Выготский кризис 7 лет: Л.С. Выготский. Кризис семи лет: Psychology OnLine.Net

Л.С. Выготский. Кризис семи лет: Psychology OnLine.Net

Школьный возраст, как и все возрасты, открывается критическим, или переломным, периодом, который был описан в литературе раньше остальных как кризис семи лет. Давно замечено, что ребенок при переходе от дошкольного к школьному возрасту очень резко меняется и становится более трудным в воспитательном отношении, чем прежде. Это какая–то переходная ступень – уже не дошкольник и еще не школьник.

В последнее время появился ряд исследований, посвященных этому возрасту. Результаты исследований схематически можно выразить так: ребенка 7 лет отличает прежде всего утрата детской непосредственности. Ближайшая причина детской непосредственности – недостаточная дифференцированность внутренней и внешней жизни. Переживания ребенка, его желания и выражение желаний, т.е. поведение и деятельность, обычно представляют у дошкольника еще недостаточно дифференцированное целое.

Когда дошкольник вступает в кризис, самому неискушенному наблюдателю бросается в глаза, что ребенок вдруг утрачивает наивность и непосредственность; в поведении, в отношениях с окружающими он становится не таким понятным во всех проявлениях, каким был до этого.

Все знают, что 7–летний ребенок быстро вытягивается в длину, и это указывает на ряд изменений в организме. Этот возраст называется возрастом смены зубов, возрастом вытягивания. Действительно, ребенок резко изменяется, причем изменения носят более глубокий, более сложный характер, чем изменения, которые наблюдаются при кризисе трех лет. Было бы очень долго перечислять всю симптоматику рассматриваемого кризиса, настолько она многообразна. Достаточно указать на общее впечатление, которое обычно передают исследователи и наблюдатели. Поясню на двух чертах, с которыми часто приходится сталкиваться почти у всех семилеток, особенно имеющих трудное детство и в сгущенном виде переживающих кризис. Ребенок начинает манерничать, капризничать, ходить не так, как ходил раньше. В поведении появляется что–то нарочитое, нелепое и искусственное, какая–то вертлявость, паясничанье, клоунада; ребенок строит из себя шута. Ребенок и до 7 лет может паясничать, но никто не скажет о нем того, что я сейчас говорил. Почему бросается в глаза такое немотивированное паясничанье? Когда ребенок смотрит на самовар, на поверхности которого получается уродливое изображение, или строит гримасы перед зеркалом, он просто забавляется. Но когда ребенок входит изломанной походной в комнату, говорит писклявым голосом – это не мотивировано, это бросается в глаза. Никто не станет удивляться, если ребенок дошкольного возраста говорит глупости, шутит, играет, но если ребенок строит из себя шута и этим вызывает осуждение, а не смех, это производит впечатление немотивированного поведения.

Указанные черты говорят о потере непосредственности и наивности, которые были присущи дошкольнику. Думаю, что это впечатление правильное, что внешним отличительным признаком 7–летнего ребенка является утрата детской непосредственности, появление не совсем понятных странностей, у него несколько вычурное, искусственное, манерное, натянутое поведение. Самой существенной чертой кризиса семи лет можно было бы назвать начало дифференциации внутренней и внешней стороны личности ребенка.

Что скрывается за впечатлением наивности и непосредственности поведения ребенка до кризиса? Наивность и непосредственность означают, что ребенок внешне такой же, как и внутри. Одно спокойно переходит в другое, одно непосредственно читается нами как обнаружение второго. Какие поступки мы называем непосредственными? У взрослых людей детской наивности, непосредственности очень мало, и наличие их у взрослых производит комическое впечатление. Например, комического актера Ч.Чаплина отличает то, что, играя серьезных людей, он начинает вести себя с необычайно детской наивностью и непосредственностью. В этом главнейшее условие его комизма.

Утеря непосредственности означает привнесение в наши поступки интеллектуального момента, который вклинивается между переживанием и непосредственным поступком, что является прямой противоположностью наивному и непосредственному действию, свойственному ребенку. Это не значит, что кризис семи лет приводит от непосредственного, недифферинцированного переживания к крайнему полюсу, но, действительно, в каждом переживании, в каждом его проявлении возникает некоторый интеллектуальный момент.

В 7–летнем возрасте мы имеем дело с началом возникновения такой структуры переживаний, когда ребенок начинает понимать, что значит “я радуюсь”, “я огорчен”, “я сердит”, “я добрый”, “я злой”, т.е. у него возникает осмысленная ориентировка в собственных переживаниях. Точно так, как ребенок 3 лет открывает свое отношение с другими людьми, так семилетка открывает сам факт своих переживаний. Благодаря этому выступают некоторые особенности, характеризующие кризис семи лет.

1. Переживания приобретают смысл (сердящийся ребенок понимает, что он сердит), благодаря этому у ребенка возникают такие новые отношения к себе, которые были невозможны до обобщения переживаний. Как на шахматной доске, когда с каждым ходом возникают совершенно новые связи между фигурками, так и здесь возникают совсем новые связи между переживаниями, когда они приобретают известный смысл. Следовательно, весь характер переживаний ребенка к 7 годам перестраивается, как перестраивается шахматная доска, когда ребенок научился играть в шахматы.

2. К кризису семи лет впервые возникает обобщение переживаний, или аффективное обобщение, логика чувств. Есть глубоко отсталые дети, которые на каждом шагу переживают неудачи: обычные дети играют, ненормальные ребенок пытается присоединиться к ним, но ему отказывают, он идет по улице, и над ним смеются. Одним словом, он на каждом шагу проигрывает. В каждом отдельном случае у него есть реакция на собственную недостаточность, а через минуту смотришь – он совершенно доволен собой. Тысячи отдельных неудач, а общего чувства своей малоценности нет, он не обобщает того, что случалось уже много раз. У ребенка школьного возраста возникает обобщение чувств, т.е. если с ним много раз случалась какая–то ситуация, у него возникает аффективное образование, характер которого так же относится к единичному переживанию, или аффекту, как понятие относится к единичному восприятию или воспоминанию. Например, у ребенка дошкольного возраста нет настоящей самооценки, самолюбия. Уровень наших запросов к самим себе, к нашему успеху, к нашему положению возникает именно в связи с кризисом семи лет.

Ребенок дошкольного возраста любит себя, но самолюбия как обобщенного отношения к самому себе, которое остается одним и тем же в разных ситуациях, но самооценки как таковой, но обобщенных отношений к окружающим и понимания своей ценности у ребенка этого возраста нет. Следовательно, к 7 годам возникает ряд сложных образований, которые и приводят к тому, что трудности поведения резко и коренным образом меняются, они принципиально отличны от трудностей дошкольного возраста.

Такие новообразования, как самолюбие, самооценка, остаются, а симптомы кризиса (манерничанье, кривлянье) преходящи. В кризисе семи лет благодаря тому, что возникает дифференциация внутреннего и внешнего, что впервые возникает смысловое переживание, возникает и острая борьба переживаний. Ребенок, который не знает, какие взять конфеты – побольше или послаще, не находится в состоянии внутренней борьбы, хотя он и колеблется. Внутренняя борьба (противоречия переживаний и выбор собственных переживаний) становится возможна только теперь. Необходимо ввести в науку понятие, малоиспользованное при изучении социального развития ребенка: мы недостаточно изучаем внутренне отношение ребенка к окружающим людям, мы не рассматриваем его как активного участника социальной ситуации. На словах мы признаем, что надо изучать личность и среду ребенка в единстве.

Но нельзя же представить себе дело так, что на одной стороне находится влияние личности, а на другой – средовое влияние, что и то и другое действует на манер внешних сил. Однако на деле очень часто поступают именно так: желая изучить единство, предварительно разрывают его, потом пытаются связать одно с другим.

И в изучении трудного детства мы не можем выйти за пределы такой постановки вопроса: что сыграло главную роль, конституция или условия среды, психопатические условия генетического характера или условия внешней обстановки развития? Это упирается в две основные проблемы, которые следует выяснить в плане внутреннего отношения ребенка периода кризисов к среде.

Первый главный недостаток при практическом и теоретическом изучении среды – это то, что мы изучаем среду в ее абсолютных показателях. Кто практически занимается изучением нетрудных случаев, тот это хорошо знает. Вам приносят социально–бытовое обследование среды ребенка, где выясняется кубатура жилплощади, есть ли у ребенка отдельная постель, сколько раз он ходит в баню, когда меняет белье, читают ли в семье газеты, какое образование у матери и отца. Обследование всегда одинаково, безотносительно к ребенку, к его возрасту. Мы изучаем какие–то абсолютные показатели среды как обстановки, полагая, что, зная эти показатели, мы будем знать их роль в развитии ребенка. Некоторые советские ученые возводят это абсолютное изучение среды в принцип. В учебнике под редакцией А.Б.Залкинда вы находите положение о том, что социальная среда ребенка в основном остается неизменной на всем протяжении его развития. Если иметь в виду абсолютные показатели среды, то в известной степени с этим можно согласиться. На деле это совершенно ложно с точки зрения и теоретической, и практической. Ведь существенное отличие среды ребенка от среды животного заключается в том, что человеческая среда есть среда социальная, в том, что ребенок есть часть живой среды, что среда никогда не является для ребенка внешней. Если ребенок существо социальное и его среда есть социальная среда, то отсюда следует вывод, что сам ребенок есть часть этой социальной среды.

Следовательно, самый существенный поворот, который должен быть сделан при изучении среды, – это переход от ее абсолютных показателей к относительным – изучать надо среду ребенка: раньше всего надо изучать, что она означает для ребенка, каково отношение ребенка к отдельным сторонам этой среды. Скажем, ребенок до года не говорит. После того как он заговорил, речевая среда его близких остается неизменной. И до года и после года в абсолютных показателях речевая культура окружающих нисколько не изменилась. Но, я думаю, всякий согласится: с той минуты, когда ребенок начал понимать первые слова, когда он начал произносить первые осмысленные слова, его отношение к речевым моментам в среде, роль речи в отношении к ребенку очень изменились.

