тюдор, отец Елизаветы (биографическая статья).

Исторические лица Британии (биографический справочник).

Англия в XVI веке (хронологическая таблица).

Англия в XVII веке (хронологическая таблица).

Литература по истории Великобритании (списки).

Миронов В.В. Проблема определения целей и стратегии внешней политики Елизаветы I Тюдор в исторической литературе 1950-1980 гг. (статья).

Программа курса изучения истории Великобритании (методика).

Документы:

Послание Ивана IV Грозного английской королеве Елизавете  (документ).

Прощальная Золотая речь Елизаветы  (документ).

Речь Елизаветы I войскам в Тильбёри (документ).

Елизавета I о религии  (документ).

Елизавета I Якову VI, королю Шотландии (документ).

Речь Елизавета I о религии, 1583 г. (документ).

Елизавета I Марии, королеве Шотландии, 1586 г. (документ).

Ответ Елизаветы I Эрику Шведскому 1560 г.  (документ).

Елизавета I. Ответ послу Польши (документ).

Карты:

Графства Англии  (карта).

Литература:

Маркс К., Хронологич. выписки, Архив Маркса и Энгельса, т. 7, (Л.), 1940, с. 378-98, т. 8, (Л. ), 1946, с. 26-34;

Штокмар В. В., Экономич. политика англ. абсолютизма в эпоху его расцвета, Л., 1962;

Семенов В. Ф., Проблема политич. истории Англии XVI в. в освещении совр. англ. бурж. историков, «ВИ», 1959, No 4;

Black J. В., The reign of Elizabeth 1558-1603, Oxf., 1936;

Neale J. E., Queen Elizabeth, L., 1934;

Neale J. E., Elizabeth I and her parliaments. 1559-1581, 1584-1601, v. 1-2, L., 1953-57;

Rowse A. L., The England of Elizabeth, the structure and society, L., 1951;

Rowse A. L., The expansion of Elizabethan England, L., 1955;

Elton G. R., England under the Tudors, N. Y., 1955.

 

Какие серьезные проблемы порой возникают из-за того, что нехватка квалифицированных сотрудников и наличие вакантных должностей не позволяют выполнить какую-то очень важную работу. Вот взять к примеру Елизавету Тюдор. Когда она всходила на престол, то должность архиепископа Кентерберийского была вакантной, потому и остальные иерархи церкви отказались короновать Елизавету на королевство. Но она все-таки нашла выход из ситуации. Все-таки королева! А как быть в делах более приземленных? Лучший способ — заполнить вакансии. На сайте Вакантно.by вас ждут с предложениями на замещение различных должностей.

 

 

www.hrono.ru

Елизавета Тюдор — История жизни

В истории любой страны были властители, правление которых отмечено великими преобразованиями, способствовавшими экономическому подъёму государства. С их именами обычно тесно связаны и имена гениальных людей того времени, ибо деятельность крупных реформаторов способна породить революцию в умах своих соотечественников. Для англичан таким правителем была Елизаветы I.


Королева произвела огромное впечатление на Шекспира:

 

 Для счастия отчизны

Она до лет преклонных доживёт,

И много дней над нею пронесётся,

И ни один не минет без того,

Чтоб подвигом благим не увенчаться.


 Но так думал о Елизавете не один Шекспир, скорее, это мнение большинства его современников. Елизавета ещё при жизни стала любимицей народа, сумев возбудить к себе сочувствие и интерес. Кроме того, её правление отличалось разумностью и радением о благе государства. Поистине она была рачительной хозяйкой, заботившейся о яркости домашнего очага.


Сластолюбивый король Генрих VIII, отец Елизаветы, внёс серьёзную путаницу в права престолонаследия. Он объявил её наследницей престола, но когда, спустя два года, Генрих увлёкся Иоанной Сеймур и казнил свою прежнюю жену Анну Болейн — мать Елизаветы, то бедная девочка, конечно, потеряла все права на корону. Однако перед смертью Генрих снова восстановил права дочерей. Таким образом, когда в 1558 году скончалась кровавая Мария[1] , старшая сестра Елизаветы, то наша героиня беспрепятственно вступила на престол.



[1] Дочь от первого брака Генриха VIII с Екатериной Арагонской, расторгнутого в 1553 году, Мария (род. в 1510 году) могла быть наследницей престола только в том случае, если бы у Генриха не было бы детей мужского пола от второго брака (с Анной Болейн). Королева Мария I поддерживала папскую власть и реставрацию римского католицизма. При ней английские протестанты подвергались гонениям, около 300 человек были казнены. Из‑за этого за ней закрепилось прозвище «кровавая».