Всякий шаг в продвижении ребенка меняет влияние среды на него. Среда становится с точки зрения развития совершенно иной с той минуты, когда ребенок перешел от одного возраста к другому. Следовательно, можно сказать, что ощущение среды должно самым существенным образом измениться по сравнению с тем, как оно обычно практиковалось у нас до сих пор. Изучать среду надо не как таковую, не в ее абсолютных показателях, а в отношении к ребенку. Та же самая в абсолютных показателях среда есть совершенно разная для ребенка 1 года, 3, 7 и 12 лет. Динамическое изменение среды, отношение выдвигается на первый план. Но там, где мы говорим об отношении, естественно, возникает второй момент: отношение никогда не есть чисто внешнее отношение между ребенком и средой, взятой в отдельности. Одним из важных методологических вопросов является вопрос о том, как реально в теории и в исследовании подходят к изучению единства. Часто приходится говорить о единстве личности и среды, о единстве психического и физического развития, о единстве речи и мышления. Что означает нахождение всякий раз ведущих единиц, т.е. нахождение таких долей, в которых соединены свойства единства как такового. Например, когда хотят изучить отношение речи и мышления, то искусственно отрывают речь от мышления, мышление – от речи, а затем спрашивают, что делает речь для мышления и мышление для речи. Дело представляется так, будто это две различные жидкости, которые можно смешивать. Если вы хотите знать, как возникает единство, как оно изменяется, как влияет на ход детского развития, то важно не разрывать единство на составляющие его части, потому что тем самым теряются существенные свойства, присущие именно этому единству, а взять единицу, например, в отношении речи и мышления. В последнее время пытались выделить такую единицу – взять, например, значение. Значение слова – это часто слова, речевое образование, потому что слово без значения не слово. Так как всякое значение слова есть обобщение, то оно является продуктом интеллектуальной деятельности ребенка. Таким образом, значение слова – единица речи и мышления, далее неразложимая.

Можно наметить единицу и для изучения личности и среды. Эта единица в патопсихологии и в психологии получила название переживания.

В переживании, следовательно, дана, с одной стороны, среда в отношении ко мне, в том, как я переживаю эту среду; с другой – сказываются особеaнности развития моей личности. В моем переживании сказывается то, в какой мере все мои свойства, как они сложились в ходе развития, участвуют здесь в определенную минуту.

Если дать некоторое общее формальное положение, было бы правильно сказать, что среда определяет развитие ребенка через переживание среды. Самым существенным, следовательно, является отказ от абсолютных показателей среды; ребенок есть часть социальной ситуации, отношение ребенка к среде и среды к ребенку дается через переживание и деятельность самого ребенка; силы среды приобретают направляющее значение благодаря переживанию ребенка. Это обязывает к глубокому внутреннему анализу переживаний ребенка, т.е. к изучению среды, которое переносится в значительной степени внутрь самого ребенка, а не сводится к изучению внешней обстановки его жизни.

Выготский Л.С. — Кризис семи лет

Школьный возраст, как и все возрасты, открывается критическим, или переломным, периодом, который был описан в литературе раньше остальных как кризис семи лет. Давно замечено, что ребенок при переходе от дошкольного к школьному возрасту очень резко меняется и становится более трудным в воспитательном отношении, чем прежде. Это какая-то переходная ступень -уже не дошкольник и еще не школьник.

В последнее время появился ряд исследований, посвященных этому возрасту. Результаты исследований схематически можно выразить так: ребенка 7 лет отличает прежде всего утрата детской непосредственности. Ближайшая причина детской непосредственности — недостаточная дифференцированность внутренней и внешней жизни. Переживания ребенка, его желания и выражение желаний, т.е. поведение и деятельность, обычно представляют у дошкольника еще недостаточно дифференцированное целое. <…>

Когда дошкольник вступает в кризис, самому неискушенному наблюдателю бросается в глаза, что ребенок вдруг утрачивает наивность и непосредственность; в поведении, в отношениях с окружающими он становится не таким понятным во всех проявлениях, каким был до этого.

Все знают, что 7-летний ребенок быстро вытягивается в длину, и это указывает на ряд изменений в организме. Этот возраст называется возрастом смены зубов, возрастом вытягивания. Действительно, ребенок резко изменяется, причем изменения носят более глубокий, более сложный характер, чем изменения, которые наблюдаются при кризисе трех лет. Было бы очень долго перечислять всю симптоматику рассматриваемого кризиса, настолько она многообразна. Достаточно указать на общее впечатление, которое обычно передают исследователи и наблюдатели. Поясню на двух чертах, с которыми часто приходится сталкиваться почти у всех семилеток, особенно имеющих трудное детство и в сгущенном виде переживающих кризис. Ребенок начинает манерничать, капризничать, ходить не так, как ходил раньше. В поведении появляется что-то нарочитое, нелепое и искусственное, какая-то вертлявость, паясничанье, клоунада; ребенок строит из себя шута. Ребенок и до 7 лет может паясничать, но никто не скажет о нем того, что я сейчас говорил. Почему бросается в глаза такое немотивированное паясничанье? Когда ребенок смотрит на самовар, на поверхности которого получается уродливое изображение, или строит гримасы перед зеркалом, он просто забавляется. Но когда ребенок входит изломанной походкой в комнату, говорит писклявым голосом — это не мотивировано, это бросается в глаза. Никто не станет удивляться, если ребенок дошкольного возраста говорит глупости, шутит, играет, но если ребенок строит из себя шута и этим вызывает осуждение, а не смех, это производит впечатление немотивированного поведения.

Указанные черты говорят о потере непосредственности и наивности, которые были присущи дошкольнику. Думаю, что это впечатление правильное, что внешним отличительным признаком 7-летнего ребенка является утрата детской непосредственности, появление не совсем понятных странностей, у него несколько вычурное, искусственное, манерное, натянутое поведение.

Самой существенной чертой кризиса семи лет можно было бы назвать начало дифференциации внутренней и внешней стороны личности ребенка.

Что скрывается за впечатлением наивности и непосредственности поведения ребенка до кризиса? Наивность и непосредственность означают, что ребенок внешне такой же, как и внутри. Одно спокойно переходит в другое, одно непосредственно читается нами как обнаружение второго. Какие поступки мы называем непосредственными? У взрослых людей детской наивности, непосредственности очень мало, и наличие их у взрослых производит комическое впечатление. Например, комического актера Ч.Чаплина отличает то, что, играя серьезных людей, он начинает вести себя с необычайно детской наивностью и непосредственностью. В этом главнейшее условие его комизма.

Утеря непосредственности означает привнесение в наши поступки интеллектуального момента, который вклинивается между переживанием и непосредственным поступком, что является прямой противоположностью наивному и непосредственному действию, свойственному ребенку. Это не значит, что кризис семи лет приводит от непосредственного, наивного, недифференцированного переживания к крайнему полюсу, но, действительно, в каждом  переживании, в каждом его проявлении возникает некоторый интеллектуальный момент. <…>

В 7-летнем возрасте мы имеем дело с началом возникновения такой структуры переживаний, когда ребенок начинает понимать, что значит «я радуюсь», «я огорчен», «я сердит», «я добрый», «я злой», т. е. у него возникает осмысленная ориентировка в собственных переживаниях. Точно так, как ребенок 3 лет открывает свое отношение с другими людьми, так семилетка открывает сам факт своих переживаний. Благодаря этому выступают некоторые особенности, характеризующие кризис семи лет.

Переживания приобретают смысл (сердящийся ребенок понимает, что он сердит), благодаря этому у ребенка возникают такие новые отношения к себе, которые были невозможны до обобщения переживаний. Как на шахматной доске, когда с каждым ходом возникают совершенно новые связи между фигурками, так и здесь возникают совсем новые связи между переживаниями, когда они приобретают известный смысл. Следовательно, весь характер переживаний ребенка к 7 годам перестраивается, как перестраивается шахматная доска, когда ребенок научился играть в шахматы.

К кризису семи лет впервые возникает обобщение переживаний, или аффективное обобщение, логика чувств. Есть глубоко отсталые дети, которые на каждом шагу переживают неудачи: обычные дети играют, ненормальный ребенок пытается присоединиться к ним, но ему отказывают, он идет по улице, и над ним смеются. Одним словом, он на каждом шагу проигрывает. В каждом отдельном случае у него есть реакция на собственную недостаточность, а через минуту смотришь — он совершенно доволен собой. Тысячи отдельных неудач, а общего чувства своей малоценности нет, он не обобщает того, что случалось уже много раз. У ребенка школьного возраста возникает обобщение чувств, т.е., если с ним много раз случалась какая-то ситуация, у него возникает аффективное образование, характер которого так же относится к единичному переживанию, или аффекту, как понятие относится к единичному восприятию или воспоминанию. Например, у ребенка дошкольного возраста нет настоящей самооценки, самолюбия. Уровень наших запросов к самим себе, к нашему успеху, к нашему положению возникает именно в связи с кризисом семи лет.

Ребенок дошкольного возраста любит себя, но самолюбия как обобщенного отношения к самому себе, которое остается одним и тем же в разных ситуациях, но самооценки как таковой, но обобщенных отношений к окружающим и понимания своей ценности у ребенка этого возраста нет. Следовательно, к 7 годам возникает ряд сложных образований, которые и приводят к тому, что трудности поведения резко и коренным образом меняются, они принципиально отличны от трудностей дошкольного возраста.

Такие новообразования, как самолюбие, самооценка, остаются, а симптомы кризиса (манерничанье, кривлянье) преходящи. В кризисе семи лет благодаря тому, что возникает дифференциация внутреннего и внешнего, что впервые возникает смысловое переживание, возникает и острая борьба переживаний. Ребенок, который не знает, какие взять конфеты — побольше или послаще, не находится в состоянии внутренней борьбы, хотя он и колеблется. Внутренняя борьба (противоречия переживаний и выбор собственных переживаний) становится возможна только теперь. <…>

Необходимо ввести в науку понятие, малоиспользованное при изучении социального развития ребенка: мы недостаточно изучаем внутреннее отношение ребенка к окружающим людям, мы не рассматриваем его как активного участника социальной ситуации. На словах мы признаем, что надо изучать личность и среду ребенка в единстве. Но нельзя же представить себе дело так, что на одной стороне находится влияние личности, а на другой — средовое влияние, что и то и другое действует на манер внешних сил. Однако на деле очень часто поступают именно так: желая изучить единство, предварительно разрывают его, потом пытаются связать одно с другим.

И в изучении трудного детства мы не можем выйти за пределы такой постановки вопроса: что сыграло главную роль, конституция или условия среды, психопатические условия генетического характера или условия внешней обстановки развития? Это упирается в две основные проблемы, которые следует выяснить в плане внутреннего отношения ребенка периода кризисов к среде.

Первый главный недостаток при практическом и теоретическом изучении среды — это то, что мы изучаем среду в ее абсолютных показателях. Кто практически занимается изучением нетрудных случаев, тот это хорошо знает. Вам приносят социально-бытовое обследование среды ребенка, где выясняется кубатура жилплощади, есть ли у ребенка отдельная постель, сколько раз он ходит в баню, когда меняет белье, читают ли в семье газеты, какое образование у матери и отца. Обследование всегда одинаково, безотносительно к ребенку, к его возрасту. Мы изучаем какие-то абсолютные показатели среды как обстановки, полагая, что зная эти показатели, мы будем знать их роль в развитии ребенка. Некоторые советские ученые возводят это абсолютное изучение среды в принцип. В учебнике под ред. А. Б. Залкинда вы находите положение о том, что социальная среда ребенка в основном остается неизменной на всем протяжении его развития. Если иметь в виду абсолютные показатели среды, то в известной степени с этим можно согласиться. На деле это совершенно ложно с точки зрения и теоретической, и практической. Ведь существенное отличие среды ребенка от среды животного заключается в том, что человеческая среда есть среда социальная, в том, что ребенок есть часть живой среды, что среда никогда не является для ребенка внешней. Если ребенок существо социальное и его среда есть социальная среда, то отсюда следует вывод, что сам ребенок есть часть этой социальной среды.

Следовательно, самый существенный поворот, который должен быть сделан при изучении среды, — это переход от ее абсолютных показателей к относительным — изучать надо среду ребенка: раньше всего надо изучить, что она означает для ребенка, каково отношение ребенка к отдельным сторонам этой среды. Скажем, ребенок до года не говорит. После того как он заговорил, речевая среда его близких остается неизменной. И до года и после года в абсолютных показателях речевая культура окружающих нисколько не изменилась. Но, я думаю, всякий согласится: с той минуты, когда ребенок начал понимать первые слова, когда он начал произносить первые осмысленные слова, его отношение к речевым моментам в среде, роль речи в отношении к ребенку очень изменились.

Всякий шаг в продвижении ребенка меняет влияние среды на него. Среда становится с точки зрения развития совершенно иной с той минуты, когда ребенок перешел от одного возраста к другому. Следовательно, можно сказать, что ощущение среды должно самым существенным образом измениться по сравнению с тем, как оно обычно практиковалось у нас до сих пор. Изучать среду надо не как таковую, не в ее абсолютных показателях, а в отношении к ребенку. Та же самая в абсолютных показателях среда есть совершенно разная для ребенка 1 года, 3, 7 и 12 лет. Динамическое изменение среды, отношение выдвигается на первый план. Но там, где мы говорим об отношении, естественно возникает второй момент: отношение никогда не есть чисто внешнее отношение между ребенком и средой, взятой в отдельности. Одним из важных методологических вопросов является вопрос о том, как реально в теории и в исследовании подходят к изучению единства. Часто приходится говорить о единстве личности и среды, о единстве психического и физического развития, о единстве речи и мышления. Что значит реально в теории и в исследовании подойти к изучению какого-нибудь единства и всех свойств, которые присущи этому единству как таковому? Это означает нахождение всякий раз ведущих единиц, т. е. нахождение таких долей, в которых соединены свойства единства как такового. Например, когда хотят изучить отношение речи и мышления, то искусственно отрывают речь от мышления, мышление — от речи, а затем спрашивают, что делает речь для мышления и мышление для речи. Дело представляется так, будто это две различные жидкости, которые можно смешивать. Если вы хотите знать, как возникает единство, как оно изменяется, как влияет на ход детского развития, то важно не разрывать единство на составляющие его части, потому что тем самым теряются существенные свойства, присущие именно этому единству, а взять единицу, например, в отношении речи и мышления. В последнее время пытались выделить такую единицу — взять, например, значение. Значение слова — это часть слова, речевое образование, потому что слово без значения не слово. Так как всякое значение слова есть обобщение, то оно является продуктом интеллектуальной деятельности ребенка. Таким образом, значение слова — единица речи и мышления, далее неразложимая.

Можно наметить единицу и для изучения личности и среды. Эта единица в патопсихологии и в психологии получила название переживания. <…>

В переживании, следовательно, дана, с одной стороны, среда в соотношении ко мне, в том, как я переживаю эту среду; с другой — сказываются особенности развития моей личности. В моем переживании сказывается то, в какой мере все мои свойства, как они сложились в ходе развития, участвуют здесь в определенную минуту.

Если дать некоторое общее формальное положение, было бы правильно сказать, что среда определяет развитие ребенка через переживание среды. Самым существенным, следовательно, является отказ от абсолютных показателей среды; ребенок есть часть социальной ситуации, отношение ребенка к среде и среды к ребенку дается через переживание и деятельность самого ребенка; силы среды приобретают направляющее значение благодаря переживанию ребенка. Это обязывает к глубокому внутреннему анализу переживаний ребенка, т. е. к изучению среды, которое переносится в значительной степени внутрь самого ребенка, а не сводится к изучению внешней обстановки его жизни.

Кризис семи лет

Конец дошкольного возраста знаменуется кризисом семи лет. Внешними проявлениями этого кризиса являются ма­нерничанье, кривляние, демонстративные формы поведе­ния.

Ребенок становится трудновоспитуемым, перестает вы­полнять привычные нормы поведения. За этими симптомами, согласно Выготскому, стоит потеря непосредственности: меж­ду переживаниями и действиями ребенка вклинивается интеллектуальный момент. Внешняя и внутренняя жизнь ребен­ка дифференцируется.

Позитивными новообразованиями кризиса 7 лет явля­ются произвольность и опосредованность своей психической жизни. Возникает обобщение собственных переживаний; рас­ширяется круг интересов и социальных контактов ребенка; общение со взрослыми и сверстниками становится произ­вольным, опосредованным определенными правилами. Рас­ширяется временная перспектива ребенка, возникает стрем­ление включиться в общественную жизнь, занять определенную социальную позицию. Это стремление реализуется при поступ­лении ребенка в школу.

Основные симптомы кризиса семи лет

К концу дошкольного возраста ребенок резко меняется. Воз­раст 6—7 лет называют возрастом «вытягивания» (ребенок быс­тро вытягивается в длину) или возрастом смены зубов (к этому времени обычно появляются первые постоянные зубы). Одна­ко главные перемены состоят не в изменении его внешнего вида, а в изменении поведения.

Ребенок начинает без всякой причины кривляться, манер­ничать, капризничать, ходить не так, как ходил раньше. В его поведении появляется что-то нарочитое, нелепое и искусствен­ное, вертлявость, паясничанье и даже клоунада. Конечно, дети кривляются, паясничают или гримасничают и раньше. Но в 6—7 лет это постоянное притворство и шутовство никак не моти­вировано внешне, оно вызывает уже не смех, а осуждение взрослых. Ребенок может говорить писклявым голосом, ходить изломанной походкой, рассказывать непристойные взрослые анекдоты в совершенно неподходящих случаях. Это бросается в глаза и производит впечатление какого-то странного, немоти­вированного поведения.

Указанные черты являются главными симптомами переход­ного периода от дошкольного к школьному возрасту Этот пери­од получил в психологии название кризиса семи лет.

В это время происходят важные изменения в психической жизни ребенка. Суть этих изменений Л. С. Выготский определилкак утрату детской непосредственности.

Вычурное, искусственное, натянутое поведение 6-7-летнего ребенка, которое бросается в глаза и ка­жется очень странным, как раз и является одним из наиболее очевидных проявлений этой потери непосредственности.

кризис 7 лет

Как отмечал Выготский, главная причина детской непосред­ственности — недостаточная дифференцированность внешней и внутренней жизни. По внешнему поведению ребенка взрос­лые легко могут прочитать, что думает, чувствует и переживает дошкольник. Потеря непосредственности свидетельствует о том, что между переживанием и поступком «вклинивается» интел­лектуальный момент — ребенок хочет что-то показать своим по­ведением, придумывает для себя новый образ, хочет изобразить то, чего нет на самом деле. Его переживания и действия интел­лектуализируются, опосредуются представлениями и знаниями о том, «как надо».

В этот период возникают новые трудности в отношениях ре­бенка с близкими взрослыми. Эти трудности были специально исследованы в работе К. Н. Поливановой (1994). По ее данным, на 7-м году жизни возникает новая реакция на указания взрос­лых: в привычных ситуациях ребенок никак не реагирует на просьбы или замечания родителей, делает вид, что не слышит их. Если раньше ребенок без всяких проблем выполнял режим­ные моменты, то теперь в ответ на приглашение идти обедать или спать он никак не реагирует, как бы игнорируя призывы близ­ких взрослых. В этом же возрасте появляются непослушание, спо­ры со взрослым, возражения по всяким поводам.

Например, ребенок может отказываться мыть руки пе­ред едой (хотя раньше он это делал без всяких возраже­ний) и доказывать, что это совсем не обязательно. Он может демонстративно делать то, что неприятно и неже­лательно для родителей. Например, в автобусе ребенок заявляет, что будет объявлять остановки сам. Мать просит его не шуметь, но он еще громче, на весь автобус объяв­ляет остановки и, несмотря на просьбы матери, продол­жает выкрикивать названия.

В семье дети начинают демонстрировать нарочито взрослое поведение. Ребенок может изображать конкретного члена се­мьи (например, отца), или стремиться к выполнению «взрослых» обязанностей. Он может пространно, «по-взрослому» рассуждать о причинах своего нежелания сделать что-то (почистить зубы или пойти спать), при этом его «логическая аргументация» имеет ха­рактер своеобразного резонерства, повторяет услышанное от взрослых и может продолжаться бесконечно долго.

У детей появляется интерес к своему внешнему виду. Они долго выбирают, во что одеться, спорят по этому поводу с роди­телями, стараются выглядеть взрослее, часто отвергают предла­гаемое платье под предлогом «Я не маленький».

Как отмечает К. Н. Поливанова, все эти симптомы центри­руются вокруг обычных бытовых правил, установленных роди­телями. Дети как бы перестают слышать или отрицают ранее не обсуждавшиеся требования взрослых. До определенного време­ни данные правила были нераздельной частью целостного от­ношения к близкому взрослому. Но в конце дошкольного воз­раста эти правила становятся для ребенка воплощением обыденного, «детского», не им установленного способа жиз­ни. Он начинает видеть этот образ жизни со стороны и отно­ситься к нему определенным образом. В первый момент отно­шение к правилу, заданному не им, а взрослым, оказывается отрицательным, а первая реакция на него — нарушение. Про­шлый, детский образ жизни обесценивается, отрицается, отвер­гается. Ребенок пробует взять на себя новые обязанности и за­нять позицию взрослого. В привычной ситуации он пытается нарушить выполнявшиеся им ранее правила, чтобы утвердить себя в новой роли.