 

Первым мудрым государственным актом новой королевы стало утверждение в стране англиканской церкви, что разом сняло, хотя и не уничтожило полностью, религиозное напряжение. Елизавета была католичкой, в её дворцовой капелле постоянно находилось распятие, окружённое зажжёнными свечами, но противостоять сильной протестантской партии было равносильно самоубийству, и королева благоразумно решила примирить крайности. Новая англиканская церковь, родственная по своему учению протестантизму, а по обрядности — католицизму, удовлетворяла всех, кроме пуритан, но правительство смогло зажать им рты, издав закон, грозивший смертной казнью всякому, кто осмелится назвать королеву «еретичкой», оспаривать её права на корону или «приписывать эти права другому лицу».

Princess Elizabeth
Attributed to the Flemish School, c. 1546-1547
The Royal Collection

Этим другим лицом стала для Елизаветы её племянница Мария Стюарт. Мало найдётся в истории имён, так тесно связанных друг с другом. Сколько толков, сколько домыслов, сколько великих произведений искусства породила эта «парочка»


Мария Стюарт была красива, и уже одно это может стать для женщины поводом для непримиримой ненависти. Елизавета не являлась исключением. Ревнивая, сластолюбивая, она не хотела допускать соперницу ко двору, где принимались только дурнушки. Но наиболее гибельным для Марии было то, что она обладала наследственным правом на английский престол. Кроме того, её поддерживал папа Пий V, видя в Марии примерную католичку.

Cate Blanchett as Elizabeth I

Надо сказать, что обаяние воспитанной во Франции Марии Стюарт, к сожалению, не было дополнено благоразумием. Она отличалась склонностью к авантюризму и способностью «вляпываться» в неприятные истории. После очередного такого случая, будучи шотландской королевой, Мария настроила против себя сильную оппозицию, которая не простила ей убийства мужа и желания снова выйти замуж за его убийцу. Мария Стюарт вынуждена была бежать. А так как бежать ей было больше некуда, то она вынуждена была повиниться перед своей тёткой и просить убежища в Великобритании.

Елизавета оказалась в сложном положении. Наказывать Марию она не имела права; оттолкнуть несчастную было бы некоролевским поступком; освободить, чтобы она могла бежать во Францию или Испанию, значило бы дать ей в руки оружие против Англии. На помощь Елизавете пришла женская хитрость. Она отказалась от свидания с племянницей и приказала препроводить её в замок Фотерингей. На девятнадцать лет Мария Стюарт стала пленницей Елизаветы и лишила её покоя. Мало того что время от времени возникали смуты католического населения, которое поддерживало шотландскую королеву, Мария сама ввязалась в заговор, возглавляемый испанским послом. Когда заговор открылся, Елизавета устроила настоящий судебный процесс. Естественно, в государстве, где Елизавета правила единолично, судьи не могли вынести другого приговора, кроме смертного, признав Марию виновной. Но английская королева, слишком хорошо понимая реакцию окружающих, долгое время не могла подписать смертный вердикт. Она, привыкшая всегда играть роль чистой, девственной, милосердной и любимой народом, оказалась заложницей собственной маски, в то время как обаятельная узница, привлекая на свою сторону все больше и больше приверженцев, становилась очень опасной.


Portrait of Elizabeth I (The Pelican Portrait)
Artist: Nicholas Hilliard, circa 1574

 Елизавета вручила документ суда государственному секретарю Дэвисону и в таких туманных выражениях объяснила его значение, что тот не знал, как поступить. Королева, не желая брать на себя ответственности, по примеру Пилата, умыла руки, предоставив взять на себя позор расправы над беззащитной женщиной своим подчинённым. В 1587 году Мария была казнена. Елизавета же до конца доиграла свою роль в этой трагедии. Узнав о смерти племянницы, она плакала, уверяя, что её приказания были ложно истолкованы. Несчастного Дэвисона засадили в темницу, а французскому послу Елизавета объявила, что никогда не простит своим министрам случившегося несчастья. Однако история расставила все по местам, и имя английской королевы навсегда осталось запятнанным убийством соперницы.



Queen Elizabeth I of England, artist unacknowledged
Portrait Location: Portraitgalerie, Schloss Ambras, Innsbruck, Austria

Между тем царствование Елизаветы отмечено крупными успехами Англии в экономике и политике. Королева поддерживала британскую промышленность, впервые установила торговые отношения с иностранными государствами, покровительствовала мореплаванию, основывала колонии в Новом Свете. Лондон обязан ей первыми благотворительными учреждениями.