Однако отношение к привычной ситуации становится воз­можным только в том случае, если перед ребенком открывается новая реальность, из которой он может смотреть на свою обы­денную жизнь и оценивать ее. Именно это и происходит в пери­од кризиса семи лет. Одновременно с симптомами «странного поведения» и «трудновоспитуемости» возникают важнейшие позитивные новообразования этого периода. Негативные про­явления в поведении ребенка в этом (как и во всяком другом) переходном периоде являются лишь теневой, оборотной сто­роной позитивных изменений личности, которые и состав­ляют основной психологический смысл этого переходного пе­риода.

Психологические новообразования кризиса семи лет

Потеряв непосредственность, ребенок обретает свободу от происходящей ситуации. Эту свободу ему дают произвольность и опосредованность своей психической жизни. Если раньше, в до­школьном детстве, ребенокмог вести себя более или менее произвольно только в игре или с непосредственной помощью взрос­лого, то в 6-7 лет эта способность становится его внутренним достоянием и распространяется на разные сферы жизнедеятель­ности.

Прежде всего ребенок начинает понимать и осознавать соб­ственные переживания. Выготский подчеркивал существенную разницу между переживанием тех или иных чувств (радости, оби­ды, огорчения и пр.) и знанием, что я их переживаю («я раду­юсь», «я огорчен», «я сердит»). В семь лет возникает осмыслен­ная ориентировка в собственных переживаниях: ребенок открывает сам факт их существования. К кризису семи лет впер­вые возникает обобщение переживаний или «логика чувств».

Д. Б. Эльконин в качестве примера приводил историю одного хромого мальчика, который в дошкольном возрас­те любил играть с ребятами в футбол. Естественные не­удачи и насмешки сверстников, конечно же, огорчали его, но, несмотря на это, он каждый раз при первой возмож­ности опять устремлялся во двор и присоединялся к иг­рающим ребятам. Несмотря на то, что это занятие было для него малоуспешным, чувства своей неполноценнос­ти у него не было. И вот в семь лет он впервые Отказался от игры в футбол, осознав свою несостоятельность в этом деле. Возникло обобщенное аффективное переживание своей спортивной ущербности, которое стало сильнее не­посредственного желания играть.

Требовательность к себе, самолюбие, самооценка, уровень зап­росов к своему успеху возникают именно в этом возрасте и явля­ются следствием осознания и обобщения своих переживаний. Эти образования начинают опосредовать действия и поступки ребенка.

В этом возрасте значительно расширяется жизненный мир ребенка. В его общении со взрослыми возникают новые темы, не связанные с сиюминутными семейными бытовыми событи­ями. Дети начинают интересоваться политикой, происхожде­нием планет, жизнью в других странах, морально-этическими вопросами и пр. Возникновение интереса к общим вопросам свидетельствует о расширении сферы интересов ребенка, его стремлении найти свое место в широком мире.

Расширяется не только сфера интересов ребенка, но и сфера его социальных контактов. Он входит в новую общность людей и устанавливает контакты с новым кругом взрослых (воспита­телями детского сада, соседями, знакомыми родителей, врача­ми, руководителями секций и пр.). Все более важными и слож­ными становятся отношения со сверстниками. Отличительной чертой контактов в этой новой общности становится опосредованность взаимоотношений определенными правилами. Если в се­мье ребенок может вести себя непосредственно и задача «как себя вести» вообще не встает перед ним, то в контактах с менее близкими людьми эта задача выдвигается на первое место.

Вхождение в новую общность требует изменения характера общения ребенка с окружающими. В сфере контактов со взрос­лыми складывается внеситуативное, «внеконтекстное общение», главной чертой которого является произвольность, подчинен­ность правилу. В таком общении ребенок должен понимать, как нужно вести себя с воспитателем, врачом, продавцом в магазине, и в соответствии с этим вступать в разные контакты с разными взрослыми. В этих контактах ребенок должен действовать не под влиянием своих сиюминутных побуждений, а с учетом пра­вил, условий, целей и других моментов, задающих контекст ситуации.

Способность детей 5-7 лет к произвольному общению исследовалась в работе Е. Е. Кравцовой. В качестве мето­дики использовалась известная детская игра «Да и нет не говорите». Детям задавались провокационные вопросы типа: «Трава бывает белая?»; «Ты любишь ходить к вра­чу?»; «Коровы летают?» и пр. Игра содержала одно, но очень трудное для дошкольников правило: отвечая на воп­росы взрослого, дети не должны были употреблять слова «да» и «нет». Количество правильных ответов служило пока­зателем произвольности в общении со взрослым. Резуль­таты этого эксперимента показали, что произвольность в общении начинает складываться у детей 5-6 лет и затем интенсивно развивается в 6-7-летнем возрасте. Однако во всех возрастных группах обнаружились существенные индивидуальные различия. Дети, способные к произволь­ной регуляции своих ответов, видели условность позиции взрослого, понимали двойной смысл его вопросов и иска­ли способы правильного построения ответов. Дети с не­посредственным общением воспринимали только один прямой и однозначный смысл вопросов. Они не удержи­вали контекста общения, не понимали условности ситуа­ции, хотя хорошо знали и помнили правила игры. Эффек­тивным способом повышения числа правильных ответов для этих детей оказались приемы, помогающие ребенку увидеть условность позиции взрослого, — оценка своих ответов и временная задержка ответа, дающая возмож­ность подумать.

Характер общения со сверстником к концу дошкольного воз­раста также преобразуется. Во-первых, в отношениях детей уси­ливается субъектное начало, которое делает возможными ин­тимные и устойчивые контакты между ними, не зависящие от конкретной ситуации и от ситуативных проявлений детей. По­являются дружба, привязанность, забота о другом и пр. (см. гл. 4, ч. 4). Во-вторых, общение детей все более опосредуется прави­лами, принятыми в детских сообществах. Помимо правил со­вместной игры, начинают работать правила, регулирующие дет­ские отношения: правила очередности, справедливости и др.

Вхождение в новую, более широкую социальную общность ста­новится главным смыслом жизни 7-летнего ребенка. Одобре­ние и признание, идущие от членов этой новой общности, выс­тупают для ребенка показателями того, насколько успешно происходит процесс вхождения в нее. Чтобы заслужить призна­ние, ребенок должен вести себя согласно правилам, формирую­щим обращенные к нему ожидания. Однако обычно эти правила не оформлены в четкие сознательные инструкции, а существуют в форме конкретной социальной роли. Ребенок стремится стать исполнителем той роли, которая предлагается ему новой общ­ностью и которую он сам берет на себя.

В связи с этим особую содержательную наполненность при­обретает для детей их будущее. Т. В. Ермолова и И. С. Комогорцева, исследовавшие временной аспект образа себя у дошкольников, выявили, что в 7-летнем возрасте особую значи­мость и привлекательность приобретают для ребенка юность и взрослость. Именно эти возрасты кажутся детям наиболее сча­стливыми и желанными. Причем в 7 лет дети впервые начина­ют выделять для себя такой критерий, как социальный статус человека (его профессия, положение в обществе, семейный ста­тус и пр.). Ребенок начинает думать о своем будущем и хочет занять определенное место в обществе (милиционера, началь­ника, ветеринара, мамы и пр.).

Представление о себе в новом социальном качестве высту­пает у семилеток в виде освоения ролевого поведения как наи­более адекватной формы социальной активности. Именно в роли объективируется социальная по смыслу перспективная цель.

В уже упомянутой работе Ермоловой и Комогорцевой детям предлагалось принять участие в предстоящем через месяц соревновании с другой группой детского сада, для чего необходимо было выбрать команду игроков и подго­товиться к соревнованиям. Выбранный на роль игрока ребенок должен был в течение месяца выполнять опре­деленные правила, в противном случае он лишался мес­та в команде. Этот эксперимент показал, что 6-7-летние дети, посещающие детский сад, в отличие от 4-5-летних, не только охотно принимают такую задачу, но и удержива­ют ее в течение месяца. Они выполняют все необходимые правила и специально готовят себя, чтобы получить желан­ную для них роль игрока. Социальный статус в группе свер­стников и выполнение определенной социальной (а не иг­ровой) роли становится главным смыслообразующим моментом их деятельности.

Все это дает возможность говорить о том, что одним из глав­ных новообразований, которое возникает на рубеже дошкольного и младшего школьного возраста, является способ­ность и потребность к социальному функционированию, т. е. осуществлению общественно значимой деятельности. В совре­менных условиях стремление 6—7-летних детей занять соци­ально значимую роль обычно и наиболее естественно реализу­ется в позиции ученика, которую занимает ребенок с переходом к школьному обучению.

Смирнова Е.О. Детская психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: ВЛАДОС, 2003. — 368 с. С. 341-346.

Литература

  • Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М., 1968.
  • Божович Л. И., Морозова Н. Г., Славина Л. С. Развитие мотивов учения у советских школьников // Известия АПК РСФСР. — 1951. Вып. 36.
  • Венгер А. Л. Психологические особенности шестилетних де­тей. — М., 1985.
  • Венгер Л. А. О формировании познавательных способностей в процессе обучения дошкольников // Дошкольное воспитание. — 1979. — № 5.
  • Венгер А. Л., Поливанова К. Н. Особенности принятия заданий взрослого детьми шестилетнего возраста // Вопросы психологии. — 1988. — № 4.
  • Выготский Л. С. Собр. соч. В 6 томах. Т.4. — М., 1984.
  • Елагина М. Г. Кризис 7 лет и подход к его изучению // Новые исследования в психологии. — М., 1989.
  • Ермолова Т. В., Комогорцева И. С. Временной аспект образа себя у старших дошкольников // Вопросы психологии. — 1995. — № 2.
  • Дьяченко О. М. Пути активизации воображения дошкольников // Вопросы психологии. — 1987. — № 1.
  • Дьяченко О. М., Кириллова А. И. О некоторых особенностях раз­вития воображения у детей дошкольного возраста // Вопросы пси­хологии. — 1980. — № 2.
  • Запорожец А.В. Избранные психологические труды. В 2-х томах. — М., 1986.
  • Запорожец А. В., Неверович Я. 3. К вопросу о генезисе функций и структуры эмоциональных процессов у дошкольников // Вопросы психологии. — 1977. — № 6.
  • Кравцова Е. Е. Психологические проблемы готовности детей к обучению в школе. — М., 1991.
  • Леонтъев А. Н. Проблемы развития психики. — М., 1972.
  • Леонтьев А. Н. Психическое развитие ребенка в дошкольном воз­расте // Вопросы психологии ребенка дошкольного возраста. — М.; Л., 1948.
  • Лисина М. И. О механизмах смены ведущей деятельности у де­тей первых семи лет жизни // Вопросы психологии. — 1978. — № 5.
  • Лисина М. И. Проблемы онтогенеза общения. — М., 1986.
  • Межличностные отношения от рождения до семи лет. -М.­Воронеж, 2001.
  • Мухина В. С. Психология дошкольника. — М., 1975.
  • Нежнова Т. А. Динамика «внутренней позиции» при переходе от дошкольного к младшему школьному возрасту // Вестник МГУ. Пси­хология. — 1988. — № 1.
  • Общение и его влияние на развитие психики дошкольников. — М., 1974.
  • Поддъяков Н. Н. Мышление дошкольника. — М., 1977.
  • Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов. — М., 2000.
  • Развитие личности и деятельности дошкольника. — М., 1965.
  • Развитие общения дошкольников со сверстниками. — М., 1989.
  • Развитие познавательных и волевых процессов у дошкольни­ков. — М., 1965.
  • Развитие познавательных способностей в дошкольном возрас­те.-М., 1986.
  • Репина Т. А. Отношение между сверстниками в группе детского сада. — М., 1978.
  • Смирнова Е. О., Рошка Г. Н. Условия становления произвольного поведения в раннем и дошкольном детстве. — Магадан, 1993.
  • Смирнова Е. О., Утробина В. Г. Развитие отношения к сверст­нику в дошкольном возрасте // Вопросы психологии. — 1996. — №3.
  • Умственное воспитание дошкольников. — М., 1972.
  • Элъконин Д. Б. Детская психология. — М., 1960.
  • Эльконин Д. Б. Психология игры. — М., 1978.
  • Якобсон С. Г. Психологические проблемы этического развития детей. — М., 1984.
ЛЕКЦИЯ № 10. Кризис 6–7 лет. Психология развития и возрастная психология: конспект лекций

ЛЕКЦИЯ № 10. Кризис 6–7 лет

В возрасте 6 лет у ребенка формируется готовность к обучению. Л. С. Выготский выделил кризис 6–7 лет. Согласно исследованиям Л. С. Выготского, старшего дошкольника отличает манерничанье, капризность, вычурное, искусственное поведение. У ребенка проявляется упрямство, негативизм. Исследуя эти особенности характера, Л. С. Выготский объяснил их тем, что детская непосредственность утрачивается. В данный период также возникает осмысленность в собственных переживаниях. Ребенку вдруг становится ясно, что у него присутствуют собственные переживания. Ребенок понимает, что они принадлежат только ему, сами переживания приобретают для него смысл. Это связано с весьма специфическим новообразованием – обобщением переживания, т. е. меняется отношение ребенка к окружающему миру.

По мнению Л. И. Божовича, кризис 6–7 лет вызван появлением новообразования – так называемой внутренней позиции. До настоящего возраста ребенок практически не задумывался о своем месте в жизни. Но в возрасте 6–7 лет эти вопросы становятся для него актуальными. В данном возрасте у детей появляется осознание своего социального «я». Дети подражают взрослым, стремятся утвердить свою значимость.

Л. И. Божович указывал, что у ребенка в возрасте 6–7 лет появляется потребность в деятельности, которая обеспечивает его социальную позицию. Внутренняя позиция входит в противоречия с той социальной ситуацией, в которой находится ребенок в данный момент. С точки зрения взрослых он еще мал, а оттого беспомощен и несамостоятелен. Но в своих глазах ребенок уже взрослый, а потому может осуществлять социально значимую деятельность. Как считает Божович, в основе кризиса 6–7 лет находится конфликт, который возникает от столкновения появившихся в процессе развития новых потребностей и неизменившего образа жизни ребенка и отношения к нему окружающих людей. Отношения окружающих взрослых людей не дают возможности ребенку удовлетворить потребности, которые у него появились. Это приводит к возникновению фрустрации, депривации потребностей, которые порождаются появившимися к этому времени психическими новообразованиями.

В старшем дошкольном возрасте дети могут быть подразделены на две группы:

1) дети, которые по внутренним предпосылкам уже готовы к учебной деятельности;

2) дети, которые по внутренним предпосылкам еще не готовы к учебной деятельности, находятся на уровне игровой деятельности.

Для детей, принадлежащих к первой группе, кризис 6–7 лет становится следствием необходимости замены игровой деятельности на деятельность учебную. У детей, принадлежащих ко второй группе, негативных симптомов не будет, если не стремиться слишком быстро начать учебную деятельность. Если же дети, принадлежащие ко второй группе, начнут учиться с 6 лет, то произойдет насильственный слом деятельности. Это станет заметно по кризисным проявлениям. Соответственно, часть детей приходит в школу «из кризиса», а часть – «в кризис».

Л. С. Выготский изучал стабильные и критические возрасты. Он указывал, что стабильные возрасты состоят из двух этапов. На первом этапе идет накопление изменений, формирование предпосылок нового возраста. На втором этапе уже имеющиеся предпосылки реализуются, т. е. ведут за собой значительные изменения личности. Выготский считал, что у всех критических возрастов есть трехчленное строение, т. е. они состоят из следующих фаз: предкритической, собственно критической, посткритической.

Кризис 6–7 лет можно рассмотреть согласно знанию об этих фазах.

На докритической фазе ребенка уже не устраивает «чистая» игра как ведущий тип деятельности. Ребенок пока не осознает, с чем связана эта неудовлетворенность. Уже есть все предпосылки для того, чтобы от игровой деятельности переходить к учебной. На докритической фазе начинается период модификации игры, приспособления ее к новым задачам освоения норм, мотивов, целей деятельности. Игра видоизменяется, приближается к имитации деятельности. Существенно изменяются в лучшую сторону отношения между ребенком и окружающими людьми (имеется в виду совершенствование коммуникативных умений и навыков). Идет активный процесс подготовки ребенка к обучению в школе. Во время докритической фазы еще недостаточно сформированы предпосылки перехода от игровой к учебной деятельности. Ребенка вполне устраивает игра, его устраивает позиция, которую он занимает в обществе, т. е. ребенка не тяготит, что окружающие взрослые считают его маленьким. Тем не менее в процессе общения с друзьями-школьниками, в процессе подготовки в детском саду или дома к школе, а также под воздействием других причин у ребенка формируется субъективное желание пойти в школу.

После модификации игровой деятельности у ребенка проявляется заметный интерес к неигровым формам деятельности, например к конструированию, лепке, рисованию, а затем постепенно ребенок переходит к деятельности, которая положительно оценивается взрослыми людьми. Например, ребенок стремится что-то сделать по дому, выполняет поручения взрослых, желает чему-то научиться и т. д. В данный период у ребенка формируется стремление пойти в школу, он уже имеет определенное представление об учебной деятельности. Но у старшего дошкольника сам переход в школу – событие, которое возможно только в будущем. Соответственно, дошкольник попадает в латентный период. Ребенок готов учиться, но сам процесс обучения еще не начат. Чем дальше отстоят друг от друга сроки готовности и возможности пойти в школу, тем сильнее в поведении ребенка проявляются негативные симптомы.

Критическая фаза характеризуется дискредитацией мотивов игровой деятельности. Они уже практически не интересуют ребенка, у него появляется желание пойти в школу. Ребенок воспринимает себя как взрослого. Его тяготит несоответствие занимаемой социальной позиции и своих устремлений. Для данный фазы характерен психологической дискомфорт и негативные симптомы в поведении. Нередко складывается впечатление, что у ребенка тяжелый характер. Негативные симптомы имеют функцию – привлечь внимание к себе, к своим переживаниям, а также внутренние причины – у ребенка происходит переход на новый возрастной этап. Критическая фаза связана с началом обучения в школе. Ребенок может ощущать, что вполне готов к школе. Ему может быть интересно готовиться к школе, вполне возможно, что у ребенка есть определенные успехи в подготовке к школьным занятиям. Но во время начала обучения у ребенка возникают проблемы. Они могут быть как серьезными, так и не очень, например, замечания учителя, неудачи в выполнении заданий и т. д. После нескольких неудач ребенок уже отказывается идти в школу. Он переживает несоответствие позиции школьника и своих желаний и возможностей. Постепенно у ребенка появляется все больше причин для того, чтобы не желать идти в школу. Ребенку может быть трудно сидеть и выполнять задания учителя, его не устраивает распорядок дня, установленный для школьника. Соответственно, ребенок утрачивает интерес к учебе. Нередко в этом случае родители усложняют ситуацию дополнительными занятиями, которые проводят самостоятельно дома. В поведении ребенка появляются негативные дополнительные симптомы, капризы, упрямство. Только постепенно благодаря игровой деятельности, которая очень важна для ребенка в такой период, и благодаря учебной деятельности, которую ребенок постепенно осваивает, происходит подготовка предпосылок перехода к учебной деятельности.

Посткритическая фаза характеризуется тем, что с началом школьного обучения у ребенка появляется осознание своего нового социального положения. Негативная кризисная симптоматика исчезает, ребенок понимает, что отношение к нему изменилось. Он уже «взрослый», у него есть занятия и обязанности.

У некоторых детей кризис начинается в самом начале школьного обучения. В этом случае схема протекания кризиса будет иной. Посткритическая фаза возможна только при постепенном освоении учебной деятельности. Ребенок постепенно осознает соответствие своих возможностей требованиям в школе, создается мотивация. Первые успехи приводят к тому, что ребенок начинает комфортно чувствовать себя в школе.

Невнимание к ребенку во время кризиса 6–7 лет может привести к риску заболевания неврозом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

как проявляется, сколько длится, советы родителям.

Приходит время, когда маленькие мальчики и девочки встают перед необходимостью идти в первый класс школы. В среднем ребёнок становится школьником в семилетнем возрасте – кто-то чуть раньше, кто-то чуть позже. Но этот возраст значит для ребёнка и его родителей нечто большее: именно в это время начинается кризис семи лет. Это непростое и противоречивое событие является одним из стандартных возрастных кризисов – необходимых явлений, во время которых ребёнок становится немного взрослее.

Кризис 7 лет

Как проявляет себя кризис семи лет

Некоторые черты кризиса семи лет у ребёнка сходны с проявлениями других возрастных кризисов: он становится капризным, непослушным, не выполняет просьбы, не переносит критику. Однако появляются и специфические проявления, характеризующие именно переход к школьному возрасту.

Например, в этот период:

  1. Ребёнок начинает копировать поведение взрослых, хочет быть во всём на них похожим. Он хочет казаться взрослее – например, отказывается от детских игр.

  2. Семилетний ребёнок утрачивает детскую непосредственность и наивность, его рассуждения становятся более взвешенными и обдуманными.

  3. Поступки и слова перестают быть спонтанными.