Elizabeth c. 1590. Portrait hangs in the hall of Jesus College, Oxford.

Елизавета никогда не была замужем. Скорее всего её «мужененавистничество» было порождено нежеланием поделиться властью. Долгое время велись переговоры о бракосочетании Елизаветы с французским королём Генрихом III. Однако наша героиня и тут схитрила. Не желая ссориться с солидным соседом и обижать его отказом, Елизавета прибегла к помощи членов Тайного совета, чтобы отрицательный ответ исходил не от неё, а как бы от имени нации. Для «блага своего народа» королева смиренно согласилась остаться девственницей.


Statue of Elizabeth I at the Church of St Dunstan-in-the-West London

Но, конечно, Елизавета не отказывала себе в плотских удовольствиях. Долгое время она оказывала предпочтение фавориту, графу Лестеру, который тоже льстил себя надеждой стать мужем королевы. Однако «девственница» не торопилась под венец, и отчаявшийся любовник тайно женился на красавице Эссекс. Бедной жене этот брак стоил жизни. Когда спустя восемь лет Елизавета узнала о предательстве возлюбленного, она пришла в бешенство. Испуганный Лестер убил свою жену, но расположения бывшей любовницы он этим поступком вернуть не смог. Тогда, чтобы спасти себе жизнь, граф решил стать сводником. В конце 1584 года он представил ко двору своего пасынка, Роберта Девере, графа Эссекса, семнадцатилетнего красавца. Ловкий малый не стал задумываться о смерти несчастной матери и по совету отчима «прыгнул» в постель пятидесятилетней Елизаветы. Его мальчишеская заносчивость нравилась ей одной и не знала границ. Однажды на совете он, разойдясь во взглядах с королевой, надулся и повернулся к ней спиной. Оскорблённая Елизавета, не долго думая, влепила юнцу пощёчину. Эссекс схватился за шпагу. Такие вот жаркие страсти разыгрывались в покоях царственной особы.


Judi Dench as Elizabeth I

 В Ирландии вспыхнули беспорядки на религиозной почве. Против мятежников стареющая королева послала войска под предводительством повзрослевшего графа Эссекса. Поход любимца оказался неудачным; ему пришлось вступить в переговоры с противником. Понадеявшись на своё влияние на королеву, он, не испросив её согласия, заключил договор с ирландцами в их пользу. Этот промах многочисленные завистники удачливого фаворита использовали в полной мере. Скрыть проступок Елизавета не смогла, и суд лишил графа всех должностей и чинов, составлявших источник его доходов. Поражённый этим ударом, Эссекс не терял надежды на личное объяснение с Елизаветой, однако враждебная ему партия не допустила свидания. Тогда у него родилось безумное намерение с оружием в руках двинуться во дворец и заставить королеву сместить всех её советников. С группой преданных друзей он пытался привести этот план в исполнение, однако был схвачен и уличён в государственной измене.



Glenda Jackson as Elizabeth I Руки королевы тряслись, когда она подписывала смертный приговор человеку, который целых 17 лет пользовался её исключительным расположением. По этому поводу родилась легенда о том, что однажды Елизавета подарила Эссексу драгоценный перстень: «Что бы с тобой ни случилось, в чём бы ты ни провинился, пришли мне этот перстень. Он напомнит мне сегодняшний счастливый день, и я все тебе прощу».


Helen Mirren as Elizabeth I

Говорят, граф пытался передать это кольцо королеве, но личный враг фаворита помешал ему это сделать. Не получив кольца да к тому же узнав, что её любовник тоже по примеру отчима тайно женился, Елизавета подписала роковую бумагу. Эссекс взошёл на эшафот 25 февраля 1601 года, уверенный, что королева обманула его, а царственная особа рыдала в это время, убеждённая, что любовник пренебрёг ею.


Anne-Marie Duff as Elizabeth I from the Virgin Queen

Казнь графа не прошла для семидесятилетней старухи бесследно. Тень убиенного преследовала её повсюду, годовщины смерти Елизавета проводила в полном одиночестве. Угрызения совести преследовали женщину до такой степени, что она решилась умереть. Целые дни в глубоком молчании она лежала на подушках, отказываясь от лекарств. Когда с ней рискнули заговорить о престолонаследии, то Елизавета завещала трон сыну казнённой ею Марии Стюарт — королю Шотландии Якову.

Сорок пять лет процарствовала Елизавета Тюдор, оставив сильную страну и множество легенд, запечатлённых в прекрасных литературных и драматических произведениях.


Текст Ирины Семашко

neferulia.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.