Лев Выготский отмечал, что в период кризиса семи лет у ребёнка переживания приобретают определённый смысл: так, если ребёнок сердится, то он это понимает и может объяснить, почему он сердит. Ещё он отметил, что у ребёнка в это время переживания обретают определённую логику, он учится их обобщать: если ситуация повторяется много раз, ребёнок её обобщает.

Кроме того, Лев Выготский указывал, что в этот период происходит окончательное разделение внешней и внутренней жизни ребёнка. У него полноценно формируется воображение, внимание, образное мышление, произвольная память. Ребёнок начинает самостоятельно разбираться в таких абстрактных категориях, как «добро» и «зло», «хорошо» и «плохо». На основе этих категорий он выстраивает определённую картину мира, при этом он руководствуется собственными наблюдениями, внутренними переживаниями и социальными отношениями. В это время у ребёнка формируется и самооценка: он начинает осознавать своё место не только в семье, но и в обществе. Дифференциация внешней и внутренней жизни у ребёнка – это, согласно Выготскому, наиболее существенный признак кризиса семи лет.

Это состояние является уникальным в том смысле, что это единственный возрастной кризис, который специально планируется обществом. Остальные кризисы являются следствием противоречий между увеличивающимися возможностями ребёнка и его местом в обществе, это «естественные» кризисы, связанные с биологией и изменениями в организме. А вот кризис семи лет у ребёнка – событие исключительно «социальное», поскольку ребёнок из существа «биологического» целиком превращается в существо «социальное».

Смыслом кризиса является адаптация детей к школьной и шире – к взрослой жизни. Исследования показывают, что больше половины детей к семилетнему возрасту имеют очень низкую адаптацию, так что им требуется помощь психологов. Характерны трудности в обучении. В то же время принуждение ребёнка к новой социальной роли и к новым обязанностям приводит к негативным последствиям: протесту – активному и пассивному, соматическим и невротическим расстройствам.

Почему появляется кризис семи лет

При переходе к школьной жизни у ребёнка резко возрастают способности к познанию, быстро развивается его операционно-техническая сфера. Одновременно с этим он начинает ориентироваться в социально-предметных отношениях.

Причины

Изменяется и социальная ситуация развития. Когда ребёнок приходит в школу, он в первый раз становится объектом учебной деятельности. Эта деятельность имеет особый характер, поскольку является весьма социальной.

Д. Б. Эльконин указывал, что обучение имеет тройную социальную значимость:

  • По форме – учебная деятельность регулируется с помощью социальных правил и норм.
  • По содержанию – ребёнок усваивает социальный и культурный опыт.
  • По смыслу – учебная деятельность имеет значимость для общества и им оценивается.

Если раньше для ребёнка все взрослые были как бы на одно лицо, то теперь они начинают различаться по своему статусу: для него теперь существуют «близкие взрослые» и «социальные взрослые». Вторыми становятся в первую очередь учителя: они обладают большими полномочиями, являются носителями социальных норм и оценочных критериев.

Общественные правила и требования имеют обязательный характер и подлежат непременному выполнению, и это ребёнок начинает осознавать. Ведущая деятельность в этот период – уже не игровая, а учебная; ребёнок приобщается к системе научных знаний и овладевает обобщёнными навыками действий.

Сколько длится кризисный период

Кризис семи лет, как и другие возрастные кризисы, длится не особо долго – от шести до девяти месяцев. Если течение кризиса проходило успешно, то по его завершении ребёнок становится зрелой «школьной личностью», имеющей сформированную внутреннюю позицию и осознающей свою социальную роль.

Отмечается, что данный кризисный процесс хотя и «социальный», но имеет и физиологические основания. Именно в этот период активно развиваются лобные доли коры больших полушарий мозга, которые отвечают за способность планировать, предсказывать результат действий, контролировать своё поведение. Процессы возбуждения и торможения остаются подвижными, вследствие чего ребёнок проявляет непоседливость, гиперактивность. Эмоциональное состояние ребёнка при этом нестабильное (лабильное).

К чему надо быть готовым родителям

Любой кризисный период является противоречивым процессом, и кризис семи лет – не исключение. В норме появление кризиса совпадает с началом обучения в школе, благодаря чему негативные проявления его сглажены и на первый план выносятся позитивные. Но это лишь в норме; значительное количество детей испытывает определённые трудности в адаптации к школьному образу жизни, которая из-за этого осуществляется с опозданием.

Советы родителям

Несмотря на то, что главной деятельностью для ребёнка становится учёба, важное значение для него продолжает сохранять игра, и между этими видами деятельности порой случаются «столкновения». Конечно, современная система обучения может объединять оба вида деятельности, делая это с пользой для ученика; однако определённые противоречия всё же имеют место: например, теперь ребёнок должен по-новому распределять своё время, меньше времени он будет отводить играм и больше – обучению. Также ребёнок ещё сильно привязан к родителям, особенно к матери, несмотря на то, что пришла пора устанавливать новые социальные отношения.

Тяжёлое переживание данного кризиса может повлечь за собой не только психологические, но даже психические проблемы, вследствие чего ребёнку может потребоваться помощь психиатра. К примеру, могут наблюдаться поведенческие и эмоциональные отклонения.

Базовые рекомендации родителям

Кризис порождает глубокие изменения, которые затрагивают самосознание и самоощущение ребёнка, поведение и образ жизни. А если так, то и отношение родителей к своему ребёнку должно быть иным, нежели то, что было раньше. Родители должны понимать, что они сталкиваются с очередным изменением в развитии своего ребёнка и что это изменение является жизненно необходимым для него. И в первую очередь необходимо позаботиться о том, чтобы подготовить ребёнка к школьной жизни заранее.

Для этого необходимо принять ряд мер:

  • Установление режима дня. Примерно за полгода до начала учебного года следует научить ребёнка рано засыпать и просыпаться, чередовать игры, прогулки, отдых и учебные занятия.
  • До начала первых занятий рекомендуется показать ребёнку школу снаружи и изнутри, причём в буквальном смысле – сводить его в здание школы, показать ему его и рассказать, чем он здесь будет заниматься. Ребёнок должен воспринимать школу спокойно и уверенно, не бояться её.
  • Ребёнку нужно разъяснить его права и обязанности. Делать это нужно не строго, без насилия, с пониманием. Доверительные отношения с родителями помогут убедить даже самых непослушных детей. Нужно поставить вопрос так, чтобы ребёнок понял, что обязанности есть у всех, но вместе с обязанностями появляются и новые права и возможности.
  • Ребёнку нужно предоставлять возможность свободно распоряжаться своими обязанностями. Например, если необходимо сделать в комнате уборку, то ребёнок может выбрать удобное для себя время и сделать работу удобным для себя способом.
  • Не стоит ругать ребёнка за его ошибки. Ведь они в любом случае произойдут – ошибки человек совершает всегда и везде. Необходимо лишь обсудить с ребёнком его ошибки, разобрать их, проанализировать. Почему он получил плохую оценку на уроке? – потому что слишком много играл вместо того, чтобы делать домашнее задание. Такой разбор поможет в будущем предотвратить новые ошибки, научит ребёнка прогнозировать результаты своих действий и составлять план работы на длительное время вперёд.

Чего категорически делать нельзя

Данный кризисный период довольно сложен, и грубые ошибки взрослых могут обернуться большими проблемами для психики ребёнка. Новые обязанности и социальные отношения нельзя навязывать, приучать к ним ребёнка насильно: ведь это приведёт его не к большей самостоятельности и ответственности, а лишь к большему «послушанию».

Ребёнок рискует так и остаться недоразвитым; отсюда проистекают и проблемы в обучении, и неподготовленность к более взрослой жизни. Нельзя назначать ребёнку его социальную роль «сверху» — своё место в социальной системе он должен занять сам, опираясь на свои наблюдения, склонности и имеющийся жизненный опыт.

Смотреть видео

Консультация (подготовительная группа) на тему: Кризис 7 лет

Кризис 7 лет

Л.С. Выготский отмечал, что школьный возраст, как и все возрасты, открывается критическим, или переломным, периодом, который был описан в литературе раньше остальных как кризис семи лет. Давно замечено, что ребенок при переходе от дошкольного к школьному возрасту очень резко меняется и становится более трудным в воспитательном отношении, чем прежде. Это какая-то переходная ступень – уже не дошкольник и еще не школьник.

По мнению Л.И. Божович — сознание своего Я и возникновение на этой основе внутренней позиции, т.е. некоторого целостного отношения к окружающему и самому себе, порождает соответствующие потребности и стремления, на которых возникают их новые потребности, но они уже знают, чего хотят и к чему стремятся. В результате игра, которая на протяжении всего возраста заполняла жизнь ребенка иллюзорным участием в общественно значимой жизни взрослых , к концу этого периода перестает его удовлетворять. У него появляется потребность выйти за рамки своего детского образа, занять новое, доступное ему место и осуществлять реальную, серьезную общественно значимую деятельность. Невозможность реализовать эту потребность и порождает кризис семи лет.

Зачем ребенку кризис?

Развитие ребенка всегда происходит через определенные стадии или периоды. Исследователями детского мира придумано множество возрастных периодизаций, например :

Через эти этапы проходит каждый ребенок. Полноценное проживание каждого возрастного периода подготовит юного человека к восхождению на следующую ступеньку. По этой лестнице он поднимается вверх. На каждой новой ступеньке :

— ребенок по-новому , иначе чем на предыдущей, воспринимает и осознает мир самого себя;

— у него появляются новые возможности и новые потребности;

— его ждет новое главное задание(«центральная задача возраста»). И прежде чем отправиться дальше вверх, он должен ее решить. Если задача не решена вовремя, ребенку будет сложнее идти дальше.

На каждой «ступеньке» интенсивно развивается психика и личность ребенка, он накапливает знания, умения, опыт. Такое накопление происходит постепенно, плавно. Но начинается и заканчивается каждый из периодов возрастным кризисом.

Возрастной кризис – нормальный период от одной стадии развития к другой. В это время резко меняется «внутренняя позиция» ребенка и его положение в системе общественных отношений (семья, школа и т.д.). Зачем ребенку кризис? Затем , что он дает ребенку новый жизненный опыт и новые переживания, ребенок пробует свои новые способности. Во время кризиса симптомы эмоциональной возбудимости, непоседливости – нормальное явление для ребенка.

Содержание кризиса 7 лет

Переходный период от дошкольного к младшему школьному возрасту знаменуется наступлением возрастного кризиса 7 лет. По словам Л.С. Выготского, этим кризисом открывается школьный возраст. В период кризиса 7 лет происходит существенное изменение всего психологического облика ребенка, коренная перестройка его отношений с социальным окружением.

Внешними проявлениями кризиса являются заметные изменения в поведении ребенка : он начинает манерничать, кривляться, бросается в глаза демонстративность. Ребенок становится трудновоспитуемым, перестает следовать хорошо знакомым, привычным нормам поведения( особенно когда дело касается выполнения повседневных бытовых требований). За этими внешне негативными проявлениями скрываются глубокие изменения в психической жизни ребенка, которые и составляют основной психологический смысл кризиса 7 лет.

Согласно Л.С. Выготскому, основой этих изменений является утрата детской непосредственности. Ребенок, вступивший в полосу кризиса, теряет детскую наивность; во всех своих проявлениях в поведении, в отношениях с окружающими он становится не таким понятным, как раньше. Теперь по поведению ребенка взрослые не могут однозначно судить о том, что он думает, чувствует, переживает, чего действительно хочет. У ребенка появляется своя внутренняя жизнь, недоступная окружающим.

Потеря непосредственности связана с тем, что между желанием что-то сделать и действием «вклинивается» интеллектуальный момент : ребенок начинает размышлять, прежде чем действовать , пытается оценить свой поступок с точки зрения его результата, возможных отдаленных последствий и пр. Тем самым поведение ребенка перестает быть импульсивным и становится опосредованным и произвольным. И хотя в младшем школьном возрасте ребенок в значительной степени сохраняет открытость, эмоциональность, стремление сделать то, что очень хочется, у него уже появляется способность управлять своим поведением.

Черты опосредствованности, произвольности приобретает и вся психическая жизнь ребенка. Если раньше , в дошкольном детстве, он мог себя вести более или менее произвольно только в игре или с опорой на помощь взрослого, то в 6-7 лет эта способность становится внутренним достоянием самого ребенка и распространяется на различные сферы жизнедеятельности.

Наряду с этим происходят и существенные изменения в эмоционально-мотивационной сфере. Впервые возникает обобщение переживаний. Череда успехов или неудач, каждый раз переживаемых ребенком в каких либо ситуациях (учеба, продуктивные виды деятельности, общение), приводят к формированию устойчивых аффективных комплексов чувства неполноценности, ущемленного самолюбия или, напротив, чувства собственной значимости, умелости.

Возникающие аффективные образования, конечно, могут в дальнейшем изменяться по мере накопления ребенком более широкого и разнообразного опыта. Однако наиболее устойчивые из них, подкрепляясь соответствующими событиями и оценками со стороны окружающих, будут влиять на формирование самооценки ребенка, уровень его притязаний. Именно на них он начинает теперь ориентироваться в своих действиях и поступках.

Период кризиса 7 лет связан с коренным изменением социальной ситуации развития ребенка. У него впервые возникает осознание своего места в системе человеческих отношений. По словам Л.И. Божович, кризис 7 лет является периодом рождения социального «Я».

Весь ход психического развития ребенка приводит к тому, что на рубеже дошкольного возраста у детей появляется отчетливое стремление занять новое , более взрослое положение в жизни – стремление к новому положению в системе общественных отношений, и выполнять новую, важную не только для них, но и для окружающих деятельность – потребность к осуществлению общественно значимой деятельности.

Этот новый уровень развития самосознания связан с появлением внутренней позиции. Это центральное личностное образование, которое теперь начинает определять всю систему отношений ребенка : к себе, к другим людям, к миру в целом. В условиях всеобщего школьного обучения все это реализуется в стремлении к социальной позиции школьника и к выполнению деятельности, обеспечивающей реализации, — учению.
Кризис 7 лет, как и любой возрастной кризис, не имеет четко выраженных границ и не связан с формальным достижением ребенком соответствующего паспортного возраста. Психологические исследования показывают, что у современных детей верхняя граница кризиса смещается к 6 годам, поэтому правомерно вести речь о кризисе 6-7 лет. При этом у детей, являющихся сверстниками, период кризиса может не совпадать во времени. Это может быть связано с особенностями общего психического и психофизического развития ребенка, характером его социального окружения, особенностями воспитания и т.д. Поэтому дети-одногодки могут находиться в психологически разных возрастных группах: дети, не прошедшие кризис 7 лет, по сути еще являются дошкольниками; дети, преодолевшие кризис со всеми его потерями и приобретениями, готовы вступить в новый возрастной этап. Это во многом и составляет суть проблемы психологической готовности детей к школе.

Разрешение кризиса 7 лет

У детей , готовых к школьному обучению, начало учебной деятельности приводит к разрешению кризиса семи лет. Осуществляется переход к новому типу деятельности, создаются возможности для проявления возросшей самостоятельности ребенка, ребенок занимает новое положение, приобретает новый статус. Меняется структура прав и обязанностей ребенка как в школе, так и в семье. Постепенно те поведенческие реакции, которые создавали определенные трудности для родителей, начинают исчезать.

Обратную картину мы наблюдаем у детей с низким уровнем психологической готовности к школьному обучению. Первоклассники, у которых до этого симптомы кризиса были выражены слабо, вдруг начинают проявлять активные формы поведенческих реакций начинаются споры с родителями, упрямство, непослушание. Таким образом, эти дети несколько позднее достигают определенного уровня психологической зрелости, и кризис протекает у них по времени несколько позже, когда они уже начали обучение.

Это еще раз подтверждает, что кризис – это закономерный этап психического развития ребенка , и родителям следует с терпением и пониманием относиться к особенностям поведения их детей в этот непростой период.

Заключение

Психическое развитие ребенка представляет собой закономерное чередование стабильных и критических периодов.

В стабильные периоды развитие ребенка имеет относительно медленный, поступательный, эволюционный характер. Эти периоды охватывают достаточно продолжительный отрезок времени в несколько лет. Изменения в психике происходят плавно, за счет накопления незначительных достижений, и внешне часто незаметны. Только при сравнении ребенка в начале и в конце стабильного возраста отчетливо наблюдаются те перемены, которые произошли в его психике в этот период.

Критические (переходные) периоды по своим внешним проявлениям и значению для психического развития в целом отличаются от стабильных возрастов. Кризисы занимают относительно короткое время: несколько месяцев, год, редко два года. В это время происходят резкие , фундаментальные изменения в психике ребенка. Развитие в кризисные периоды носит бурный, стремительный характер. При этом в очень короткий срок ребенок меняется весь.

Кризисы развития неизбежны и в определенное время возникают у всех детей, только у одних кризис протекает почти незаметно, сглажено, а у других бурно и очень болезненно.

Независимо от характера протекания кризиса, появление его симптомов говорит о том, что ребенок стал старше и готов к более серьезной деятельности и более «взрослым» отношениям с окружающими.

Главное в кризисе развития не его негативный характер, а изменения в детском самосознании – формирование внутренней социальной позиции. Появление кризиса 607 лет говорит о социальной готовности ребенка к обучению в школе.

В 6-7 лет дети переходят на новый этап своего развития. Из малышей они становятся школьниками. И это не просто условная смена обстановки. На первоклассника сваливается множество новых обязанностей, отношение взрослых к нему меняется. И сам он начинает действовать и размышлять как взрослый человек.

Этот переход дается нелегко. Ребенку требуется время, чтобы осознать, чем обернулась его «взрослость», а родителям – изменить подход к своему подросшему чаду.

ЛЕКЦИЯ № 10. Кризис 6–7 лет — Студопедия

В возрасте 6 лет у ребенка формируется готовность к обучению. Л. С. Выготский выделил кризис 6–7 лет. Согласно исследованиям Л. С. Выготского, старшего дошкольника отличает манерничанье, капризность, вычурное, искусственное поведение. У ребенка проявляется упрямство, негативизм. Исследуя эти особенности характера, Л. С. Выготский объяснил их тем, что детская непосредственность утрачивается. В данный период также возникает осмысленность в собственных переживаниях. Ребенку вдруг становится ясно, что у него присутствуют собственные переживания. Ребенок понимает, что они принадлежат только ему, сами переживания приобретают для него смысл. Это связано с весьма специфическим новообразованием – обобщением переживания, т. е. меняется отношение ребенка к окружающему миру.

По мнению Л. И. Божович, кризис 6–7 лет вызван появлением новообразования – так называемой внутренней позиции. До настоящего возраста ребенок практически не задумывался о своем месте в жизни. Но в возрасте 6–7 лет эти вопросы становятся для него актуальными. В данном возрасте у детей появляется осознание своего социального «я». Дети подражают взрослым, стремятся утвердить свою значимость.

Л. И. Божович указывала, что у ребенка в возрасте 6–7 лет появляется потребность в деятельности, которая обеспечивает его социальную позицию. Внутренняя позиция входит в противоречия с той социальной ситуацией, в которой находится ребенок в данный момент. С точки зрения взрослых он еще мал, а оттого беспомощен и несамостоятелен. Но в своих глазах ребенок уже взрослый, а потому может осуществлять социально значимую деятельность. Как считает Божович, в основе кризиса 6–7 лет находится конфликт, который возникает от столкновения появившихся в процессе развития новых потребностей и неизменившего образа жизни ребенка и отношения к нему окружающих людей. Отношения окружающих взрослых людей не дают возможности ребенку удовлетворить потребности, которые у него появились. Это приводит к возникновению фрустрации, депривации потребностей, которые порождаются появившимися к этому времени психическими новообразованиями.


В старшем дошкольном возрасте дети могут быть подразделены на две группы:

1) дети, которые по внутренним предпосылкам уже готовы к учебной деятельности;

2) дети, которые по внутренним предпосылкам еще не готовы к учебной деятельности, находятся на уровне игровой деятельности.


Для детей, принадлежащих к первой группе, кризис 6–7 лет становится следствием необходимости замены игровой деятельности на деятельность учебную. У детей, принадлежащих ко второй группе, негативных симптомов не будет, если не стремиться слишком быстро начать учебную деятельность. Если же дети, принадлежащие ко второй группе, начнут учиться с 6 лет, то произойдет насильственный слом деятельности. Это станет заметно по кризисным проявлениям. Соответственно, часть детей приходит в школу «из кризиса», а часть – «в кризис».

Л. С. Выготский изучал стабильные и критические возрасты. Он указывал, что стабильные возрасты состоят из двух этапов. На первом этапе идет накопление изменений, формирование предпосылок нового возраста. На втором этапе уже имеющиеся предпосылки реализуются, т. е. ведут за собой значительные изменения личности. Выготский считал, что у всех критических возрастов есть трехчленное строение, т. е. они состоят из следующих фаз: предкритической, собственно критической, посткритической.

Кризис 6–7 лет можно рассмотреть согласно знанию об этих фазах.

На докритическойфазе ребенка уже не устраивает «чистая» игра как ведущий тип деятельности. Ребенок пока не осознает, с чем связана эта неудовлетворенность. Уже есть все предпосылки для того, чтобы от игровой деятельности переходить к учебной. На докритической фазе начинается период модификации игры, приспособления ее к новым задачам освоения норм, мотивов, целей деятельности. Игра видоизменяется, приближается к имитации деятельности. Существенно изменяются в лучшую сторону отношения между ребенком и окружающими людьми (имеется в виду совершенствование коммуникативных умений и навыков). Идет активный процесс подготовки ребенка к обучению в школе. Во время докритической фазы еще недостаточно сформированы предпосылки перехода от игровой к учебной деятельности. Ребенка вполне устраивает игра, его устраивает позиция, которую он занимает в обществе, т. е. ребенка не тяготит, что окружающие взрослые считают его маленьким. Тем не менее, в процессе общения с друзьями-школьниками, в процессе подготовки в детском саду или дома к школе, а также под воздействием других причин у ребенка формируется субъективное желание пойти в школу.

После модификации игровой деятельности у ребенка проявляется заметный интерес к неигровым формам деятельности, например к конструированию, лепке, рисованию, а затем постепенно ребенок переходит к деятельности, которая положительно оценивается взрослыми людьми. Например, ребенок стремится что-то сделать по дому, выполняет поручения взрослых, желает чему-то научиться и т. д. В данный период у ребенка формируется стремление пойти в школу, он уже имеет определенное представление об учебной деятельности. Но у старшего дошкольника сам переход в школу – событие, которое возможно только в будущем. Соответственно, дошкольник попадает в латентный период. Ребенок готов учиться, но сам процесс обучения еще не начат. Чем дальше отстоят друг от друга сроки готовности и возможности пойти в школу, тем сильнее в поведении ребенка проявляются негативные симптомы.

Критическаяфаза характеризуется дискредитацией мотивов игровой деятельности. Они уже практически не интересуют ребенка, у него появляется желание пойти в школу. Ребенок воспринимает себя как взрослого. Его тяготит несоответствие занимаемой социальной позиции и своих устремлений. Для данный фазы характерен психологический дискомфорт и негативные симптомы в поведении. Нередко складывается впечатление, что у ребенка тяжелый характер. Негативные симптомы имеют функцию – привлечь внимание к себе, к своим переживаниям, а также внутренние причины – у ребенка происходит переход на новый возрастной этап. Критическая фаза связана с началом обучения в школе. Ребенок может ощущать, что вполне готов к школе. Ему может быть интересно готовиться к школе, вполне возможно, что у ребенка есть определенные успехи в подготовке к школьным занятиям. Но во время начала обучения у ребенка возникают проблемы. Они могут быть как серьезными, так и не очень, например, замечания учителя, неудачи в выполнении заданий и т. д. После нескольких неудач ребенок уже отказывается идти в школу. Он переживает несоответствие позиции школьника и своих желаний и возможностей. Постепенно у ребенка появляется все больше причин для того, чтобы не желать идти в школу. Ребенку может быть трудно сидеть и выполнять задания учителя, его не устраивает распорядок дня, установленный для школьника. Соответственно, ребенок утрачивает интерес к учебе. Нередко в этом случае родители усложняют ситуацию дополнительными занятиями, которые проводят самостоятельно дома. В поведении ребенка появляются негативные дополнительные симптомы, капризы, упрямство. Только постепенно благодаря игровой деятельности, которая очень важна для ребенка в такой период, и благодаря учебной деятельности, которую ребенок постепенно осваивает, происходит подготовка предпосылок перехода к учебной деятельности.

Посткритическаяфаза характеризуется тем, что с началом школьного обучения у ребенка появляется осознание своего нового социального положения. Негативная кризисная симптоматика исчезает, ребенок понимает, что отношение к нему изменилось. Он уже «взрослый», у него есть занятия и обязанности.

У некоторых детей кризис начинается в самом начале школьного обучения. В этом случае схема протекания кризиса будет иной. Посткритическая фаза возможна только при постепенном освоении учебной деятельности. Ребенок постепенно осознает соответствие своих возможностей требованиям в школе, создается мотивация. Первые успехи приводят к тому, что ребенок начинает комфортно чувствовать себя в школе.

Невнимание к ребенку во время кризиса 6–7 лет может привести к риску заболевания неврозом.

90000 Age crises Lesson plan Free 2020 90001 VIEWS 90002 90003 Many researchers (3. Freud, A. Gesell, etc.) considered these moments as a «disease of development», the negative result of the collision of developing the individual and social reality. 90004 90002 90003 L. S. Vygotsky developed the concept in which phases of gradual changes alternate with age-related crises. 90004 90002 Gail Sheehy has suggested that personal crises visit us every seven years. In a strongly simplified form: 16 years «I’m not little!», 23 — «I’m a full-fledged adult», 30 — «Dreams of youth insolvent», 37 years old — mid-life crisis, looming Death , and so on.90002 90010 CRISES OF CHILDHOOD 90011 90010 Vygotsky described the following crises: 90011 90010 the crisis of the newborn separates the embryonal period of development from infancy; 90011 90010 crisis 1 year — separates infancy from early childhood; 90011 90010 crisis 3 years — transition to pre-school age; 90011 90010 crisis 7 years is the connecting link between pre-school and school age; 90002 90011 90010 the crisis of adolescence (13 years old) 90011 90010 90003 NEWBORN — THREE-YEAR 90004 90011 90010 This is one of the most difficult moments in a child’s life.First is dependence on adults, the formation of affection and trust to Another. Later, the destruction, the revision of the old system of social relations, the crisis highlight his «I». A child separated from the adults, trying to establish with them a new, deeper relationships. 90011 90010 90003 seven years 90004 90011 90010 In 7 years the child comes to understanding their place in the world of public relations. He discovers the value of the new social position — the position of the pupil related to the adults appreciate the educational work.And let the desire to occupy this new place in life appeared in the child not in the initial training, and a year later still the formation of the corresponding internal position radically changes its identity. 90011 90010 TEEN 90011 90010 The crisis of adolescence is primarily associated with sexual maturation and reorganization of the entire organism of the child. 90011 90010 Sometimes the whole adolescence called «protracted crisis.» 90002 90003 90002 THE CRISES OF ADULT 90004 90011 90010 Much less studied crises of Mature age periods of life and old age.They occur significantly less frequently than in childhood, and occur, as a rule, more hidden, without marked changes in behavior. What is happening at this time, the adjustment processes of semantic structures of consciousness and reorientation to new life challenges, leading to a change of the nature of the activities and relationships have a profound influence on the further course of personality development 90011 90010 90003 17- 20 YEARS 90004 90011 90010 At this age a person is already formally considered an adult.Moreover, adults he considers himself, and therefore tries to prove to himself and the rest of the world. In addition, this time a real, adult responsibility: army, first job, University, perhaps the first marriage. Behind no longer stand the parents, really starts an independent life, is impregnated with many hopes for the future 90011 90010 Thirty years 90011 90010 At this time estimates made and is much more sober look at the future. He begins to want peace, stability. Many at this age begin to «make a career», while others devote more time with the family, hoping to find a «meaning of life», something that seriously would have taken the mind and heart 90011 90010 90003 40-45 YEARS 90004 90011 90010 Man sees old age ahead, and beyond it the worst — death.The body loses strength and beauty, wrinkles, gray hair, overcome by illness. It’s time for the first fight with old age, a time when you hit it in a love adventure, then head to go into work, then begin to do extreme things like skydiving or climbing mount Everest. During this period, some seeking refuge in religion, others — in different philosophies, and others, on the contrary, become more cynical and angrier. 90011 90010 90003 60-70 YEARS 90004 90011 90010 People in these years, as a rule, retires and does not know what to do.Besides, health is not the same, old friends far away, and someone might be dead the children are grown and live a long time his life, even if in the same house with their parents. The man suddenly realizes that life is coming to an end and he is not at the centre of its rotation, that his century — ends. He feels lost, you may become depressed, lose interest in life. 90011 90010 The fact that in human life there are crises, turning points when a rethink of all the past life and the acceptance of new decisions, known a long time.90011 90010 Negative manifestations of age-related crises are not inevitable. 90011 90010 Flexible changing educational influences, given what is happening with the man of change can significantly mitigate the occurrence of age-related crises. 90002 90011 .90000 Language Development in 6-7 Year Olds | Scholastic 90001 90002 According to Russian researcher Lev Vygotsky 90003 90004, 90005 90006 language stems from social interactions in which the need to communicate drives development. It is through language that adults transmit information that children then internalize. Children begin to use language to guide and monitor behavior. This form of language is known as private speech (when children appear to be talking to themselves) and is a means by which language becomes a tool for intellectual growth and development in children 4-7 years old.Sometime after age 6, private speech mutates into inaudible muttering, which then becomes internalized as thought and «inner speech.» Thus, Vygotsky argues, thought is the result of language. 90007 90002 Using Vygotsky’s framework, it is no surprise that six and seven year olds are often quite chatty, telling jokes, expressing ideas, and making more extended comments on situations and events. They begin a time of rapid vocabulary expansion, learning 5-10 new words a day. Children this age come to understand the function and purpose of language.For example, ask your child what is strange about this sentence: A flea is huge or My fish is hard and furry. Play spot the difference games and have your child verbalize what she notices. 90007 90002 By this age, most sound patterns are established, although your child may still struggle with «r’s» or may say words like ‘pisgetti’ instead of spaghetti. Some children will still say the / s / sound like a / th / at age six, but by age 8, it is expected that all speech sounds come online. Model correct pronunciation as opposed to correcting your child when he makes articulation errors.If your child struggles with many sounds, it may be a red flag for reading and spelling difficulties, so you may want to monitor your child’s progress in these areas. 90007 90002 Children this age can follow 2 and 3-step directions. They remain very literal and concrete thinkers. They can maintain the topic of conversation and take turns speaking. They make good eye contact and are able to use language for multiple goals, such as to gain information, for entertainment, or to persuade others.Children this age control the use of different tenses (past, present, future). They can retell and extend a story and predict what will happen next. They are learning to describe the character’s motive and identify cause and effect events. Your child can now recognize and spell many words (spelling may be based on the sounds the words make, such as tre for tree, which is expected and appropriate). To support your child’s understanding of story elements, take a look at this interactive story and watch this video on identifying the parts of a story.90007 90002 While your child’s spoken narratives will outpace her written ones, she will demonstrate increasing sophistication in her written stories. Six- and seven-year olds are learning how to use writing conventions, such as capitals and periods. Support your child’s creativity and writing development by emphasizing the process and purpose of writing, as opposed to focusing on correct spelling and grammar. 90007 .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.